Николай ШЕМИГОН: такая цель стоит наших усилий


Беседу вел Леонтий Букштейн

Федеральное государственное унитарное предприятие «СНПО “Элерон”» и сегодня, спустя десятилетия эффективной работы, известно в основном узкому кругу специалистов: в годы существования строго контролировавшейся государственной тайны не всем полагалось знать, чем занято крупнейшее в стране научно-исследовательское, проектно-конструкторское и монтажно-наладочное предприятие по созданию технических средств охраны, систем безопасности и оснащению ими объектов различного назначения. Наш корреспондент беседует с генеральным директором ранее секретного предприятия, которое сегодня закономерно стало лидером рынка охранных систем.

— Николай Николаевич, еще в начале 60-х годов тогдашний министр финансов
В.Ф. Гарбузов подсчитал, что если технический уровень охраны и защиты специальных объектов останется прежним, то через восемь — десять лет каждый пятый взрослый мужчина страны будет стоять на охране периметров особо важных объектов, складов с вооружениями и т. д. И вот прошло четыре десятилетия…

— Да, было такое мнение. И оно не реализовалось в значительной мере потому, что развернул свои работы «Элерон». Мы обеспечили достаточно «безлюдные» технологии охраны и защиты, передав функции человека довольно сложной и надежной аппаратуре.

— Но ведь актуальность усиления охраны и защиты объектов с годами не снизилась?

— Она возрастает. И не только в области ядерной и оборонной безопасности. Реальная угроза терроризма диктует необходимость активизации работ в сфере обнаружения проникновений на охраняемые объекты и территории, по системам управления доступом, телевизионного наблюдения, обнаружения оружия, взрывчатых веществ, а также по проблеме информационной безопасности.

— В России порядка 2 тыс. фирм занимаются безопасностью. Но большинство в основном инсталлируют готовые системы. Вы же — лидеры разработки принципиально новых решений. Удается сохранять свое приоритетное положение в отрасли?

— Пока что да. И не только в стране. В мире насчитывается не так много фирм, которые предлагают свои оригинальные технологии и оборудование. Сегодня можно говорить о признании нашего авторитета, поскольку мы участвуем в мировом процессе выработки подходов к таким проблемам, как антитеррористическая деятельность. Мы сотрудничаем с МАГАТЭ, имеем десятилетний опыт сотрудничества с лабораториями Министерства энергетики США, взаимодействуем с компаниями Германии, Англии, Франции, Италии. Ряд наших разработок финансируются из межгосударственных программ по обеспечению ядерной безопасности. И сегодня мы уверенно говорим, что наши оружейные ядерные материалы имеют надежную защиту, никаких утечек из арсеналов не было, нет и быть не может. У нас не воруют высокообогащенные опасные материалы и ими тайно не торгуют. Все «сообщения» на эту тему — плод фантазии недобросовестных политиков. При содействии специалистов США мы создали автоматизированную систему обеспечения безопасной транспортировки ядерных материалов. С применением спутниковых компонентов ведется постоянный и «безлюдный» мониторинг местонахождения этих объектов и действий сил охраны.

— Как построена сама система?

— Она включает в себя четыре сбалансированных элемента: обнаружение нарушений, передача информации, задержка доступа к грузу и последний компонент — реагирование. В обеспечении реализации этих элементов задействованы десять государственных и специальных служб. Понятно, что пришлось разработать громадное количество межотраслевых нормативных документов, согласовать их со всеми участниками процесса… Сегодня мы сделали это.

Система работоспособна и эффективна. Ею оснащены полсотни вагонов, переоснащение остальных продолжается. Причем есть вариант системы и для автомобильных перевозок с полностью аналогичными параметрами. Например, при попытке увести машину со спецгрузом с маршрута она останавливается дистанционным импульсом с использованием спутниковой системы. Контроль осуществляется по радиоканалам: двум спутниковым и одному наземному. Передвижение автомобиля контролируется из трех точек: отправителем, получателем и центральным диспетчерским пультом Минатома.

— Как говорится, не дай бог, но может же быть и реальная ситуация, когда уже размышлять некогда, нужно действовать быстро и эффективно…

— Вы правы. Для такой ситуации мы тоже предусматриваем адекватные меры. В их основе — создание программного обеспечения для эффективного анализа угроз, проработка действий охранных структур в предполагаемых условиях попыток захвата материала или нарушения границ, периметров. И, наконец, формирование на основе компьютерных программ так называемых моделей нарушителя.

