Недоамнистия


Текст | Елена ВОЛКОВА

Кабинет министров не согласился на амнистию капиталов в том виде, в котором она была предложена президентом Владимиром Путиным. Правительство решило, что вернуть утаенные от государства деньги можно только путем кардинального пересмотра существующих норм ответственности за экономические правонарушения.

В апреле Владимир Путин, обращаясь к Федеральному собранию, предложил легализовать капиталы частных лиц и направить их в национальную экономику, чтобы деньги начали работать внутри страны, а не за рубежом. Добровольцы должны будут заплатить 13-процентный сбор и разместить свои капиталы в российских банках. При выполнении этих условий граждане освобождаются от налоговой ответственности.

Гора родила мышь

Минфин разработал соответствующий законопроект, который министр финансов Алексей Кудрин назвал амнистией капиталов. Однако в ходе обсуждения документа правительство пришло к выводу, что концепция амнистии, построенная сообразно идее президента, ошибочна.

Согласно законопроекту, подготовленному Минфином, налоговая амнистия распространяется только на доходы физических лиц. Эти граждане будут освобождены от наказания за нарушения налогового законодательства, совершенные до 1 января 2005 года. Обязательным условием явится уплата 13% сбора за выдачу свидетельства об упрощенном декларировании дохода. Кроме того, гражданам придется задекларировать свои доходы в российских банках.

Амнистия, считают в Минфине, должна быть одноразовой, поскольку, если такая санкция будет иметь многоразовый характер, ее эффективность снизится.

Наконец, амнистия не касается движимого и недвижимого имущества.

Почти каждый из этих пунктов подвергся критике со стороны правительства.

Прежде всего кабинету министров непонятно, почему амнистия распространяется только на денежные средства. Ведь основная часть вывезенного находится не на банковских счетах, а вложена в какой-то бизнес или недвижимость.

К тому же полгода на раздумье, отводимые налогоплательщикам, могут быть недостаточным сроком. Правительство считает, что на амнистию нужно заложить год-полтора. Представители Минфина не смогли объяснить, почему оптимальным сроком амнистии являются именно полгода.

Вице-премьер Александр Жуков предложил подумать над снижением величины сбора с 13 до 7%: более низкий сбор мог бы способствовать существенному расширению числа желающих заслужить у государства прощение. 13% — довольно высокий барьер. Выше был только в Германии. В Италии — 2,5%, а в Казахстане и Турции вообще ничего не
брали.

Еще одна недоработка Минфина — неуплата налогов редко встречается в чистом виде. Если человек в 90-х годах выводил капиталы за рубеж, он одновременно нарушал несколько законов. Во-первых, обходил налоговое законодательство, так как не декларировал эти доходы. Во-вторых, нарушал валютное законодательство, так как открывать счета за рубежом до 2004 года было запрещено. А за данные преступления законопроект ответственности не снимает. Поэтому вряд ли предприниматели станут добровольно возвращать деньги, понимая, что ими заинтересуются соответствующие органы, не только финансовые.

Кроме того, у многих граждан вывоз доходов был напрямую связан с пересечением границы. Но в этом случае, если они сейчас расскажут чиновникам о своих капиталах и попытаются вернуть их в Россию, таможенникам захочется проверить, насколько таможенные платежи десятилетней давности соответствуют новому статусу гражданина. Следовательно, придется разбираться не только с налоговой инспекцией, но и с массой других госорганов.

Понятно, что большая часть сокрытых капиталов сосредоточена в руках организаций. Амнистия же распространяется лишь на физических лиц. И сегодня в России уклонение от уплаты налогов — уголов-
ное преступление, ему посвящены
ст. 198 и 199 Уголовного кодекса.

Греф напомнил о том, что предприниматели пока не получили гарантий от власти, и привел в пример Казахстан, где в ходе амнистии уничтожались все налоговые досье. Правда, Кудрин заверил правительство, что специальных проверок декларантов проводиться не будет.

Налоговая амнистия по версии Минфина может оказаться весьма полезной для Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Если из законопроекта не исчезнет фраза об освобождении от уголовной ответственности, то заключенные смогут избавиться от обвинения в неуплате налогов. Для этого им нужно будет внести в банк в общей сложности 180 млн руб., доплатить налог в размере 23,5 млн руб. и подать жалобу для пересмотра при-говора.

Потенциально неприятности ждут и работодателей, плативших зарплату в конвертах. Логическим шагом налоговых органов, получивших информацию, что где-то зарплату платили по «серым» или «черным» схемам, будет появление с проверками в этих организациях.

По мнению главы Минэкономразвития Германа Грефа, надо определиться, что нужно стране: репатриация капиталов или их полноценная легализация. Репатриацию проводят государства, которые стремятся улучшить свой платежный баланс, тогда как перед Россией «стоит задача легализации бизнеса плюс достижение фискального результата». Поэтому совсем «необязательно заставлять граждан переводить деньги в натуральном виде в российские банки», если они лежат на счетах в иностранных.

