“Холодный мир”


Текст | Татьяна Кособокова

События в Киргизии показали, насколько не правы были аналитики, объяснявшие революции в Грузии и Украине внутренними причинами. Стало совершенно очевидно, что перевороты в постсоветских государствах организуются извне
с использованием тех или иных внутренних факторов.

«Холодную войну» против СССР, судя по всему, решено продолжить — в форме этакого «холодного мира», когда фронтальной борьбы нет, по многим направлениям есть сотрудничество, но при этом взята линия на установление контроля на постсоветском пространстве по всем ключевым направлениям.
Прежде всего речь идет о создании на территории бывшего СССР подконтрольных Западу режимов. Входит ли в планы США и ведущих европейских стран установление такого же режима в России или дело ограничивается созданием санитарного кордона по концепции Бжезинского, пока не ясно. Но ясно другое: спокойной жизни России и ее союзникам в ближнем зарубежье в ближайшие годы не будет.

Кремлевские cтрахи

Грузинский переворот удивил российский истеблишмент, украинский — насторожил, киргизский — заставил крепко задуматься. Тем более что сценарий a la revolution нам начали предрекать с завидным усердием.

Напомним, что формальным поводом для событий в Киргизии послужили выборы в парламент (Жогорку Кенеш). Идеологию своей предвыборной кампании оппозиция выразила в лозунге «Акаева — в отставку». И он пришелся кстати: случись в Киргизии землетрясение или потоп, народ все равно пошел бы на улицу с антиакаевскими лозунгами.

Природных катастроф не потребовалось. Катализатором готовности масс к действиям стал уже первый тур выборов, состоявшийся 27 февраля. Почти сразу оппозиция организовала митинги на юге страны в городах Джелал-Абад, Нарын, Узген. Действующую власть обвиняли во вмешательстве в ход выборов и фальсификации результатов первого тура. Беспорядки в Джалал-Абаде сопровождались захватом здания администрации, а в Оше — перекрытием шоссе Бишкек — Ош.

Во втором туре, проходившем 13 марта, оппозиция смогла провести в парламент только шесть своих представителей. Большинство депутатских мандатов получила проправительственная партия «Алга Кыргызстана». Сын и дочь Аскара Акаева — Айдар и Бермет — стали членами парламента. Дальнейшие события развивались стремительно. В южных городах штурмом брали административные здания и аэропорты. Появились сведения о первых жертвах. Спустя неделю президент Аскар Акаев бежал из страны, а зрителей ТВ поразили кадры мародерства и погромов в столице республики.

«Революция маковой соломки»

Президент Киргизии поплатился за то, что не захотел поделиться властью. По слухам, просочившимся из его администрации, успех правительственной партии в парламентской кампании подвиг Акаева на решение продолжить управление республикой и по завершении срока президентских полномочий (осень 2005 года). Уже разрабатывались поправки к Конституции. Но планы Акаева пришлись не по нраву югу республики — известно давнее соперничество между южными и северными киргизскими родовыми кланами. Это и является истинной причиной киргизских событий. Разжечь межнациональную вражду, выдав ее за классовую, особого труда не составило. На юге республики проживает в основном узбекское население, и именно здесь трения на этнической почве не раз приводили к кровопролитию.

Честно говоря, язык не поворачивается назвать произошедшее в Киргизии революцией. Кремлевский политолог, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский заявил на пресс-конференции в РИА «Новости»: «Перед нами уже не “революция роз” или других замечательных домашних растений, а “революция
маковой соломки”, “революция анаши”».

Как считает эксперт, многие и на Западе, и в России поторопились приветствовать киргизские события, «выдав тем самым аванс бишкекскому мятежу, который был назван революцией». «Картина происходящего в Центральной Азии говорит о том, что политический класс несет ответственность перед своим народом, которым он не вправе пренебрегать. Эти события показывают, к чему ведет раскол в составе самого правящего класса, чем бы этот раскол ни был вызван», — предостерег глава ФЭП.

Смешанные чувства

Российские политологи полагают: события в Киргизии должны стать для нас уроком, особенно в свете модных в последнее время «заигрываний с революцией». Надо сказать, киргизские события восприняли в нашей стране со смешанными чувствами. С одной стороны, в России отсутствуют явные кланы, готовые оспорить власть. А значит, опасаться киргизского сценария не приходится. С другой — в общественное сознание заброшена «удочка» в виде идеи переформатирования страны в парламентскую республику с Владимиром Путиным в роли премьер-министра. То есть рассматривается вариант оставить у власти правящую элиту. Реакция российской общественности была несколько вялой. Ответ на вопрос «А стоит ли?..» пришел из Киргизии.