Нарушитель может быть и внешний, и внутренний. Они могут быть в сговоре. Также не исключено принуждение сотрудника к противоправным действиям. Вариантов много, и все их нужно просчитать, описать, ввести в обучающие программы. По результатам такой аналитической работы делается заключение об уязвимости объектов, определяются меры по ее уменьшению, способы быстрого и эффективного реагирования сил охраны. В дальнейшем именно достоверно сформированные и утвержденные на государственном уровне модели угроз позволят создавать эффективные программы антитеррористической деятельности. На учениях 2003 года по отработке навыков ядерной безопасности и проверке работоспособности систем реагирования наблюдатели из США на деле увидели, как функционируют наши разработки.

— Охрана и защита все-таки стоят денег. Как просчитываются необходимые затраты?

— Только определив все параметры, о которых я сказал, мы в состоянии дать конкретные рекомендации по набору необходимых средств и технологий, а дальше уже нетрудно просчитать их стоимость для каждого конкретного объекта. В противном случае деньги можно потратить неэффективно, не зная, мало или много нужно сделать для защиты предприятия от реальных угроз.

Вообще, безопасность — понятие комплексное, поэтому «Элерон» и стал многопрофильной фирмой, выполняющей полный цикл работ, начиная с разработок оборудования и заканчивая монтажом готовых систем.

— «Элерону» немало лет. И все эти годы он в неизменном виде? Расширяется ли круг заказчиков?

— Изменения происходят, причем постоянно. В этом году мы завершаем серьезную реорганизацию, направленную на улучшение финансово-хозяйственной деятельности предприятия. За так называемые годы выживания в его структуре накопилось немало диспропорций. Стали функционировать обособленные подразделения с правом самостоятельной хозяйственной деятельности… Сегодня Законом о госпредприятии это запрещено. Наводим порядок. Одновременно открываем свои представительства по всей стране. Ведем омоложение руководящего состава объединения. Только в прошлом году численность сотрудников увеличилась на 15%. Такая тенденция сохранится в ближайшие несколько лет.

Формируются и новые направления работ с учетом обеспечения комплексного подхода для создания систем физической защиты. Так, научные силы собраны во вновь организованном Научно-исследовательском институте систем безопасности. Учрежден серийный завод с годовым выпуском продукции объемом свыше 150 млн руб.

Следующее направление нашей деятельности — создание проектно-технологического института: будем сами и проектировать, и строить специальные объекты. Учредили мы и свое специальное монтажное управление плюс строительное управление по установке периметральных систем, возведению зданий для контрольно-пропускных пунктов, караульных помещений. Это все нам нужно и для работы на новых объектах Минобороны, доступ на которые ограничен, а сроки производства работ крайне жесткие.

За последнее время нам удалось создать эффективную высококвалифицированную службу маркетинга. Постоянно изучаем рынок, активно предлагаем свои услуги широкому кругу заказчиков, что позволило кардинально расширить поле нашей деятельности. Это и Ракетные войска стратегического назначения, и Военно-морской флот, и Космические войска, и Военно-воздушные силы, работаем по всем направлениям.

Есть и совершенно необычные объекты. Например, создается компактная плавучая атомная электростанция. Она сможет обеспечить электрической энергией отдаленные регионы, куда тянуть линии электропередачи экономически невыгодно. Для нас такой проект интересен и одновременно сложен тем, что его безопасность нужно будет обеспечить на всех направлениях: из воздушной среды, подводной среды, с надводного положения. Следует также учитывать возможность использования нарушителями средств «малой» авиации: это мотодельтапланы, парапланы… Они летят на предельно малых высотах, слабо определяются радарами, могут приближаться к объекту бесшумно в любое время суток.

— Вы готовы к таким условиям работы?

— Безусловно. Разрабатываются «противоядия» для большинства «эксклюзивных» угроз. Не раскрою всех наработок, но скажу, что мы, например, уже сегодня научились обнаруживать пловца-диверсанта на больших глубинах. Это важно и для защиты морских буровых, нефтяных, газовых платформ. Происшествия на таких объектах в мире были, и не во всех случаях доказано отсутствие террористической составляющей. Прогнозируется обострение борьбы вокруг энергетических объектов, и мы должны быть готовы к таким процессам. Тем более что данные объекты опасны и с точки зрения экологической: разливы нефти, прорывы трубопроводов, эксцессы с танкерами — все это сфера действия служб и сил безопасности.

— Понятно, что ваша стихия — это, как правило, обстоятельства чрезвычайные. И тем не менее есть ли более обыденная сфера применения ваших сил и возможностей?

