Кого на царство?


Текст | Татьяна КОСОБОКОВА

Конец мая ознаменовался слухами об очередной отставке. На этот раз объектом слухмейкеров стал премьер-министр Фрадков.

Первой Михаила Ефимовича отправила отдыхать «Газета». «Клин клином вышибают» — по версии издания, отставка второго лица в государстве понадобилась, чтобы смикшировать негативные реакции на приговор Михаилу Ходорковскому. В том же материале приводится список лиц, подходящих для премьерского амплуа: полпред президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак, спикер Госдумы Борис Грызлов, губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко, первый вице-президент ОАО «РЖД» Владимир Якунин.

Тему подхватили другие издания. Список пополнился фамилиями вице-премьера Александра Жукова и главы Минфина Алексея Кудрина. Подогрело домыслы, видимо, то, что на кремлевской встрече Владимира Путина с лидерами думских фракций, спикерами парламента и сенаторами вместо заявленного Михаила Фрадкова присутствовал именно Александр Жуков.

Политологи реагировали по-разному. Хитроумное предположение высказал заместитель руководителя Центра политических технологий Борис Макаренко: нынешний премьер «подстраховался». Этот прием, по его словам, давно используется в российской политике. Видная фигура, опасающаяся за свое место, сама организует на себя компромат или «утечку» (волну слухов) о своей отставке, с тем чтобы потом победоносно их опровергнуть.

Однако напрашивается и другое объяснение. Параллельно со слухами об отставке Михаила Фрадкова в Госдуме во весь голос заговорили о провале реформы ЖКХ. Заместитель председателя нижней палаты парламента Георгий Боос («Единая Россия») и еще ряд парламентариев с нескрываемым раздражением сообщили журналистам о саботаже реформы жилищно-коммунального сектора министром регионального развития Владимиром Яковлевым.

«Закон о дольщиках обсуждался даже на совещании у президента. Президент его одобрил. Но буквально следом Минрегион дает на документ отрицательное заключение», — возмущался Георгий Боос. По мнению зампреда Госдумы, таким образом «идет откровенный саботаж первого общенационального проекта».

Впрочем, если верить депутатам, это лишь верхушка айсберга. По словам того же Бооса, к «сложнейшей и болезненнейшей реформе ЖКХ никто не готов». Положение настолько удручающе, что парламентарии в ответ на введение реформы жилищно-коммунального хозяйства прогнозируют столь же мощную реакцию населения, как в начале года — на монетизацию.

Возможно, именно еще одной революционной ситуации испугался премьер. По первым слухам, просочившимся в прессу, он сам попросил об отставке. Пресс-служба правительства слухи опровергла. Но осадок остался.

Спустя день после публикации в «Газете» Владимир Путин встретился с Михаилом Фрадковым. Встреча была внеплановой, из-за нее президент почти на час опоздал к лидерам думских фракций и спикерам парламента. Наблюдатели говорят, что Владимир Путин вполне мог в это время проводить с главой правительства соответствующую беседу, настоятельно предлагая не покидать пост.

Ведь увольнять сейчас Фрадкова бессмысленно: не месту и не ко времени. Так напугавшая премьера реформа ЖКХ все равно должна пройти. И кто-то должен за нее ответить.

Снова буревестник

Глава Института национальной стратегии (ИНС) Станислав Белковский, проанализировав ситуацию в России и СНГ, собрал пресс-конференцию, чтобы поделиться тревогой: «Скоро все рухнет!»

Дурными предчувствиями сегодня никого не удивить. Но мнение Станислава Белковского узнать нелишне. Почему? А потому хотя бы, что накануне 2005 года он отчасти предсказал то, к чему мы все теперь уже готовы.

«Правительство Фрадкова в наступившем году будет отправлено в отставку, потому что нынешний премьер не справился с задачей, стоявшей перед ним», — сказал директор ИНС в интервью газете «Новые Известия». И продолжил: «Смысл замены Касьянова на Фрадкова был двоякий. С одной стороны — назначить премьера, который был бы техническим придатком Кремля и не имел бы собственной позиции. С другой — предполагалось, что он возьмет на себя ответственность за непопулярные и непродуктивные шаги. Ни первая, ни вторая задачи не решены. Фрадков часто, путем бюрократического саботажа, уходит от выполнения кремлевских поручений. И уж точно не берет на себя ответственность за них».

Это первая часть прогноза Белковского. Во второй он сконструировал образ очередного премьера — «человека типа Дмитрия Козака». «Не обязательно он сам, но подобный персонаж, готовый с открытым забралом идти в бой за то, что говорит Кремль, независимо от того, продуктивно это или нет. Он не понимал сути вопросов, но исполнял задачу от и до, ни секунду не колебался, брал на себя всю ответственность». Интересно, оправдается или нет это предвидение?

Ожидание грозы

Нынешний прогноз Станислава Белковского — о «бархатных революциях». Он делит страны, где они могут произойти, на три категории риска. К самым рискованным в этом смысле относятся Армения, Казахстан, Узбекистан и Таджикистан. Силовое подавление бунта в Узбекистане ненадолго отложило сроки революции, считает руководитель ИНС. По его мнению, государственный переворот в этой стране произойдет через два года.

Он, понятно, не на кофейной гуще гадает. Степень революционного созревания оценивается по десяти признакам. Собравшись в недобрый день воедино, они уже привели к смене власти в Грузии, Киргизии и Украине. Среди них, выпестованных ИНС, есть блокировка властной вертикали от притока новых сил, недоверие народа к власти, неразрешенные этнические проблемы, отсутствие позитивной перспективы (люди хотят не только стабильности, но и динамичного развития) и т. д.

Во вторую группу риска включены Азербайджан и Россия, нас от режима Ильхана Алиева отличает лишь некая системообразующая роль (читай — отношения «Россия — страны СНГ»). «Предотвратить революцию в России и предотвратить распад России — это одно и то же. Революция в России возможна только в том случае, если рухнет все», — уверил политолог Белковский.

В третью группу входят Беларусь и Туркменистан. То есть дольше всех в своих креслах продержатся, по расчетам ИНС, президент Белоруссии Александр Лукашенко и Туркменбаши Сапармурат Ниязов. В этих странах наблюдаются лишь две предгрозовых приметы: застойность элит и возможная внешняя заинтересованность в смене строя.

Интересная альтернатива

В близком будущем социального взрыва России, к счастью, ждать не приходится. «Рухнет все», полагает Станислав Белковский, когда российские регионы утратят стимул оставаться российскими. «Если Кремль перестанет демонстрировать заинтересованность и собственную силу, не только национальные республики, но и Сибирь, и Дальний Восток повернутся к другим центрам притяжения». Америка в их число не войдет. «Она предпочитает, чтобы Россия в ее нынешних границах была буфером между Западом и Китаем. А также боится, что на смену Владимиру Путину придет национально ориентированный политик».

Аудитории было предложено искать и активно поддерживать приверженцев стиля кантри в политике. Поскольку «единственная альтернатива распаду России — государственный переворот. То есть смена власти демократическим путем, но полностью и на новую властную корпорацию левого толка».