Наш маленький домашний тир


Текст | Татьяна Кособокова

Монетизация, за которую в феврале Госдума грозилась отправить правительство в отставку, в апреле удостоилась удовлетворительной оценки. Правительству фактически пожелали дальнейших свершений на поприще реформ.

Интрига — уволят кого-нибудь или нет — все это время сохранялась. Напомним, в феврале после попытки коммунистов вынести вотум недоверия кабинету министров и откровенно слабого выступления по этому вопросу в Думе премьера Михаила Фрадкова парламент дал правительству два месяца для работы над ошибками. С тех пор тема отставки просто приклеилась к министрам.

Фракция КПРФ, основной инициатор вотума недоверия правительству, на этот раз отказалась от заранее провальной акции. Она избрала другие методы.

В апреле Геннадий Зюганов презентовал в «Интерфаксе» «апрельские тезисы» собственного сочинения. Вместе с коллегами по Госдуме и партии Иваном Мельниковым и Олегом Смолиным он заявил, что теперь КПРФ будет регулярно проводить акции протеста «против курса Путина — Фрадкова», примется за «организацию правительства национальных интересов» и проведет антимонетизационный референдум.

На последнем сосредоточены сейчас все усилия коммунистов. Недавно инициативная группа утвердила 17 вопросов, по которым планируется провести референдум.

Участвовать в его подготовке уже согласился депутат от фракции «Родина», лидер общественного объединения «За достойную жизнь» Сергей Глазьев (он и сам хотел организовать референдум, да Центризбирком не разрешил). Идею также поддержали лидер думской фракции «Родина» Дмитрий Рогозин и лидер национал-большевиков Эдуард Лимонов. «Правые» в действе решили не участвовать, но моральную поддержку оказали: от «Яблока» пришло приветствие в адрес инициаторов.

Будь человеком, уйди!

Тему с завидным упорством развивала первый вице-спикер Думы, член фракции «Единая Россия» Любовь Слиска, а в некоторые моменты такого исхода не исключал и спикер нижней палаты парламента Борис Грызлов.

В феврале г-жа Слиска призывала министра здравоохранения и социального развития добровольно уйти в отставку: «Совершив этот поступок, Зурабов тем самым спас бы и правительство, и президента, и Думу». Спасло правительство не это — недобор голосов.

Михаил Зурабов посредством прессы вел полемику с вице-спикером Слиской. Он согласился покинуть пост только в том случае, если это резко изменит социально-экономическую ситуацию в России. Иронизировал, конечно.

Через месяц Любовь Слиска назвала «возможной» отставку премьер-министра Михаила Фрадкова, а значит, автоматически и всего кабинета.

Она принялась за Зурабова еще раз в апреле, накануне отчета правительства перед Думой. «Зурабов слишком высокого мнения о себе, он открыто говорит, что является лучшим управленцем в Правительстве РФ», — перешла на личности думский вице-спикер, заметив, что «пусть и не сегодня, но решение будет принято — Зурабову придется оставить свой министерский портфель».
Упорство представительницы «Единой России» наблюдателями трактовалось однозначно: «наверху» ищут новые ходы и рассматривают разные варианты.

«Валить» не стали

Чем ближе становилась дата отчета —
13 апреля, тем эфемернее оказывалась перспектива лишиться хоть кого-то из министров. За неделю до события источник в «Единой России» сообщил «БОССу», что вопрос об отставке кабинета решен отрицательно: «“Валить” правительство команды не было». И он не ошибся.

Рассказать Госдуме о работе над ошибками, допущенными при монетизации, пришли вице-премьер Александр Жуков и четверо министров: министр финансов Алексей Кудрин, министр здравсоцразвития Михаил Зурабов, министр регионального развития Владимир Яковлев и министр транспорта Игорь Левитин.

Они, как показалось многим, выглядели полностью уверенными в своем завтрашнем дне. Выступления были скучны и почти неотличимы одно от другого.