— Естественно. Мы активно работаем над реализацией программы «Электронная Россия». Участвуем в проектах по созданию миграционных карт, биопаспортов. Здесь мы предлагаем использовать ряд эксклюзивных технологий. В поле зрения «Элерона» находятся многие объекты жилищной и социальной сфер, здания театров, филармоний, кинотеатров, подземные коммуникации, транспортная инфраструктура и т. д.

— Актуальная сегодня тема — борьба с терроризмом. Как участвуете в ней вы?

— Мы научились обнаруживать следы взрывчатых веществ, смыть которые с рук и тела человека крайне затруднительно. Новые идеи реализуются в аппаратуре. Мы предлагаем свои, не похожие на действующие в аэропортах технологии для досмотра пассажиров, багажа и предметов ручной клади. Принцип работы наших устройств качественно нов и прогрессивен. А впереди — еще более сложные задачи, в случае если террористы станут применять отравляющие, психотропные и другие вещества. Проблема «грязных бомб» сегодня также не является надуманной. Мы эти угрозы видим, знаем и борьбу с ними предпола-
гаем.

— Такому мощному предприятию, как ваше, наверное, легко конкурировать на рынке технологий безопасности?

— Да не скажите. Идет жесточайшая конкурентная борьба даже на отечественном рынке. Наша задача — быть на полшага впереди остальных, и для этого имеются все предпосылки. Главные из них — более чем
40-летний опыт работы и большой научно-технический потенциал объединения.

— Вы говорите о массе разработок, которые имеют решающее значение для отрасли. А есть какая-либо систематизация работ по их созданию?

— Как раз этой теме в 2003 году было посвящено совместное заседание президиума Госсовета и Совета безопасности. Речь шла об упорядочении и систематизации работ по обеспечению безопасности критически важных объектов в масштабах страны. Российский рынок «набит» импортными системами, чьи тактико-технические данные не всегда ясны и тем, кто их продвигает, и тем, кто их устанавливает. Зачастую это дешевая низкопробная техника, которая не в пример профессиональной легко преодолевается грамотными «специалистами». На заседании было принято решение создать на базе «Элерона» вертикально-интегрированную структуру в виде федерального центра науки и высоких технологий безопасности. Подготовка соответствующего правительственного постановления находится в завершающей стадии.

Дело предстоит непростое, но мы не боимся сложных задач, поскольку имеем осознанную цель: сформировать отечественную индустрию средств защиты и безопасности. Такая цель стоит наших усилий! Наше предложение: преобразовать ФГУП «СНПО “Элерон”» в федеральный центр, а при нем сформировать ассоциацию разработчиков и производителей. Мы сможем координировать всю работу, с тем чтобы она шла в одном и правильном русле.
И второе: необходимо разработать соответствующую нормативную базу. «Элерон» уже исполнял поручение кабинета министров по разработке методики оценки достаточности защищенности объектов, за которую в прошлом году наши ведущие специалисты получили премию Правительства РФ. Была подготовлена и первая версия общих тактико-технических требований к унифицированному набору технических средств для критически важных объектов, к которым относятся и специальные объекты, и жилые здания, и зрелищные заведения, и учреждения социальной сферы. Подходы к различным категориям объектов совершенно разные, но цель у нас одна: сделать жизнь россиян еще более безопасной, еще более защищенной.

Справка «БОССа»

За 43 года работы «Элерона» его специалистами были оборудованы многие тысячи километров государственной границы, более 9 тыс. объектов народно-хозяйственного и оборонного комплексов, атомной энергетики, спецтранспорта, а также правительственных и административных учреждений, банков, гостиниц, музеев. И сегодня, когда, казалось бы, тайн становится все меньше и меньше, задачи объединения проще не стали: его коллектив по-прежнему вносит серьезный вклад в охрану важнейших объектов Росатома и Минобороны России, транспортных узлов и ракетных шахт, арсеналов оружия и специальных предприятий.

Продукция «Элерона» является наукоемкой и обладает большими функциональными возможностями и надежностью, что обусловлено применением самых современных конверсионных технологий. Соответствие мировому уровню тактико-технических характеристик охранной техники «Элерона» обеспечивается высококвалифицированным персоналом, в составе которого сотни ученых-разработчиков, десятки докторов и кандидатов наук, лауреаты Государственных и отраслевых премий.

Долгие годы предприятие возглавлял основоположник и организатор в нашей стране нового направления работ по созданию технических средств охраны Евгений Трофимович Мишин — генерал-майор, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники. Сегодня он научный руководитель объединения, а ответственнейшую должность генерального директора занял на конкурсной основе Николай Николаевич Шемигон, прошедший на «Элероне» путь от рядового инженера до первого руководителя Специального научно-производственного объединения.