Алексей ГОРДЕЕВ: село приспосабливается к рынку


Беседу вел Леонтий Букштейн

Близится к завершению сельскохозяйственный год. Окончательные его итоги еще не подведены, но основные тенденции уже прорисовываются. Каковы они? Об этом наш корреспондент попросил рассказать министра сельского хозяйства РФ Алексея Гордеева.

Алексей Васильевич, летом вы доложили на заседании президиума Государствен-ного совета о своем видении актуальных проблем развития сельского хозяйства Российской Федерации. Вероятно, для такой серьезной аудитории был проведен глубокий анализ по заявленной теме. Что он показал?

— Вы правы, обсуждение наших проблем на столь высоком уровне дает нам возможность и еще раз рассмотреть итоги работы за определенный период, и акцентировать внимание высших органов государственной власти на тех моментах, которые требуют немедленных действий. Хотя, скажу откровенно, большинство из того, что я сообщил на заседании, не было открытием для многих присутствующих. Во-первых, в силу того что проблемы села не выпадают из поля зрения членов Госсовета, а во-вторых, просто потому, что многие из них не понаслышке знают российскую глубинку и, как следствие, российскую деревню.

— Какой период вы брали для сравнительного анализа?

— Последние шесть лет, поскольку именно за этот временной отрезок сельское хозяйство после периода стагнации перешло к стадии развития.
С начала 90-х годов и до 1998 года продолжалось падение производства, нарастание доли убыточных хозяйств, сокращение урожаев, надоев и привесов. И в те же годы увеличивался импорт продуктов питания. Страна попадала во все большую зависимость от ввоза мяса, продуктов молочного животноводства, овощной и плодово-ягодной продукции. Для всякой уважающей себя страны это был бы не лучший вариант решения продовольственной проблемы. Для России — тоже. Поэтому и работники федеральных структур, отвечающих за состояние дел в сельском производстве, и труженики полей и ферм не могли и не хотели оказаться в самом арьергарде мирового производства продукции животноводства и растениеводства. Всем было тяжко: не хватало инвестиций, удобрений, техники, посевного материала. Сегодня можно вздохнуть с облегчением: с 1999 года начался существенный подъем, продолжающийся до сих пор. Согласно официальной статистике валовой объем сельхозпродукции вырос с того периода более чем на 25%. В 2004 году прибыль достигла 42 млрд руб. Доля убыточных хозяйств неуклонно снижалась и составила в 2004 году 37%. Конечно, не слишком большой повод для торжеств, но на фоне того, что мы имели в течение нескольких лет, этот показатель можно считать прогрессом. Радует нас и такой важный показатель, как совокупный уровень рентабельности сельскохозяйственных организаций: он вырос в три раза. Естественно, о расширенном воспроизводстве большинству хозяйств еще и мечтать рано, но факт налицо: вечно убыточная отрасль становится прибыльной.

— Вы уже упомянули про такую важную материю, как инвестиции. В основной капитал на селе они идут или нет?

— Идут, идут, конечно. И во все возрастающем объеме: с 2000 до 2004 года они выросли почти наполовину. Но здесь есть интересный нюанс: если посмотреть общий объем инвестиций по всем отраслям экономики, то село в последние три года «тормозит». С одной стороны, доля продукции сельского хозяйства в валовом внутреннем продукте — около 6%, а его доля в общем объеме инвестиций в стране — почти в два раза меньше. Несоответствие получается. То ли инвесторы осторожничают, то ли условия их не устраивают — в этом еще предстоит разобраться, но говорить о том, что эта сфера экономики уже вобрала в себя столько инвестиций, сколько ей потребуется, рано.
И еще не один год будет рано. В село можно и нужно инвестировать многократно больше того, что мы имеем сегодня. Я не раз говорил, повторю и на страницах вашего издания: собственное производство сельхозпродукции — важнейший элемент экономической безопасности государства. К тому же мы поставляем значительно более качественную продукцию, в основном охлажденную и свежезамороженную. Такой, какой зарубежный поставщик дать стране не в силах. Да и сам отечественный потребитель становится разборчивее: он хочет покупать продукцию посвежее, с лучшими показателями по питательности, умеренной калорийности и экологически чистую.

— Вы часто бываете в регионах, присутствуете на пусках крупных комплексов. Какими новыми объектами порадовали Родину отечественные сельхозпроизводители в последнее время?

