Что взойдет к концу посевной?


Текст | Андрей ВИЛЬДЕ

Новая украинская власть четко обозначила свой главный политический приоритет — стремление интегрировать страну в европейские структуры, и этой задаче подчинены любые, в том числе экономические, решения.

Cкорее всего, у украинского руководства на сегодня не существует внятной экономической стратегии (достаточно упомянуть сюрреалистические планы строительства газопровода совместно с Туркменистаном или альтернативного НПЗ под Одессой), но об определенных тенденциях говорить уже можно.

Во-первых, важнейшая задача для Виктора Ющенко состоит в вытеснении бывшей власти — нынешней оппозиции как с экономического, так и с политического полей. Именно этим можно объяснить уж очень затянувшуюся неопределенность в истории с украинской реприватизацией.

Разыгрывая классический сюжет про доброго и злого следователя, В. Ющенко и Ю. Тимошенко попросту стремятся выиграть время. Для чего этого нужно? С одной стороны, в условиях «размытой угрозы» эффективнее всего подавляется возможная контрактивность политических оппонентов. Очевидно, что основная проблема «донецких» и «днепропетровских» состоит в отсутствии точки опоры, способной помочь в выработке жизнеспособной стратегии действий в новых условиях с выходом на политический реванш.

В этой связи они могли надеяться на поддержку России. Однако к месту в публичное поле оказалась вброшена тема будущего активов опальных олигархов. Как можно было бы ожидать, приоритетным покупателем счел себя крупный российский бизнес, формально этим настроениям подыгрывает и Виктор Ющенко. Вроде бы ожидания эти небезосновательны: ряд крупных российских бизнес-структур являлись спонсорами его предвыборной кампании, они же обладают финансовыми возможностями для приобретения собственности, которую украинское правительство намерено отобрать у своих оппонентов.

Дележ и риски

Все бы хорошо, но почему так редко звучит очевидный вопрос о том, является ли в данном случае российское предложение уникальным?

Во-первых, общеизвестно, что наши металлургические компании испытывают трудности с сырьевой базой, а потому не только украинская сторона заинтересована сбыть активы, но и российские металлурги их купить. В качестве показательного примера можно привести известный конфликт руководства Магнитогорского комбината с новыми владельцами Михайловского ГОК, когда поставки из Полтавы стали для уральцев чуть ли не единственной диверсификационной возможностью.

Во-вторых, у российских компаний в «деле передела» в отличие от прежних времен появились сильные зарубежные конкуренты: в металлургии это Mittal Steel (в начале апреля глава компании Лакшми Миттала уже провел переговоры с Юлией Тимошенко), на харьковском «Атоммаше» вполне может появиться «Дженерал Электрик».

Не говорят ли реально обозначившиеся трудности российского бизнеса в «Укртатнафте» или «СУАЛ-холдинга» с Запорожским алюминиевым комбинатом, что в процессе виртуального «дележа шкуры украинского медведя» стоит принять во внимание факт диаметрального разворота вектора политических рисков? Если при президенте Кучме неопределенность правил игры останавливала в первую очередь крупные зарубежные компании, которых «донецкие» и «днепропетровские» резонно опасались больше чем россиян, которых можно было просто выпихнуть с аукциона по «Криворожстали», то теперь наибольшие риски достаются российскому бизнесу.

В подобную логику хорошо укладывается та отчетливая озабоченность, выражаемая украинским правительством по поводу избыточного присутствия российского капитала в стратегических отраслях экономики: 77% потребностей Украины в нефти обеспечивается российскими компаниями, и при этом они занимают две трети рынка нефтепродуктов. Прибавим к этому судьбоносный договор России и Туркменистана от 2003 года — по нему с 2006 года «Газпром» будет покупать весь объем газа, который приобретается сейчас Украиной. В целом для обеспечения контракта с «Газпромом» туркменская сторона должна увеличить газодобычу к 2007 году в шесть-семь раз. В сложившейся ситуации вместо «Добро пожаловать!» ожидаешь от украинской первой леди сакраментального вопроса: «А не слишком ли много России?»

Осознание этого факта делает довольно прозрачным ответ на вопрос, почему глава украинского фонда госимущества В. Семенюк, реагируя на информацию о якобы имеющемся намерении местных олигархов продать имущество из «черного списка», жестко заявляет о своей готовности в судебном порядке запретить отчуждать «спорное имущество». Новой власти необходимо найти пути, чтобы обеспечить собственные интересы в условиях запланированного ею же самой передела собственности. Уже сейчас нельзя исключать, что государство ищет пути закрепления за собой контрольных пакетов крупнейших предприятий. Продекларированное Виктором Ющенко стремление увеличить стоимость «Криворожстали» в три-четыре раза не только значительно сужает круг потенциальных российских покупателей чуть ли не до одного «Евразхолдинга», но и предоставляет украинскому кабмину возможность найти варианты, при которых контрольный или блокирующий пакет остался бы у государства.

На полях возможностей

Скорее всего, экономические подходы украинской власти не могут не понимать и в России. Отечественному бизнесу должно быть ясно, что его доступ к соседским активам базируется на двух составляющих: реприватизации при одновременной потребности Украины в деньгах.

Однако время здесь играет против российского капитала, поскольку расширяется поле возможностей украинской стороны. Пока же «спорные» активы заморожены у прежних хозяев, им и заботиться об их сохранности. Государство придет тогда, когда получит достаточные ресурсы для их перераспределения по своему усмотрению. «Бензиновый кризис» и подобные «встряски» вряд ли добавляют украинской власти временной и материальный капитал для решения проблемы собственности в условиях широкого поля возможностей. Но и тут нужно помнить о наличии у Виктора Ющенко доступа к внешним стабилизационным ресурсам, что особенно позитивно будет воспринято общественным мнением, когда Юлия Тимошенко воспринимается «самоотверженным борцом» за интересы украинских селян против «хищнических» накруток российских монополистов в условиях начала посевной кампании.

Автор — руководитель экспертно-аналитического отдела компании «ИМА-консалтинг»