Вcя власть — кому?


Текст | Татьяна Кособокова

Менять избирательное законодательство в России становится модно. Чуть ли не под каждую выборную кампанию власть переписывает законы, должно быть стремясь к совершенству.

В последний раз выборное законодательство пересматривали накануне думских выборов 2003 года. Обсуждение документа «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» сопровождалось бурными дискуссиями. Этот законопроект вводил новый порядок взаимоотношений кандидатов и СМИ, строго регламентировал действия претендующих на роль законодателей. Получалось, в общем-то, что отказать в регистрации можно за любое резкое телодвижение. Одновременно Госдума приняла закон о политических партиях. По нему путь партий к регистрации усложнился. Во всем этом прослеживалась определенная логика: власть устанавливала правила так называемой фиксации политической системы.

Правильные пропорции?

Поэтому никто в Думе особенно не удивился прошлогоднему президентскому законопроекту о внесении изменений и дополнений в ФЗ «О выборах депутатов Госдумы Федерального собрания РФ», вводящему в избирательный процесс целиком пропорциональную систему. По замыслу главы государства, голосование на следующих выборах будет проходить исключительно по партийным спискам. Независимые кандидаты должны либо выбрать себе партию, либо оставить мечты о власти. Партийным же выдвиженцам остается держать кулаки на счастье, чтобы их партия набрала как можно больше голосов: от их числа зависит парламентская пропорция.

Вряд ли россияне возлагали большие надежды на депутатов-одномандатников. Однако в случае перегибов местных или федеральных властей они все-таки могли обратиться к избранному по конкретному округу парламентарию. И он обязан был реагировать на запрос. Другое дело — редчайшие случаи отзывов депутатов за невыполнение «наказа избирателя». Попасть в народные избранники значило в прямом смысле стать членом касты неприкосновенных.

Внесенные изменения противоречий не разрешили. Напротив, в 2007 году картина прошлых выборов способна повториться. Вспомним, тогда один из тройки лидеров «Единой России» — министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу, поагитировав за родную партию, остался работать на прежнем месте, в МЧС. Аналогичная ситуация сложилась еще примерно в 20 случаях. Налицо вроде как обман избирателя. И кем? Правительственной партией!

Все это приводилось в качестве доводов противниками перехода на пропорциональную систему. Но закон приняли в первом чтении в том виде, в каком его предложил президент. Единороссы сочли, что «это приведет к становлению крупных и серьезных партий как инструментов гражданского общества». Однако вскоре проправительственные парламентарии пошли на попятную.

Опора на регионы

К весне 2005 года единороссы внесли целый ряд поправок (более 60), смещающих акценты президентского закона. Поправки обязывают партии составлять списки по региональному принципу. Федеральная часть списка, как предполагается, включит только тройку лидеров. Остальные места (все по тому же пропорциональному принципу) займут региональные представители партии — не менее 100 фамилий. Вариант «подмены» депутата (как в случае с Шойгу) теперь полностью исключен. Если депутат уходит из Думы, следующий в списке получить его мандат уже не сможет: он передается другой партии.

Президентский закон предусматривает принцип «один субъект — один округ». Единороссы поправляют главу государства: в случае если в субъекте Федерации проживает более 3 млн россиян, он автоматически дробится на избирательные округа. Если же менее 1,3 млн, то округ можно не делить. Таким образом, парламентарии предлагают вернуться к принципу равной нарезки округов, существовавшему прежде.

Причинно-следственные связи

Причин, по которым партия власти решилась поправить президента, несколько.

Во-первых, социологические опросы упрямо демонстрируют нежелание россиян вступать в какие-либо партии. По данным фонда «Общественное мнение», в 2004 году в какой-либо из партий состояли только 2% сограждан. Еще 11% заявляли о готовности вступить (5% — в «Единую Россию», по 2% — в КПРФ и ЛДПР, по 1% — в «Родину» и Аграрную партию). Следует учитывать, что опрос проводился до событий, связанных с монетизацией. Соответственно выборка не показала новых рейтингов тех же КПРФ и «Единой России». Не стоит отметать и тезис об отсутствии в России политических партий в традиционном смысле этого понятия.

Во-вторых, имидж «Единой России», хотя на этот счет и нет точных социологических данных, явно подпорчен монетизационными скандалами. Поэтому подлатать реноме за счет авторитетных людей из регионов — мысль очень правильная.

Третья причина отредактировать президента – результаты состоявшихся нынешней весной выборов в региональные парламенты. В регионах, перешедших от чисто мажоритарной (одномандатной) системы к смешанной (по округам и партспискам), выявилась неприятная для партии власти тенденция. К примеру, в Воронежской, Владимирской и Рязанской областях единороссы одолели конкурентов, но свой успех на выборах в Госдуму четвертого созыва (2003 года) повторить не смогли. Напомним, сейчас проправительственная партия имеет в нижней палате парламента 307 мест из 427 возможных. В Воронежской области «Единая Россия» набрала 29,09% голосов против 21,02%, отданных за «Родину». Во Владимирской области коммунисты получили 20,35%, а единороссы — 20,55%. В Рязанской области победа «Единой России» выразилась в 22,22% голосов, КПРФ и «Родина» получили соответственно 15,16% и 13%.

Конечно, сравнивать в масштабе один к одному федеральные и региональные выборы нельзя. Но именно на местных выборах, как правило, прорисовываются основные тренды. В самой «Единой России» понимают, что в следующей Госдуме им не видать нынешнего количества мест. «Когда выборы идут по пропорциональному принципу, получить конституционное большинство — это нереальный рубеж», — заранее оправдывает свою партию вице-спикер Госдумы от «Единой России» Олег Морозов. Именно он стал инициатором смягчения выборного законодательства.

«Мы ставим задачу — контроль над Госдумой, то есть 225 депутатских мандатов плюс один. Если эту задачу решим, то при переходе на пропорциональную систему выборов это будет успех», — говорит парламентарий. Иными словами, если сейчас единороссы имеют конституционное большинство, то в Думе-2007 рассчитывают лишь на парламентское (226 голосов).

Противники президентского закона говорят о сужении политического поля страны до однопартийной системы. Но по некоторым данным, одной из основных причин смягчения пропорциональной системы как раз стали опасения «Единой России» не получить необходимого количества кресел.

В Думе пятого созыва, как прогнозируют единороссы, левый фланг останется за КПРФ, по центру по-прежнему расположится «Единая Россия», может быть, «Народная партия» и «Партия жизни» (Сергея Миронова). «Правых» в Думе-2007 партия власти также ожидает. Зато ЛДПР и «Родину» Олег Морозов в своем прогнозе почему-то не назвал…

Следующим шагом власти по логике должна стать реформа Совета Федерации. Если сенаторов мы будем избирать напрямую, «связь с регионами» окрепнет до невообразимости. Надо сказать, идея провести выборы в Совет Федерации по новому принципу вместе с думскими (в 2007 году), похоже, пока властью не оставлена…

Но главная причина все-таки в другом. Мягкая пропорциональная система позволит — при больших возможностях, появляющихся у региональных боссов, — сохранить в основной партии жесткую дисциплину. Значит, провести нужный вопрос по-прежнему не составит проблем. Как и сформировать при необходимости партийное правительство.