— Список не так велик, как хотелось бы, но отрадные события имеются. Недавно в Ростове-на-Дону компания «Юг Руси» запустила крупнейший в Европе комплекс по переработке маслосемян мощностью до 1 млн т в год. Помимо подсолнечника здесь будут перерабатываться соя, рапс и горчица, чего в России ранее практически не было. Стоимость проекта превысила
$150 млн, а общий размер капвложений составил $350 млн, что сопоставимо с объемами, которые вкладывают в российскую экономику крупнейшие транснациональные компании в промышленности. В Белгородской области готовится к вводу в строй крупнейший свинокомплекс компании «РусАгро». Сумма инвестиций — более $100 млн.
Хороший признак — приход на российский рынок, в экономику известных иностранных компаний. В текущем году сдан в эксплуатацию крупный комбинат по переработке молочных продуктов компании Danon. Недавно в Краснодаре при поддержке администрации края и компании «Росагролизинг» мы открыли новый завод компании Klaas по выпуску современных зерноуборочных комбайнов.

— Каковы общие тенденции по двум основным отраслям — растениеводству и животноводству?

— В растениеводстве уже не первый год мы отмечаем рост посевных площадей, увеличение сборов сахарной свеклы и льна-долгунца. А вот в животноводстве — тревожные тенденции. Статистика показывает некоторое замедление темпов. Производство мяса всех видов растет, но медленнее, чем необходимо по масштабам потребления. В то же время уменьшилось поголовье свиней, и задача этого года — обеспечить его рост. Нам нужно выйти на темпы прироста 8% в год.

Продолжается сокращение поголовья крупного рогатого скота, ситуация в этой отрасли достигла критического уровня. За годы реформ поголовье крупного рогатого скота, в том числе коров, уменьшилось в два раза. Основными причинами спада являются низкая эффективность производства, высокая капиталоемкость и длительные сроки окупаемости — семь-восемь лет, а кроме того, неуверенность предпринимателей в стабильности аграрных рынков на длительную перспективу. По производству говядины мы разрабатываем проекты дополнительных комплексных решений.

Не будем забывать и о том, что государство сейчас системно наращивает выплаты различным категориям граждан, а следовательно, появляется и дополнительный спрос на продукцию животноводства. Подобная задача стоит перед нами в птицеводстве, и мы ее успешно решаем. Например, в 2004 году был особенно высок уровень прироста производства мяса птицы — 15%, а за три года за счет работы отечественных птицефабрик ресурсы выросли в полтора раза. Такой рост обусловлен эффективным регулированием рынка, своевременным введением квот. Если в 2001 году в балансе потребления мяса птицы импорт составлял 65 %, то в настоящее время — 44%.

— Не так давно был принят Закон о финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей. Как он действует?

— Благотворно. Ситуация из критической становится управляемой. В последние годы она меняется к лучшему. В 2004 году впервые за последние пять лет просроченная кредиторская задолженность товаропроизводителей резко сократилась. Только в 2003—2004 годах она снизилась на треть. Около 60% хозяйств (12,5 тыс.) стали участниками программы финансового оздоровления, а 45% от их общего количества заключили соглашения на реструктуризацию долгов на сумму около 80 млрд руб. Реализация данной программы продолжается, совместно с регионами страны мы намерены активизировать эту работу. Программа позволит решить многие проблемы: реструктурировать производство, в ряде случаев обновить менеджмент, поменять собственников, создать крупные производственные кооперативы. Сейчас мы работаем совместно с Комитетом Госдумы по аграрной политике над поправками в этот закон, чтобы программа была эффективной и в будущем.

— Село в любой, даже очень благополучной стране не живет без дотаций и кредитов. Похоже, что времена сплошных дотаций канули в Лету. А как с кредитами? Есть? Будут?

— На федеральном уровне неэффективные прямые дотации упразднены. Вместо этого введено субсидирование процентных ставок по кредитам с погашением за счет средств федерального бюджета двух третей учетной ставки Центрального банка. Аналогичные решения и механизмы внедрены и в регионах. За последние четыре года на сезонные нужды товаропроизводителей привлечено порядка 150 млрд руб. кредитных ресурсов коммерческих банков. С 2002 года такой же механизм заработал и по отношению к долгосрочным инвестиционным кредитам сроком на три — пять лет. За два года было выдано таких кредитов почти на 20 млрд руб. Хотя надо отметить, что это, конечно, незначительные суммы и объемы участия государства следует как минимум удвоить.

