Как спастись от бродячих убийц Комментарии

Алексей ЧЕРКАСОВ, общество «Мемориал»:

— В последние годы много говорится о наступлении государства, силовых структур на права граждан под предлогом обеспечения общественной безопасности и борьбы с терроризмом. Но взрывы на улицах наших городов постоянно напоминают, что мы уже живем в условиях
войны.

Подпольная террористическая сеть, действующая за пределами Чечни, на Северном Кавказе и в России в целом, не вымысел, а реальность. Она успешно осваивает новые методы борьбы. Ваххабиты и прочие религиозные экстремисты известны стране довольно давно, а шахидский террор в его палестинском варианте возник и развернулся лишь в последние годы.

Быстро справиться с ним не удастся.
И дело тут вовсе не в Чечне, а в российской действительности. Во-первых, это коррупция. Нынешние наши силовые структуры террористов остановить не могут, как их ни усиливай. Чтобы из Чечни через КПП «Кавказ-1» без досмотра и проверки документов выехала машина с людьми, достаточно предъявить «форму № 50» — 50 руб. Сплошная проверка документов у всех «подозрительных» лиц идет в московском метро постоянно — по тем же расценкам.

Во-вторых, произвол. Известна любовь российских силовиков к «оперативным», особенно «специальным», методам, то есть ко всему, что лежит за рамками закона. За последние годы в Чечне исчезли, в основном были увезены «неизвестными лицами в камуфляжной форме, приехавшими на бронетехнике», более 3 тыс. человек. Иногда потом удавалось найти их тела со следами жестоких пыток. Так создавали «мстителей» — мобилизационный резерв для террористического подполья.

Наконец, потворство беззаконию.
В 1944 году в одном из своих приказов американский генерал Паттон писал: «Дисциплина может быть лишь одна — высочайшая». Причем соблюдать эту дисциплину следует не только в бою, но и вне боя. А сколько мирных граждан стало в Чечне жертвами насильников за годы «зачисток»?
Пока федеральные силовые структуры действуют таким образом, Басаев может не волноваться — у него будут рекруты.

Ярослав ЛЕОНТЬЕВ, историк:

— Россия, к сожалению, породила терроризм. Первым из ставших на этот путь многие историки считают декабриста Каховского. Избранный на роль цареубийцы, он застрелил на Сенатской площади генерала Милорадовича. Вошел в первые хроники отечественного террора и Дмитрий Каракозов, убивший Александра II.

Народовольцы тоже начинали с осуждения Нечаева и его методов, Достоевский написал об этом в «Бесах». Но в конце концов они сами взялись за бомбы. Бродячие апостолы в пылу борьбы с тиранами превратились в бродячих убийц (так назвал их философ Георгий Федотов).

В свое время исполком «Народной воли» осудил покушавшихся на президента США американских анархистов. Считалось, что в стране с парламентской демократией, гражданскими правами методы террора недопустимы. Напомню, что дожившие до «красных» расстрелов престарелые народовольцы осудили их безоговорочно.

Эсеры теракт воспринимали как дуэль с летальным исходом для обоих противников. Они приносили себя в жертву, но старались сберечь жизни тех, кто случайно оказывался рядом с намеченной ими жертвой. Иван Каляев отказался бросать бомбу в карету, где находились дети. Правда, когда эсеры взрывали дачу Столыпина, погибло много невинных.

Большевики тоже внесли свою лепту в историю террора, расстреливая в ответ на каждый теракт ни в чем не повинных заложников. И преуспели: от радикальных методов не отказались в итоге только савинковцы.

Борис Савинков, разнообразно одаренный человек, стоял у истоков национал-большевизма. Среди эсеров он был белой вороной. Хорошо с ним знакомый философ Федор Степун называл его русским фашистом. Не случайно Савинков дважды встречался с Муссолини, знал Маннергейма. Подчеркну: речь идет о фашизме как о явлении пассионарных сильных личностей, а не об идеологии германского фашизма.

На суде Савинков объяснил: признал советскую власть, потому что левая интеллигенция оказалась бесплодной. Но его, индивидуалиста до мозга костей, не приняли и большевики. Единственным выходом оставалось самоубийство.

Бахтияр АХМЕДХАНОВ, военный журналист, эксперт журнала «Российское военное обозрение»:

— Еще два года назад кто-то из западных аналитиков писал о той огромной опасности, которой подвергнется Россия, в случае если «Аль-Каида» признает ее в качестве своего главного недруга.