Вскоре после «тюльпановой революции» заместитель главы Администрации президента РФ Владислав Сурков, прямо скажем редко балующий прессу вниманием, поспешил озвучить позицию российской власти: «Я против парламентской республики. Это приведет к распаду страны».

В том же ключе высказался Глеб Павловский. «Когда в стране все настолько спокойно, что даже изменение Конституции является какой-то проходной политической новостью, тогда можно менять Конституцию», — неожиданно заявил политолог, месяцем раньше не исключавший возможности корректировки Основного закона. «Я думаю, что Россия не должна специально под выборы менять свое государственное устройство. То, что у нас исторически так произошло несколько раз: в 1991-м, в 1999-м, в 1917-м, не значит, что мы планируем революции каждые восемь лет. Это сумасшедший дом», — искрометно заметил глава ФЭП. И добавил: «В США во времена Рузвельта развешивали билборды “Революция есть форма правления в Америке немыслимая”. Я приветствую этот слоган».

Переворот по-нашенски

Что ж, можно считать, российская элита с изменением Конституции благодаря Киргизии разобралась. Менять Основной закон в ближайшее время, похоже, не будут. Теперь у околокремлевских экспертов вызревает другой план. Тот же Павловский уже объявил начало революции в России: «Наша революция существует, к счастью, не так громко, как киргизская и украинская, но идет вполне реально и имеет перспективу нарастать к 2007 году». По его мнению, российская революция — это обновление реальной «команды Путина» по мере приближения к выборам. Одновременно решается вопрос, чем команда, сейчас находящаяся в авангарде, станет после Путина (говоря о команде, политолог имеет в виду и назначаемых губернаторов).

Звучит все это как предложение поучаствовать в формировании новой команды будущего президента России в обмен на отказ от противостояния ему. Слова Павловского столь откровенно обращены к политикам, оставшимся после прихода Путина не у дел, что просто мороз по коже. Сможешь договориться с действующей элитой — получишь пропуск во власть, не сможешь — извини, тебе предлагали, так что не устраивай тут революций!

Забавно смотрится еще одно обстоятельство: в феврале Владислав Сурков неожиданно изъявил желание пообщаться с отечественными рок-музыкантами. Он лично встретился с самыми известными: Борисом Гребенщиковым, Земфирой, Вячеславом Бутусовым, Сергеем Шнуровым, Владимиром Шахриным, а также с продюсерами «ЧайФа» Дмитрием Гройсманом и «Сплина» Александром Пономаревым. На встрече обсуждалось тяжелое положение рок-культуры и попсовые перекосы ТВ. Сошлись на том, что было бы неплохо внедрить на государственных телеканалах программы, пропагандирующие рок-культуру. Предложений поучаствовать в «агитках», конечно, не было. Однако сами музыканты ушли со встречи с ощущением, что ими заинтересовались, их услышали. А большей цели пока и не ставили. И, конечно, это чистое совпадение, что в Петербурге недавно готовился рок-концерт «Хватит Путина!»…

Причем и глава ЦИК Александр Вешняков, и глава ФЭП в один голос обещают в 2007 и 2008 годах проведение «самых прозрачных и честных выборов». Если вспомнить, с чего начались события в бывших советских республиках, можно с уверенностью сказать: околовластные структуры, бесспорно, сделали вывод из бурных событий у соседей. Проиграв борьбу за влияние в этих регионах, они сосредоточились на главном — не допустить ошибок у себя, во что бы то ни стало избежать варианта, подобного грузинскому, украинскому и киргизскому.

Кто на новенького?

В общем-то, ни для кого уже не тайна силовая смена правящих элит в странах СНГ. Во время визита в Армению Владимир Путин дал понять, что препятствовать тому не намерен. «СНГ создавалось для цивилизованного развода. Все остальное — шелуха», — заявил российский президент, шокировав многих. Обозначая новую политику Кремля на постсоветском пространстве, Путин выразился просто: «СНГ — клуб для взаимной информации и выяснения проблемных вопросов общего характера».