Михаил Зурабов сообщил, что система соцгарантий, существовавшая до вступления в силу закона о монетизации, обходилась государству дешево. Она «давала возможность декларировать обязательства и их не исполнять. Расходы, стоившие 200 млрд руб., после внедрения монетизационной реформы стали стоить все 500». То есть льготников наконец-то удалось сосчитать и адресно направить им преференции — только теперь не в виде льгот, а виде денежных выплат. Далее министр почти усыпил депутатов методичным перечислением характеристик лекарственных препаратов.

Алексей Кудрин причину ошибок и недоработок при реализации закона видит в «недостаточном разъяснении», что являлось задачей местных властей. Он поведал об улучшении социального положения льготников и «возросшей ответственности власти за исполнение своих обязанностей».

Александр Жуков тоже говорил об усовершенствовании системы персонального учета льготников, подчеркнув при этом: «Льготные выплаты в феврале и марте производились бесперебойно».

Затем депутаты, опять достаточно вяло, приняли заранее заготовленное постановление. В документе был перечислен ряд параграфов 122-го монетизационного закона, которые, по мнению депутатов, исполняются не так, как надо. Руководить думской комиссией по доработке текста поручили Олегу Морозову. А чтобы хоть как-то подчеркнуть важность момента, парламентарии решили каждые три месяца вызывать к себе на ковер министров.

Правда, министрам было задано много вопросов — заявки поступили от 200 желающих, Борис Грызлов дал слово примерно четверти из них. Вопросы в основном звучали риторически, например: «Вы считаете достижением, что на четвертый месяц реформы вам наконец-то удалось посчитать точное количество федеральных льготников?»

Опять двойка

Вечером того же «отчетного» дня министров и некоторых депутатов собрал у себя Владимир Путин. Говорили о разном. Встреча, по признанию наблюдателей, носила уравновешенный характер.

Зато на следующий день после театрализованного отчета правительства Любовь Слиска на пресс-конференции в «Интерфаксе» рвала и метала: «“Единая Россия”, Дума стали настоящей школой для министров. Они приходят, мы ставим им двойки и тройки как нерадивым школьникам!» Но на вопрос корреспондента «БОССа», отчего же слабых учеников Дума не выгнала из «школы», хотя такая возможность была, вице-премьер с примирительной интонацией сообщила: «Есть министры, с которыми я в очень хороших отношениях, но, к сожалению, у нас в правительстве нет команды. Налицо управленческий кризис. У меня нормальные отношения со всеми министрами, и с Зурабовым тоже. Но то вранье, которым нас пытаются успокоить, не может не раздражать».

А подоплека проста

Как считает директор Института политических исследований Сергей Марков, отставок не случилось по ряду причин. Во-первых, либеральной части правительства удалось убедить президента, что проводимые реформы хотя и болезненны, но необходимы. Во-вторых, несмотря на проваленную монетизацию, правительство все же сумело сгладить ситуацию, к тому же выступления народа прекратились. В-третьих, «монетизационных» министров просто некем заменить. Никакой альтернативной команды сегодня не существует, и она, убежден Сергей Марков, даже не начала формироваться. Ну а самое главное, по словам Маркова, то, что центр принятия решений, обозначаемых как «решения “Единой России”», находится вовсе не там.

В думских кулуарах «БОССу» подтвердили: единороссовские депутаты умоляли Кремль дать им возможность максимально «отмыться» в глазах россиян от проваленной монетизации. Отсюда и критика в адрес Михаила Зурабова (найдись крайний, остальным бы пришлось легче), и неоднократные интригующие заявления в духе «отставкам — быть».

Мольбы депутатов остались безответны (разве кое-кого из них президент после слушания вниманием наградил). Теперь они вынуждены грозить правительству многократными проверками. Как сказала Любовь Слиска, «мы не будем такими легковерными и сто раз перепроверим, прежде чем принять очередную инициативу правительства».

Что же, грозить у нас пока никому не запрещено, а вот оказаться в одной упряжке, да еще и ответственность разделить… Это Думе предстоит испытать в полном объеме. Неприятные реформы только начинаются. И постоять в сторонке после громких заявлений о проверках депутатам, к их большому сожалению, не удастся.