Речь тогда шла о том, что, став на сторону США и фактически отказавшись от сколько-нибудь решительной поддержки режима Саддама Хусейна, Москва утратила свои некогда чрезвычайно сильные позиции в арабском мире. То есть там, где миллионы людей воспринимают Америку как врага мусульман, а заодно считают таковыми и всех ее союзников, особенно вновь обретенных.

Террористы не в состоянии одержать военную победу над американскими войсками в Ираке или в Афганистане, а дотянуться до далекой и хорошо защищенной Америки очень нелегко. В западноевропейских странах «Аль-Каиде» также противостоят эффективные спецслужбы. В то же время ни одна организация (а террористическая тем более) не может существовать без точки приложения усилий. Отсюда вывод: лидеры международной террористической сети обязательно будут искать слабое звено в коалиции противостоящих им стран.

Как ни прискорбно, но в этом плане Россия представляет собой идеальную мишень. Такие факторы, как огромная территория, полупрозрачные границы с проблемными государствами Центрально-Азиатского региона и странами Закавказья, армия, находящаяся не в лучшем состоянии, малоэффективные спецслужбы, отсутствие внятной национальной политики, особенно на Северном Кавказе, превращают нашу страну в легкую добычу. При этом в Чечне все еще продолжаются боевые действия, которые одни называют контртеррористической операцией,
другие — по-прежнему джихадом,
а третьи — коммерческим предприятием.

Воюющим на Кавказе боевикам снова и снова поступает значительная финансовая помощь. Весной прошлого года наши источники в спецслужбах сообщили о крупном транше, полученном ими из-за рубежа. Огромная сумма наличных денег, причем в евро, доставлена курьером через Азербайджан и Дагестан. О следующем поступлении стало известно примерно за месяц до трагических событий в Северной Осетии, деньги были привезены курьером, проследовавшим тем же маршрутом.

Террористы в Беслане не выдвигали сколько-нибудь ясных требований, и это свидетельство задачи именно отработки денег. Вспомним: вначале речь шла об освобождении 27 боевиков из СИЗО Владикавказа. Далее, благополучно забыв о соратниках, бандиты потребовали вывода федеральных войск из Чечни, прекрасно понимая, что за два дня такие вопросы не решаются. Потом захотели говорить с президентами Северной Осетии и Ингушетии Александром Дзасоховым и Муратом Зязиковым, врачом Леонидом Рошалем и советником президента РФ Асланбеком Аслахановым. На месте были только Дзасохов и Рошаль, которые несколько раз предлагали террористам встретиться, но те отказывались, заявляя, что им «нужны все четверо».

Между тем такая позиция вызывает недоумение. Если имеются требования, то их стараются изложить как можно раньше, чтобы о них узнало как можно больше людей. Складывалось впечатление, что боевики сами не знают, чего требовать, и ждут какой-то команды, которая так и не поступила.

Дмитрий ПЯТИКРЕСТОВСКИЙ, политолог, полковник:

— После событий 11 сентября американцы закрыли счета всех без исключения организаций и фондов, в отношении которых имелись малейшие подозрения в финансировании боевиков. У нас этого не сделано до сих пор. Хотя силовики не скрывают, что в их поле зрения попал целый ряд подозрительных благотворительных структур, в том числе филиалов зарубежных организаций. Есть достаточно веские основания подозревать, что через их счета проходят средства, предназначенные для боевиков. Прикрыть эти организации нельзя: нет соответствующего закона.

В Государственной думе давно заявляют о необходимости законодательной базы в борьбе с терроризмом. Но пока действует единственный закон — «О безопасности», принятый еще в начале 90-х. Естественно, документ устарел и представляет собой скорее не инструмент правосудия, а помеху для него.

Сразу после Беслана в Госдуме вновь заговорили о новом законе. Его, видимо, примут осенью. Как рассказал председатель Комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев, законопроект уже прошел первое чтение, но в нем остается много вопросов, которые необходимо проработать. К такому же выводу пришла антитеррористическая комиссия, возглавляемая премьер-министром РФ Михаилом Фрадковым. Среди них есть существенный вопрос о деятельности СМИ при проведении контртеррористических операций. «Он очень сложный. Возможно, его следует решать в рамках Закона о СМИ», — сообщил генерал Васильев. Среди наиболее уязвимых регионов страны он выделил Кавказ и Москву. Б