За семью морями, но в надежных руках


Текст | Константин ФОМИН

Очевидно, что рыночного решения проблемы возврата капитала экономический блок правительства не имеет.

Вывоз российского капитала за рубеж, без сомнения, был и остается родовой чертой постсоветского периода нашей истории. Субъективная причина явления — перевод денег туда, где «тише», — сопровождает развитие отечественной экономики с самого начала проведения либеральных реформ. Однако в последние годы к понятному желанию предпринимателей сохранить в условиях политической неопределенности тем или иным путем нажитое добавилась причина объективная, а именно приток в страну такого количества нефтедолларов, что их не могут эффективно освоить ни крупные, ни уж тем более среднего размера экономические субъекты. Фактически экономика страны оказалась между Сциллой критически низкого уровня инвестиций в развитие отечественного производства и Харибдой роста инфляции, догматически принимаемой экономистами так называемого либерального лагеря за абсолютное зло.

Между тем в последнее время в ходе различного рода экономических дискуссий все громче звучит мнение, что «менее всего в нынешней инфляции виноват рост денежной массы» (Михаил Делягин). Более того, глядя на то, как искусственно сдерживаются строгой монетаристской политикой потребительский спрос и стремление к модернизации производства (особенно в сельском хозяйстве), невольно начинаешь сравнивать сегодняшнюю экономическую политику российского правительства с «новым курсом» Франклина Делано Рузвельта, выведшего Америку из состояния Великой депрессии.

Напомним, что тогда, в начале 30-х годов прошлого века, на вооружение была взята теория Джона Мейнарда Кейнса, утверждавшего, что разгрести руины обвалившейся сверхмонополизированной экономики США может лишь высокий спрос со стороны населения и обильное инвестирование государства в инфраструктурные проекты. Именно в тот период была создана сеть легендарных американских автомагистралей, положено начало строительному буму и новой промышленности, что в итоге возвело экономику США на качественно иной уровень.

Справедливости ради надо сказать, что стимулирование экономического развития спросом сопровождалось протекционистскими мерами, что в условиях современной тенденции ко все более масштабному открытию национальных рынков делает полноценное и адаптированное к реалиям сегодняшнего дня заимствование кейнсианских методов принципиально невозможным. Вместе с тем у правительства, кажется, нет четкого ответа на вопрос, как разрубить гордиев узел недоинвестированности и изобилия капиталов, накопившихся не только в стабилизационном фонде и в виде золотовалютных резервов Центрального банка, но и на многочисленных офшорных счетах.

Одной из мер, предлагаемых сегодня на самом высоком уровне, является так называемая налоговая амнистия, или, по выражению видного деятеля бизнес-сообщества Игоря Юргенса, «репатриация капиталов в условиях налоговых послаблений». Но как сделать, чтобы эти деньги не раскрутили маховик инфляции, похоже, в экономическом блоке правительства никто не знает. Туманные ссылки на необходимость улучшения инвестиционного климата и формирования предпринимательской «уверенности в завтрашнем дне» лишь подчеркивают политэкономическую растерянность и негласное желание сохранить статус-кво. Деньги по-прежнему утекают из страны, а правительство устами министра финансов повышает свой прогноз объема вывезенных капиталов и видит единственно возможное применение избыточных государственных денег в погашении внешнего долга России.

В таких условиях возникает вопрос: будет ли частный капитал возвращаться в страну, если на государственном уровне принята концепция «сокращения непроцентных расходов федерального бюджета»? Вероятнее всего, правильный ответ окажется отрицательным, поскольку курс на минимизацию участия государства в экономике и развитии социальной сферы почти что наглухо закрывает перспективу софинансирования государством и бизнесом инфраструктурных, по определению долгосрочных проектов, в которых так сильно нуждается фактически стагнирующая российская экономика.

Не добавляет оптимизма и все более явная политическая неопределенность, которая по мере приближения 2008 года будет только возрастать. Предприниматели убедились на своем печальном опыте, что приход к власти новой группировки потенциально грозит очередной попыткой политической элиты закрепить за собой экономически эффективные активы, отстранив от них тех, кто в результате изменения в персональном составе руководства страны лишился возможности защищать свой бизнес.

Сегодня, по словам Михаила Делягина, в правительстве разрабатывается налоговая реформа, которая облегчит положение предпринимательского корпуса, но сделает это, скорее всего, «за счет сокращения на
30 млрд руб. социальных и медицинских гарантий и выбрасывания из накопительной системы граждан среднего возраста». В итоге реализации такого курса к ближайшим выборам депутатов Государственной думы в обществе не только вновь актуализируется запрос на социальную справедливость, но и возможно появление радикального лозунга «Власть нужно менять!». Очевидно, что думать в подобной ситуации о возвращении денег из «тихих» офшоров в «горячую» Россию ни один здравомыслящий бизнесмен не будет.
А значит, нынешние благие намерения государственных экономистов привлечь к развитию страны частные, российские по своему происхождению деньги так и останутся маниловскими мечтаниями.

Парадоксальным образом отток капиталов в настоящее время выполняет функцию сохранения отечественного предпринимательского и инвестиционного потенциалов. Инвестиционная пауза, на которую любят ссылаться в МЭРТ, когда речь заходит о снижении темпов развития экономики, по сути, сохраняет возможность привлечения выведенных капиталов: сегодня бизнес осторожно ждет, когда основной проблемой современной российской экономики будет признана не технологическая неэффективность, а неэффективность институциональная. Перефразируя библейское изречение, можно сказать, что наша экономика нуждается не столько в новом вине, сколько в новых мехах.

Отрадно, что понимание этого все чаще встречается во властных коридорах. И недавняя критика со стороны депутатского корпуса неадекватного прогнозирования кабинетом министров макроэкономических показателей свидетельствует о том, что времена правительственной монополии на определение экономической повестки дня уходят в прошлое. Косвенно это было признано и Михаилом Фрадковым, поблагодарившим на состоявшемся
14 июля заседании правительства депутатов Государственной думы и членов Совета Федерации за плодотворную законотворческую деятельность. Однако пойдет ли дело дальше слов, станет ясно лишь осенью текущего года, когда нижняя палата приступит к рассмотрению ряда важнейших законопроектов и проекта бюджета 2006 года.

И все же надеяться на то, что бизнес в одночасье поверит в государственные гарантии неприкосновенности частной собственности и начнет активно инвестировать в российскую экономику ранее вывезенные капиталы, вряд ли стоит даже при самом благоприятном сценарии развития событий. Как известно, репутация и доверие долго зарабатываются, но очень быстро утрачиваются. Именно поэтому до завершения нынешнего электорального цикла российские бизнесмены, скорее всего, будут занимать выжидательную позицию, предлагая политикам не на словах, а на деле продемонстрировать желание придерживаться правил игры. А деньги тем временем будут ждать своего часа. Б