Одна голова – хорошо, а две – лучше


Текст | Александр Гришунин, Олеся Владимирова

За три года своей эволюции реформа пенсионной системы в нашей стране умудрилась быстрее накопить оппонентов, нежели деньги будущих пенсионеров. Помимо ожидаемого недовольства рядовых участников пенсионной системы – а это перманентное состояние наших пенсионеров вполне оправданно как размерами их пенсий, так и уровнем информированности о планах государства, – реформа не нашла понимания даже у своих «спонсоров» – компаний-работодателей. О причинах таких настроений в деловых кругах можно судить по инициативам компаний – членов Ассоциации менеджеров, подключившихся к работе недавно созданного Комитета по пенсионной системе.

Общее недовольство компаний-работодателей вызвано кулуарным поведением государственных органов, до последнего времени не стремившихся привлекать бизнес к непосредственному участию в разработке законодательных нормативов пенсионной реформы. Это привело к тому, что многие важные вопросы, волнующие бизнес, не нашли своего отражения в законодательных актах, предлагаемых и реализуемых государством в одностороннем порядке. Несмотря на то что и Министерство здравоохранения и социального развития, и Пенсионный фонд РФ – ведомства достаточно открытые, тем не менее бизнесу остается лишь догадываться об изменениях в стратегии государственного регулятора реформы.

Однако непредсказуемость законодательного поведения власти – это еще полбеды. Основные трудности связаны с таким же кулуарным исполнением государственными органами сотворенных ими законов. Нет прозрачной отчетности по инвестициям ПФР. Куда и на что идут взносы, которые работодатель выплачивает в Пенсионный фонд, – вопрос понятный и справедливый для любого человека, когда-либо имевшего дело с деньгами.

Сегодня на общем туманном фоне реформы определились и конкретные очаги напряженности вокруг таких проблемных зон, непосредственно захватывающих интересы работодателей, как профессиональная пенсионная система, перспективы увеличения коэффициента замещения, дифференциация пенсии на трудовую и социальную. Последний вопрос наиболее остро обозначился после принятия правительством решения о выдаче российских паспортов гражданам Южной Осетии и Абхазии, что автоматически увеличило число застрахованных лиц, участвующих в российской пенсионной системе, на численность указанных республик. Поскольку пенсию по нормам российского обязательного пенсионного страхования может получать только человек, работающий в нашей стране, в деловых кругах ведется дискуссия о необходимости разграничения социальной и трудовой пенсий, в том числе по источникам их финансирования. Люди, получившие российское гражданство таким образом, обеспечивались бы социальными пенсиями, финансируемыми через отдельную строку федерального бюджета, что позволило бы уберечь и без того дефицитный бюджет ПФР от дополнительного распределения.

Вина о двух началах

Часто ответы на вопросы, так или иначе касающиеся взаимодействия российского бизнеса и власти, формулируются в двух идеологических направлениях, генерирующих все последующие выводы: либо государство у нас неэффективное и коррумпированное, не умеющее писать разумные законы, а главное – отслеживать их исполнение, либо бизнес у нас слаб, непрозрачен и неинициативен.

Не миновала эта дилемма и вопросов пенсионной реформы. Хотя, с объективной точки зрения, здесь правильнее было бы использовать вместо разделительного «либо» перечисление – и государство, и бизнес, потому что не может быть здорового бизнеса при больном государстве. Конечно, несправедливо валить вину целиком на голову государства. Однако нельзя не признать и тот факт, что в вопросах, где власть обязана выступать в качестве застрельщика, она по определению несет большую ответственность.

Что касается обвинений в бездействии, раздающихся в адрес отечественного бизнеса, то они вполне оправданны. Но беда нашего бизнеса на самом деле не в его безразличии к происходящим в обществе процессам, а в его неспособности доказать обратное. Никто не услышит глас вопиющего в пустыне, если это не глас толпы. К сожалению, в отечественных деловых кругах до сих пор не наблюдалось даже попыток консолидировать свое влияние на ход пенсионной реформы.

Ассоциация менеджеров как организация, представляющая интересы профессиональных управленцев-практиков в сфере бизнеса, то есть людей, максимально заинтересованных в том, чтобы пенсионная система работала, и работала эффективно, со своей стороны старается решить обозначенную проблему. Мы создаем в рамках ассоциации именно такую площадку – Комитет по пенсионной системе, участвуя в деятельности которого, руководители ведущих компаний страны могли бы выработать общую позицию относительно состояния отечественной пенсионной системы. Одной из главных задач комитета должно стать представление консолидированной позиции компаний-работодателей не только государству, но и всему обществу, потому что, помимо недопонимания с властью, у работодателей существуют проблемы во взаимопонимании с сотрудниками, пенсионерами компаний, профсоюзами и т. д.

