Ждали «зачисток» — вышел консенсус?


Текст | Михаил ВИНОГРАДОВ

Новая схема избрания губернаторов с самого начала выглядела двойственно. С одной стороны, недвусмысленная демонстрация внимания Кремля к регионам, к локальному политическому процессу. С другой — всем ясно, что скамейка запасных у федерального центра невелика.

к тому же способности возможных «московских» назначенцев неочевидны, да и регионы отнюдь не являются приоритетом в политике центральной власти. Так что схема выглядела не столько способом «зачистки» нынешних губернаторов, сколько попыткой повлиять на рост лояльности.

Официальное заявление о намерении расширить полномочия новых губернаторов, переподчинив им силовые структуры на местах, таило немало опасностей. Среди них — психологическая неготовность генералов в регионах подчиняться политикам, против которых они еще недавно вели собственную игру. Кроме того, в случае ослабления центральной власти союз губернатора и спецслужб грозит возможным ростом сепаратизма (как минимум экономического).

Еще одна интрига, вызвавшая полемику, — судьба полномочных представителей президента в федеральных округах. Этот и без того не слишком эффективный институт власти вообще оказался под сомнением: зачем нужны полпреды и федеральные инспекторы, если Москва напрямую вмешивается в жизнь региона и назначает лояльного ставленника? Однако президент решил вдохнуть в данный институт новую жизнь, поручив полпредам отбирать кандидатов на пост губернатора.

Люди и шансы

Анализируя прежнюю кадровую политику федерального центра на региональных выборах, эксперты попытались смоделировать принципы формирования пула кандидатов в губернаторы (куда изначально входит больше двух человек). Предпочтительнее шансы действующего руководителя региона, спикера местного парламента, главного федерального инспектора, депутата Госдумы от региона, прокурора, главы местного управления ФСБ. Чуть хуже оцениваются шансы вице-губернаторов, сенаторов, мэров крупных городов, лидера отделения «Единой России», руководителей крупных местных компаний (добыча и переработка).

Долго оставалось неясным, проведет ли центр свою идею в жизнь поэтапно или же в ближайшие полгода глав регионов вынудят ставить вопрос о доверии президента, провоцируя таким образом досрочное решение вопроса о власти. Много было разговоров о курганском губернаторе Олеге Богомолове, поставившем этот вопрос сразу после победы на выборах. Однако его победа оказалась не очень убедительной, и глава Курганской области постепенно исчез из топ-листа наиболее дружественных центру руководителей регионов. На лавры первого назначенного губернатора претендовал и Сергей Собянин из Тюмени.

Вопрос масштабной «зачистки» губернаторского корпуса месяц за месяцем, начиная с сентября, продолжал обостряться. Это стало особенно заметно в середине января при попытке переложить на региональные власти ответственность за провал монетизации льгот. Правда, начатая государственными телеканалами антигубернаторская кампания быстро выдохлась (граждане сочли виновниками именно федеральные власти), и в Москве решили вернуть большую часть губернаторов в «президентский лагерь». Сергей Дарькин и Сергей Собянин получили возможность поставить перед президентом вопрос о доверии, на что был дан положительный ответ, а в Амурской и Владимирской областях центр предпочел сделать ставку на прежних руководителей Леонида Короткова и Николая Виноградова — их наиболее серьезные оппоненты не попали в списки, представленные полпредами в Кремль.

Особенно примечательно решение о продлении полномочий Собянина. Оно выглядит свидетельством прочности позиций «северных» элит Тюменской области. Собянин время от времени конфликтует с главами Югры и Ямала Александром Филипенко и Юрием Нееловым, но в принципиальных вопросах они выступают консолидированно. Выбор в пользу Собянина означает, что у Филипенко, а возможно и у Неелова (которому приходится воевать с мощным «газпромосковским» лобби), есть шансы сохранить посты. Перефразируя известные слова Александра III «У России только два союзника — армия и флот», можно сказать, что именно Ямал и Югра обеспечивают стране относительное экономическое благополучие.

В некоторых регионах, вполне вероятно, центр пойдет на замену губернаторов (первыми в «проскрипционном» списке стоят Тульская, Саратовская и Самарская области), но особого стремления заменить всех глав регионов у Кремля пока не просматривается.

Лучше без тайн

Пионерами в обкатке новой процедуры оказались полпреды Георгий Полтавченко и Константин Пуликовский. Вопреки прогнозам скептиков, оба сделали процесс отбора кандидатов относительно открытым. И во Владимире, и в Благовещенске прошли многочасовые консультации с представителями региональных элит. Не исключено, что дискуссии носили отчасти имитационный характер, ведь полпред уполномочен вынести вердикт и без обсуждений. Однако консультации сняли напряжение: губернии боятся «варягов», а полпредам как минимум пришлось бы прилюдно выразить свое отношение к ним.

Менее прозрачными были действия Сергея Кириенко (он получил отсрочку на несколько недель) и Петра Латышева (выбор в пользу Александра Филипенко в Ханты-Мансийском округе делался непублично). Виктору Казанцеву и Дмитрию Козаку не довелось поучаствовать в процессе, поскольку в их федеральных округах сроки полномочий губернаторов истекают позже. В самом невыгодном положении оказался Илья Клебанов, не сумевший противостоять Алексею Баринову на февральских выборах губернатора Ненецкого автономного округа.

При относительной открытости новой процедуры участие в ней действующего главы региона более выигрышно, нежели постановка вопроса о доверии президента. Гарантии работы на своем посту, получаемые назначенцем, весьма эфемерны — его отстранение способно последовать в любой момент. Но если человек прошел процедуру назначения, убрать его труднее. Соответственно центр принужден более аргументированно выносить вердикт, а значит, первое время ограничен в возможностях внезапного отстранения назначенца от должности.

Есть мнение, что именно относительная открытость процесса назначения побудила приморского губернатора Сергея Дарькина поставить перед президентом вопрос о доверии: в силу его неоднозначной репутации центру было бы сложнее без ущерба для собственного имиджа провести Дарькина через новую процедуру.

Каковы могут быть ближайшие политические последствия новаций? Некоторые эксперты, увидев в конце 2004 — начале 2005 года ухудшение электоральных показателей «Единой России» на местных выборах, стали утверждать, что президент «дальновидно» перешел к новой схеме избрания губернаторов, предчувствуя падение популярности «партии власти». Но такое объяснение представляется не очень вразумительным: президенту было бы куда проще и надежнее отказаться от проекта монетизации льгот, нежели пойти на вызвавшую неоднозначную реакцию даже у его сторонников отмену прямых выборов.

Обострившуюся проблему падения популярности власти еще предстоит решать. И здесь действующие губернаторы могут оказаться в выигрыше. Федеральный центр использует в отношениях с ними тактику компромиссов, а не тотальных «зачисток». Кроме того, есть вероятность свертывания непопулярного проекта укрупнения регионов (хотя жителям Таймыра и Эвенкии, судя по всему, уже не удастся избежать подобной участи). При этом новоназначенным губернаторам не придется быть заложниками непопулярных экономических реформ, которые, вероятно, центр не станет форсировать в ближайшее время. Б

Автор — руководитель департамента политического консультирования центра коммуникативных технологий «PRОПАГАНДА»