Сам виноват


Текст | Валерий ХОМЯКОВ

Во многом происходящее с Ходорковским — закономерный результат его собственных действий.

Думаю, не буду ни первым ни последним, если скажу, что причины всего того, что случилось с Михаилом Ходорковским, политические. Как известно, в свое время Ходорковский достаточно серьезно занимался политикой. Особенно это было заметно года два назад, когда Михаил Борисович финансировал и «Яблоко», и СПС, и КПРФ. В тот момент, очевидно с его подачи, появилась идея создания в России парламентской республики, провозглашавшая, что политическая власть должна контролироваться партиями и соответственно принадлежать Думе.

По-видимому, в Кремле кто-то посчитал, что Михаил Борисович, с одной стороны, финансируя многие партии, а с другой — предлагая идею парламентской республики, вынашивает коварные замыслы в отношении власти.
К тому же в интервью, данном года четыре назад одной из западных газет, глава ЮКОСа весьма критично высказался о президенте Путине. Вероятно, оно тоже сыграло роль в том, что этот весьма талантливый предприниматель, неплохой аналитик, человек, который многое сделал, в том числе и для российского бизнеса, вдруг оказался в столь незавидном положении.

Достижения и ошибки Кремля

Первое «достижение» Кремля в борьбе с Ходорковским — это то, что его посадили, то есть сделали так, как хотели определенные силы. Второе «достижение» — посадив Михаила Борисовича, удалось ликвидировать созданную им финансово-промышленную структуру. ЮКОС, компания, которая являлась одной из самых успешных в России, фактически прекратила свое существование, она была разделена в соответствии с интересами некоторых групп.

Тем не менее Кремль в этой борьбе допустил несколько серьезных ошибок. Первая — то, как проходило задержание Ходорковского в Новосибирске: взятие штурмом самолета, люди в камуфляже и масках. Вторая ошибка заключается в том, что не были услышаны неоднократные обращения самого Ходорковского, его адвокатов, политической общественности, призывающие изменить ему меру пресечения. В результате он все время провел в Матросской Тишине.

Мне кажется, Ходорковского можно было бы оставить под подпиской о невыезде, выбрав ее как меру пресечения. Вряд ли бы Михаил Борисович последовал примеру Березовского, Гусинского и Невзлина и уехал из России. Скорее всего, остался бы в стране и дожидался бы суда, находясь на свободе.

Но, видимо, этого-то и опасался Кремль, поскольку тогда он начал бы заниматься активной политической деятельностью. Я думаю, здесь и кроется ответ на вопрос, почему Ходорковский все время находился в следственном изоляторе. Это и является главной ошибкой Кремля. Ведь если бы Михаил Борисович остался на свободе и занялся политической деятельностью, недоброжелатели Путина вряд ли говорили бы, что его преследуют по политическим мотивам.

Атака с Запада

Чем чревата организованная окружением Ходорковского лоббистская атака Запада в поддержку Михаила Борисовича и ЮКОСа? Прежде всего еще раз подтверждаются разговоры о том, что в России идет наступление на демократические права и свободы. Репутация нашей страны как демократического государства, которую Россия с трудом выстраивала в течение последних 15 лет, серьезно пошатнулась. Вторая опасность — заметное снижение инвестиционной привлекательноси нашей страны. Вряд ли после этих событий кто-то из серьезных западных предпринимателей захочет вкладывать в нас большие деньги.

За рубежом и без этого присутствует настороженное отношение к тому, что здесь происходит в плане взаимоотношений государства и бизнеса. Ведь Россия до сих пор не решила самый важный для себя вопрос: «Как должны строиться взаимоотношения власти и бизнеса?» С одной стороны, государство понимает: без крупного бизнеса ни о каком серьезном экономическом развитии страны говорить не приходится. С другой — власть боится бизнеса, подозревает, что он возьмется за политические проекты и покусится на самое святое для Кремля, президента и правительства — на саму власть.