Чем дело
кончится?

Амнистия капиталов уже имела место в странах бывшего Советского Союза. Например, Казахстан выручил от нее $500 млн. Правда, эффективность казахской реформы осталась под вопросом: полмиллиарда на фоне ВВП, объем которого свыше $100 млрд, — не очень впечатляющий результат.

Индии в ходе амнистии капита-ла удалось привлечь в страну
$2,5 млрд. Но, во-первых, эта сумма составляет меньше тысячной доли ВВП Индии, а во-вторых, амнистия в Индии длилась 214 дней, то есть дольше, чем предлагается российским Минфином.

Даже ирландская амнистия, знаменитая тем, что власти планировали собрать $50 млн, а собрали все $750 млн, не так эффективна, как это кажется на первый взгляд. Ведь ВВП страны — около $100 млрд, и ирландский опыт в относительном выражении по отдаче мало отличается от казахского.

Тем не менее правительство всерьез рассчитывает на большие доходы от легализации капиталов. Так, вице-премьер Александр Жуков уже заранее решил поделить будущие поступления и выступил за частичное направление «лишних» налогов в региональные бюджеты.

Член Комитета Госдумы по бюджету и налогам Павел Воронин уверен, что амнистия может привлечь в экономику как минимум $15 млрд. Расчет понятен: Воронин предполагает, что правильно проведенная амнистия привлечет в страну около 1% ВВП.

Но у большинства законодателей предложенный документ вызвал сильное разочарование. Налоговая амнистия провалится только по причине того, что в ней будет замешана финансовая разведка. Поэтому, считают в Думе, налоговую амнистию можно проводить лишь при условии отсутствия проверок происхождения возвращающихся денег.

В Совете Федерации в эффективности реформы также сомневаются и высказывают мнение, что такие реформы следовало проводить лет десять назад, а теперь многие не захотят ворошить прошлое.

Бизнесмены же убеждены, что на условиях Минфина легализовать капитал не выгодно. Председатель Координационного совета предпринимательских организаций Александр Шохин считает, что схема Минфина нуждается в проработке на предмет того, «чтобы она не стала приманкой для простаков». «Надо, чтобы правительство в лице Минфина дало гарантии, что это не будет использоваться для вывода на чистую воду недобросовестных налогоплательщиков», — сказал Шохин.

Еще более резко выразился зампред бюджетного комитета Андрей Макаров: «На таких условиях вернуть деньги в страну может только сумасшедший».

Работа над ошибками

Несовершенство законопроекта правительство осознало. Как заявил Герман Греф, амнистия капиталов в ее нынешнем виде не выдерживает никакой критики. Судя по словам министра, в переработанном варианте законопроекта появится много нового. Так, правительство намерено расширить перечень объектов, по которым будет предоставляться амнистия. В частности, чиновники могут попробовать ввести амнистию на недвижимое имущество.

Кроме того, министры попытаются снять ответственность по валютным правонарушениям. Ставка сбора за легализацию денег может быть уменьшена. На заседании правительства прозвучало предложение о том, чтобы опустить ставку даже ниже 7%, ведь налог на дивиденды всего 9%, и следует предоставить предпринимателям выгодные условия репатриации капиталов. При этом Минфин не скрывает, что планируемое снижение налоговой нагрузки будет компенсироваться ужесточением налогового контроля. Пакет поправок по усовершенствованию налогового администрирования попадет в Госдуму уже в середине осени.

Также предполагается решить вопрос об освобождении от ответственности за нарушения, связанные с неуплатой не только подоходного, но и других налогов. В частности, налогов с предпринимателей.

Кудрин заверил бизнесменов, что согласно новому законопроекту налоговые преступления не являются основанием для возбуждения соответствующих процедур по закону о легализации и отмыванию денежных средств. И что закон об амнистии не повлияет на оперативную работу налоговых органов. Это довольно странное заявление, так как недавно было объявлено о крупном наборе в налоговые органы. ФНС неожиданно потребовалось почти 15 тыс. работников.

Определенно неизменным останется то, что амнистия не распространяется на капиталы, накопленные после 1 января 2005 года. «Иначе будет соблазн за оставшееся время провести сомнительные сделки, а потом легализовать их», — сказал министр финансов. И добавил: «Все должны понимать, что санкции после амнистии будут очень-очень жесткими».
Законопроект об амнистии должен быть доработан к середине осени. Переработкой совместно займутся Алексей Кудрин и Герман Греф. Новый законопроект станет проверкой правительства как на политическую самостоятельность, так и на приверженность принципам экономического либерализма.