Таким образом, Россия заявила о самоустранении из лидеров на просторах бывшего СССР, дав зеленый свет остальным республикам бывшего Союза на прозападную переориентацию.

Руководствуясь этой логикой, следующей «цветочной революции» можно ожидать где угодно. Некоторые наблюдатели уже занесли в «революционный список» регионы России, что вызвано трениями между жителями Ингушетии и Чечни, Чечни и Дагестана, Калмыкии и Астраханской области. Другие ожидают событий в Казахстане и даже Белоруссии.

Западные эксперты вовсю пророчат перевороты и Азербайджану, и Армении, и Казахстану, и Туркмении, и Белоруссии, и, наконец, России.

В случае с Азербайджаном намекают на предстоящие в ноябре 2005 года выборы. Называется возможная сила — расколотая в октябре 2003 года оппозиция.

Армении грозят бациллой «замороженного» карабахского конфликта (пример использования клановой вражды мы видели в Киргизии) и также прогнозируют масштабные фальсификации на выборах.

Казахстану революцию предрекают в меньшей степени, объясняя это тем, что якобы президент Нурсултан Назарбаев предусмотрительно сделал свою дочь лидером новой оппозиционной партии.

Узбекистан, считающийся на Западе «носителем одной из самых жестких диктатур в Среднеазиатском регионе», тем не менее уже открыл двери перед американцами, которые с 2001 года имеют здесь военно-воздушную базу.

К Туркмении Запад относится настороженно, ссылаясь на чрезмерную закрытость этого государства. Однако и здесь революционных всплесков не исключают.

Маловероятным называют восстание народа в Таджикистане по причине того, что лидер страны Эмомали Рахмонов смог записать в свой актив частичный раздел власти с исламистской оппозицией.

В Белоруссии наблюдатели отмечают увеличение числа гражданских инициатив, воодушевленных украинским примером. Кроме того, регулярно собирающиеся в Минске студенческие демонстрации воспринимаются Западом как положительный знак.

Что же до России, то иностранные эксперты констатируют: серия провалов власти ослабила российский режим, все больше скатывающийся к авторитаризму. Тем не менее «на вопрос “Какого цвета может быть революция в России?” никто не берет на себя смелость дать ответ».

Если западные эксперты уже списали СНГ со счетов, то российские, похоже, готовы петь Содружеству оду. Глеб Павловский, например, убежден, что СНГ никуда не денется. Точнее, странам — участницам Содружества Независимых Государств деваться из него просто некуда. Пока не будет предложена альтернативная формула «системы союзов России и ее друзей на постсоветском пространстве», СНГ останется вне конкуренции. Ситуацию с СНГ Павловский предлагает сравнивать с ситуацией с ООН. Все недовольны Организацией Объединенных Наций (дорогая, забюрократизированная, неэффективная), однако же другой в настоящее время нет! Главное же, уверен глава ФЭП, в том, что «основные игроки на постсоветском пространстве, и прежде всего Россия, не определили своих планов на ближайшие хотя бы пять — десять лет. Пока эти планы не будут определены и объявлены, пока мы не узнаем, в чем доктрина РФ в отношении постсоветского пространства, бессмысленно придумывать новые организационные структуры».

Поразительно, что близкий к Кремлю эксперт даже не скрывает отсутствия у власти какой бы то ни было политики в отношении стран — бывших союзниц.

Что же до смены власти на территории СНГ, то Павловский считает возможным сравнивать данные процессы с недавними событиями на Ближнем Востоке. «Смысл этого переформатирования в построении национально укорененных правовых институтов и институтов реального народовластия в своих странах», — делится собственным мнением эксперт. Мешают же этому те, кто «некомпетентно вмешивается в процесс». В частности, знаменитое заявление Кондолизы Райс по поводу происходящего на постсоветском пространстве, Павловский назвал «просто некомпетентным» и «пропагандистским».

Иными словами, с внешней политикой у России не все гладко. Но исправлять положение власть не торопится. Напротив, российская элита предпочла озаботиться собственным спасением из возможного (а может, и неизбежного) попадания в революционную воронку. Для того чтобы «цветочная зараза» не перекинулась на Россию, Кремль организовал отдельное ведомство — Управление президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами, прозванного журналистами «контрреволюционным управлением». Оно и займется делами СНГ и, вероятно, «антипиаром» революции внутри России.