Приговор может быть пересмотрен

Я не думаю, что экс-глава ЮКОСа отсидит все положенные ему по приговору девять лет. Наверное, в части сокращения его срока произойдут серьезные изменения, и в 2008—2009 годах Михаил Борисович может стать весьма активным и интересным с точки зрения определенного электората политическим фигурантом.

Думаю, что переговоры о пересмотре приговора Ходорковскому будут. И определенные перспективы для этого существуют.

Скорее всего, дело Ходорковского не исчезнет из поля зрения широкой общественности, его адвокаты сделают все для того, чтобы напоминать обществу о том, что они борются за свободу Михаила Борисовича. Я не исключаю, что появятся обращения и в международные инстанции, дело может дойти и до суда в Страсбурге. Безусловно, все это каждый раз будет бить по репутации России — страны, которая пока не оптимизировала формулу взаимоотношений между государством и бизнесом.

Символ оппозиции

После ареста Ходорковский превратился в своего рода символ. С одной стороны, это символ успешного бизнесмена. С другой — с каждым днем он все более становится символом оппозиции. А мы знаем немало примеров, когда люди, попавшие в положение, близкое к тому, в котором сейчас находится Ходорковский, делали успешную политическую карьеру. И у Михаила Борисовича есть такие возможности. В этом кроется серьезная опасность и для нынешней власти, и для Владимира Путина.

Да, Ходорковский не на свободе и не может принимать активного участия в политической жизни страны. Но тем не менее его комментарии, которые он озвучивает через своих адвокатов, становятся широко из-
вестны.

Скорее всего, он и дальше будет продолжать делать достаточно интересные заявления, которые, безусловно, будут находиться в зоне внимания российской общественности. Поэтому, на мой взгляд, сейчас Ходорковский работает на постпутинское время.

Автор — генеральный директор Совета по национальной стратегии

Дело Ходорковского: комментарии

Марк УРНОВ, председатель фонда аналитических программ «Экспертиза»:

— Власть напугала бизнес, бизнес перестал вкладываться в политику, в результате исчезло сколько-нибудь серьезное оппозиционное движение. Власть оказалась в ситуации бесконтрольной. А в неконтролируемой ситуации всегда накапливаются управленческие ошибки. Они подобны снежному кому. Здесь и закон № 122, и реализация законодательства по местному самоуправлению. Здесь и наше непрофессиональное, грубое поведение на внешнем рынке. Мы ссоримся с Грузией, Украиной, Прибалтикой, создавая себе крупные неприятности. Все это показывает неэффективность сегодняшней экономики и сегодняшней политической системы. А старт, как ни прискорбно, был задан «делом ЮКОСа». Приговор Ходорковскому лишь оформление случившегося.

И еще одно обстоятельство, о котором не могу не сказать. Ходорковский был и остается человеком достаточно эффективным в публичных выступлениях. А нынешняя власть публичности не любит. Она — власть кабинетная, бюрократическая. Любой не похожий политик вызывает у нее резкое отторжение.

Андрей ПИОНТКОВСКИЙ, директор
Центра политических исследований:

— Наш замечательный соотечественник Петр Чаадаев почти два века назад высказал мысль об исторической роли России быть неким уроком для других народов, показывая, что и как не надо делать. Похоже, эту роль мы играем с мазохистским рвением.

Владимир Владимирович достаточно искренне ощущает себя либеральным реформатором. Ему об этом постоянно говорят многие его советники. В экономическом мировоззрении президента так причудливо, но в то же время органично сочетаются элементы чубайсизма и чекизма, что это позволяет мне назвать его философию моделью «чуче». Та дорога, которой мы идем, ведет к развалу и гибели России. Либо существующая система разрушит страну, либо все-таки мы найдем в себе мужество с этой дороги сойти, тогда весь нынешний период останется в нашей исторической памяти как некая последняя иммунная прививка против философии рабства.

Если говорить о временном горизонте, он совершенно очевиден: это смена власти в 2007—2008 годах.

Подготовлено с использованием материалов мировых СМИ