Модест КОЛЕРОВ: Запад не консолидирован, но действует в рамках консенсуса


Беседу вел Александр Полянский

Во время событий в Киргизии в Администрации президента РФ появилось новое управление — по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами, которое журналисты тут же окрестили управлением по борьбе с «цветными революциями». Его начальником стал Модест Колеров, ранее работавший главным редактором сайта Regnum.ru. Модест Алексеевич выступал в журнале «БОСС» в качестве эксперта. Он любезно согласился ответить на наши вопросы.

— Модест Алексеевич, есть ли что-то общее у «розово-оранжево-маковых революций»? Ведь социальные и политические силы, на которые они опираются, довольно сильно отличаются. Можно ли, тем не менее, сформулировать некий общий типаж?

— Общее интенсивное, запланированное и долговременное внешнее вмешательство.

— Каково соотношение внутренних и внешних факторов в этих революциях?

— Как минимум равное.

— Какова природа внутренней поддержки? Вторая волна желания перемен, западной жизни, аналогичная той, что была уже в конце 80-х — начале 90-х годов?

— Просто смена поколений — в первую очередь поколений властвующей элиты и национального капитала.

— Как соотносятся факторы западной поддержки революций: фактор американской администрации, фактор американских демократов, еврофактор? Есть ли какие-то еще факторы? Насколько консолидирован Запад в поддержке революций?

— Не консолидирован, но действует в рамках консенсуса.

— Кто может стать следующей жертвой «розово-оранжево-маковой чумы» — Казахстан, Армения, Азербайджан, Таджикистан?..

— Такого рода перемены реализуются там, где проходят общенациональные выборы.

— Возможна ли «контрреволюционная» политтехнология, которую применят пророссийские силы? Каковы требования к ней и какой может быть ее основная идея — «Запад несет порабощение»? Или «нам лучше вместе, на Западе мы никому не нужны»? Или и то и другое?

— Без комментариев.

— Может ли стать жертвой Россия, несмотря на то что подобные события усиливают у нас антизападные настроения?

— Не может.

— Какова цель Запада — создать на территории бывшего СССР протекторат?

— Вопрос не по адресу.

— Можно ли сказать, что Россия упустила шанс на реинтеграцию постсоветского пространства на основе ностальгических настроений в бывших советских республиках в середине 90-х годов? Не смогла стать даже слабым магнитом для постсоветских государств?

— Реинтеграция — дело самих народов. Солидарной воли к реинтеграции не наблюдается.

— Возможно ли создание экономического магнита — зоны укрепляющегося рубля на фоне слабеющего доллара? Культурного магнита? Каких-то других магнитов?

— Культурный магнит — многовековая реальность, а не примитивный инструмент реинтеграции. Признаков того, что кто-то придумал культурный магнит специально для реинтеграции, я не вижу.