Свой кошелек ближе к сердцу

Не секрет, что многие компании берут заботу о пенсионном обеспечении своих сотрудников на себя – через создание в своей организационной структуре собственного негосударственного пенсионного фонда (НПФ). Как правило, схемы корпоративного пенсионного обеспечения, включаемого в социальный пакет каждого сотрудника компании, реализуются крупнейшими отраслевыми представителями («Газпром», ЛУКОЙЛ, ГМК «Норильский никель», «СУАЛ-Холдинг», ТНК-ВР, РАО «ЕЭС России», РУСАЛ и многие другие), которые вынуждены были прийти к этой цивилизованной модели из соображений безопасности корпоративных пенсионных инвестиций.

Дело в том, что создаваемая государством система функционирования независимых НПФ и управляющих компаний (УК) оказалась не во всем приемлемой, а главное, безопасной для крупнейших работодателей. Не говоря уже о рядовых гражданах, которые по причине еще большей неосведомленности о концептуальных основах и процессе пенсионной реформы вообще боятся доверять свои пенсии негосударственным структурам.

Это опять же объясняется законодательными промахами. Государство не выполнило обязательств по обеспечению условий эффективного функционирования той самой накопительной системы, ради чего и была задумана пенсионная реформа. В результате реформа затормозилась на стадии создания необходимого числа игроков рынка пенсионных инвестиций – НПФ и УК, не предоставив им систему понятных правил для взаимодействия. Нормативно не прописаны даже пункты формального администрирования системы: типовые формы договоров доверительного управления для передачи НПФ пенсионных денег в управляющие компании; строки бюджета ПФР на административные расходы, что в результате урезало сроки передачи пенсионных вложений в НПФ до одной недели; критерии конкурсного отбора управляющих компаний и т. д.

Главный же риск для работодателей, ответственных за пенсионное обеспечение своих сотрудников, заключается, как и в случае с ПФР, в отсутствии прозрачной системы инвестиционного отчета фондов и управляющих компаний за доверенные им деньги перед вкладчиками. В такой ситуации крупнейшие компании предпочитают не рисковать своими деньгами в «чужих кошельках», заключая договор с тем или иным НПФ, а организуют собственный пенсионный фонд. Это позволяет облегчить контроль над пенсионными вложениями сотрудников компании путем сокращения финансовой цепочки.

Таким образом, бизнес вновь нашел метод нейтрализации недоработок государства, традиционно действуя по принципу единовременного решения и облегчая себе жизнь до следующего законодательного ляпа. Стоит принять во внимание, что корпоративные пенсионные программы все-таки действуют, и довольно успешно, и это еще один повод для обмена опытом между компаниями, реализующими такие проекты. А значит, и возможность поразмыслить над представлением практических рекомендаций правительству, воюющему в одиночку с неподдающейся его теоретическому сознанию нормативной базой.

Шаги навстречу

Причины возникшего напряжения вокруг пенсионной реформы кроются именно в недостаточном взаимодействии ее основных участников и исполнителей, как в процессе разработки самой концепции, так и в ходе ее реализации. Правительство, пытаясь что-то исправить, вносит хаотичные изменения по мере протекания реформы, тем самым отрицательно влияя на взаимосвязанные друг с другом системы пенсионного обеспечения и налогообложения. Негосударственные пенсионные фонды заявляют, что вкладчики к ним не идут из-за драконовских налогов и традиционного недоверия к негосударственному сектору. Работодатели, не зная, куда податься, и не веря в собственные консолидированные силы, разрозненно создают корпоративные НПФ у себя под боком. А рядовые граждане, с привычным скепсисом наблюдая за этой картиной, готовятся работать до тех пор, пока их не вынесут вперед ногами.

Однако, несмотря на продолжающееся пока взаимное недовольство и обвинения – то в бессилии, то в некомпетентности, – бизнес в лице работодателей и власть начинают делать шаги навстречу друг другу в поисках выхода из пенсионного тупика. Об этом мы можем судить по активному участию компаний-работодателей в разработке вопросов пенсионной тематики в рамках недавно запущенного Комитета по пенсионной системе Ассоциации менеджеров. Кроме того, мы видим заинтересованность со стороны Министерства здравоохранения и социального развития, Пенсионного фонда и других министерств и ведомств в результатах деятельности ассоциации в данном направлении.

Авторы – руководители Комитета по пенсионной системе Ассоциации менежденров России