Эти кредиты направляются сельскохозяйственным бизнесом на техническое перевооружение сельского хозяйства, на строительство и реконструкцию предприятий по переработке льна, объектов животноводства, на закладку многолетних насаждений и виноградников. Механизм оправдал себя, его нужно активно развивать, ведь потребности в два-три раза больше.

Давайте вспомним 1997 год. Тогда отрасль потеряла свой государственный банк, который был продан, как говорится, с молотка. А в нынешнем году исполняется пять лет со дня принятия президентом России решения о создании Россельхозбанка. За эти годы сформирована государственная финансово-кредитная система обслуживания АПК. Сегодня банк действует в
65 субъектах Российской Федерации, а в ряде регионов организована сеть и на районном уровне. По объемам кредитных ресурсов, предоставленных товаропроизводителям АПК, банк занимает второе место после Сбербанка России.

— Если говорить о техническом перевооружении села, то здесь, кажется, не все так хорошо, как могло бы быть. Судя по выступлениям в нашем журнале специалистов, имеющих прямое отношение к импорту, производству и эксплуатации техники, многое их еще не устраивает. В частности, отношение государства к тем, кто просто ввозит технику, и к тем, кто ее производит, собирает на территории России, пусть и из импортных комплектующих…

— В условиях рынка сложно диктовать как, кому и что ввозить или производить. В руках государства находится главный инструмент — методы таможенного и налогового регулирования. Если же говорить о лизинге, то в сфере поставок сельхозтехники и племенного скота он развивается с 2002 года. Его осуществляет государственная компания «Росагролизинг», также созданная по решению президента Российской Федерации. За три последних года компания поставила 19 тыс. единиц сельскохозяйственной техники на сумму 22 млрд руб. и племенного скота на сумму, превышающую
1,5 млрд руб.

И Россельхозбанк, финансирующий сделки, и «Росагролизинг» не имеют долгов. То, что пять — семь лет назад было главной проблемой государственных компаний — они все время залезали в долги, — сейчас уже преодолено. Эти государственные структуры работают на современном уровне.

— И, пожалуйста, коротко о социальной сфере села.

— Ее функционирование регулируется Федеральной целевой программой «Социальное развитие села до 2010 года». Согласно этой программе на селе ожидается сдача в эксплуатацию жилья площадью более 2 млн кв. м, прокладка 850 км водопроводных и 8,3 тыс. км газовых сетей. В соответствии с поручением президента Минсельхоз России совместно с другими ведомствами разработало приоритетный проект «Развитие АПК», одно из его направлений — государственная поддержка молодых специалистов, решивших жить и работать в сельской местности. Аграрный сектор испытывает дефицит кадров специалистов и квалифицированных рабочих. Основная проблема — обеспечение жильем с комплексом необходимых коммунальных услуг.

За счет собственных накоплений решить эту проблему нереально: среднемесячная зарплата сельских работников составляла в 2004 году всего
2,6 тыс. руб. Нужна поддержка государства в виде субсидий, налоговых льгот и других механизмов.

В ближайшее время будет создана нормативно-правовая основа государственной поддержки в строительстве и приобретении жилья, разработаны необходимые финансовые и организационные механизмы. В центре и в регионах будут привлечены финансовые ресурсы. По предварительным оценкам, за три года планируется построить или приобрести 490 тыс. кв. м жилья. Жилищные условия улучшат
6,5 тыс. молодых специалистов.

— Окончательные итоги сельскохозяйственного года подводить еще рано, но каковы общие тенденции?

— Мы вырастили и собрали хороший урожай, достаточный для полного удовлетворения потребностей страны. Кроме того, часть зерна мы вновь сможем продать за рубеж и заработать для государства валюту.

В 2005 этом году президент Российской Федерации среди приоритетных национальных задач назвал улучшение жизни на селе и развитие агропромышленного производства. Это очень важно для российского общества, для настоящего и будущего страны. Ведь село — не только весомый сектор российской экономики, это и традиционный уклад жизни. Именно здесь на протяжении столетий формировались высокие нравственные принципы, духовные ценности, национальная культура народов нашей страны.

Внесение программ развития российского села в число приоритетных национальных задач дает нам шанс доказать, что отечественное сельское хозяйство может и должно быть одним из самых современных в мировой экономике.