Привет Cкупому рыцарю


Текст | Владимир ГУРВИЧ

Агентство Standard & Poor’s сообщило о повышении долгосрочного суверенного кредитного рейтинга Российской Федерации по обязательствам в иностранной валюте с «ВВ+» до «ВВВ-».

Standard & Poor’s также повысило краткосрочный суверенный кредитный рейтинг России по обязательствам в иностранной валюте с «В» до «А-3»; долгосрочный суверенный кредитный рейтинг по обязательствам в национальной валюте с «ВВВ-» до «ВВВ» и рейтинг по национальной шкале с «ruAA+» до «ruAAA». В то же время были подтверждены краткосрочные суверенные кредитные рейтинги по обязательствам в национальной валюте «А-3». Прогноз — «Стабильный».

Одобряют, но…

Россия — одиннадцатое государство, переведенное решением Standard & Poor’s из спекулятивной в инвестиционную категорию. «Повышение рейтингов отражает недавнее существенное улучшение показателей государственной задолженности и внешней ликвидности, —комментирует ситуацию кредитный аналитик агентства Хелена Хессел. — Столь значительный успех уравновешивает серьезный и возрастающий политический риск, ключевой ограничительный фактор рейтинга в России».

В своем анализе Standard & Poor’s отмечает, что государственный сектор в России стал нетто-кредитором к концу 2004 года с чистыми внешними активами, составившими 11% текущих доходов платежного баланса. Результат особенно заметный по сравнению с концом 2003 года, когда госсектор представлял собой нетто-должника с объемом задолженности более 17% текущих доходов.

Российское правительство стало внешним нетто-кредитором к концу прошлого года, и это, по мнению г-жи Хессел, является важнейшим фактором для рейтингового анализа в контексте существующих серьезных политических, институциональных и структурных проблем. То есть финансовая гибкость, доступная правительству, перевешивает риски.

Согласно ожиданиям, позиция внешнего нетто-кредитора еще более укрепится в ближайшие два года с активами расширенного правительства более 22% текущих доходов на конец 2005 года и 35% к концу 2007 года. Общий объем обслуживания внешнего долга расширенного правительства — $13,6 млрд в 2005 году и менее $12 млрд в 2006—2007 годах. Суммы вполне сопоставимы с $18,8 млрд активов, аккумулированных в стабилизационном фонде, и вероятным их увеличением в следующие три года, а также с высоким уровнем золотовалютных резервов ($118 млрд на конец 2004 года) Центрального банка России. С учетом по-прежнему высоких в перспективе цен на нефть позиция России в налогово-бюджетной сфере остается сильной, внешняя ликвидность будет улучшаться и дальше, уравновешивая быстрый рост внешнего долга частного сектора.

Одновременно Standard & Poor’s отмечает политическую неопределенность в стране и замедление процесса реформирования. Вкупе с необоснованными экономическими решениями это способно подорвать доверие инвесторов, привести к увеличению оттока частного капитала за границу. Такой расклад повлияет на потенциальный рост российской экономики, на сильные нынешние позиции в сфере ликвидности и на ситуацию с государственной задолженностью. Он может негативно отразиться в будущем на суверенных рейтингах.

Арифметика против алгебры

Присуждение России долгосрочного суверенного кредитного рейтинга не кем-нибудь, а третьим рейтинговым агентством из большой тройки не случайно совпало с другим знаменательным событием. Наша страна досрочно полностью расплатилась с МВФ, переведя на счет этой организации более чем $3 млрд (о чем, сияя от счастья, объявил министр финансов). Тем самым на выплате процентов сэкономлено свыше $200 млн, их можно вложить в экономику. Правда, Алексей Кудрин удержался от подсчетов прибыли от инвестирования $3 млрд в народное хозяйство. Но это уже не арифметика, а сложная наука алгебра.

Впрочем, алгебраические функции вряд ли могут сильно занимать наших финансовых руководителей. Ведь их усердие по возвращению внешнего долга не раз вознаграждалось. Теперь вот и Standard & Poor’s премировало их инвестиционным рейтингом.

Действительно, показатели выглядят почти фантастическими. Внешний долг снизился с уровня примерно 120% ВВП до отметки немногим более 30%, золотовалютные запасы за один 2004 год выросли на $44 млрд. По этой позиции мы шестые в мире! В течение нескольких лет бюджет сводится с профицитом, в то время как в США бюджетный дефицит на нынешний год запланирован в рамках $400 млрд.

И высокоразвитая Япония надеется добиться бездефицитного бюджета лишь к 2013 году. Кроме того, накоплен стабилизационный фонд в размере 647 млрд руб. Такими макроэкономическими достижениями способно похвастаться считанное количество государств.

Правда, у медали есть оборотная сторона: снижение темпов экономического роста, дальнейшая деградация отраслей промышленности с высоким уровнем добавленной стоимости. Средняя зарплата в России меньше, чем в Румынии, большая часть населения относится к классу бедных и нищих. В прошедшем году сумма прямых иностранных инвестиций составила $6,6 млрд (в 2003 году — $7,5 млрд).

Руководство страны, почти не уделяя внимания развитию реальных секторов экономики, основные усилия сосредоточило на вопросах финансовой стабилизации. И добилось своего. А вот чего добилась страна, получив долгосрочный суверенный кредитный рейтинг?

Курьерские скорости

Фондовый рынок, пребывавший по причине известных последних событий не в лучшем положении, крайне позитивно отреагировал на подарок стране от Standard & Poor’s. Котировки тут же пошли вверх. Однако, как признает главный стратег по рынку акций компании «Атон» Алекс Карпович, в основном рынок разогрели спекулятивные деньги, образовавшиеся вследствие нападок на Юкос. Повышение рейтинга — важный, но не единственный фактор в принятии инвестиционных решений. Главный из них — отсутствие политических рисков, считает Карпович. Поэтому в отсутствии долгосрочных инвестиций, скажем пенсионных фондов, рост котировок на каком-то этапе приостановится. Инвесторы снимут сливки с этой новости, а дальше начнутся корректировки движения.

Однако вопрос стоит шире: нужны ли нам вообще сегодня портфельные инвесторы? Руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич полагает, что в нынешней ситуации массового притока долларов в страну их появление вряд ли окажет положительное влияние на экономику. Нам требуются прямые иностранные инвестиции (ПИИ), а в данной области повышение суверенного рейтинга — фактор не столь значимый.

Другое дело — российские компании. Повышение суверенного рейтинга дает им шанс поднять собственный рейтинг. (Как известно, рейтинг компании не может быть выше рейтинга страны.) А это ведет к снижению стоимости заимствования за рубежом. Если раньше реальной возможностью получить финансирование за границей обладали крупные предприятия, то теперь путь к зарубежным деньгам открывается и среднему бизнесу.

Однако здесь есть свои минусы. Кредитование российских компаний за рубежом способно обернуться потерей клиентов отечественной банковской системой, и так страдающей от нехватки надежных заемщиков. Последствия выразятся в ее ослаблении и усилении позиций иностранного банковского капитала. Или в росте корпоративной задолженности, которая и без того увеличивается с курьерской скоростью.

Впрочем, в условиях аномально высоких цен на нефть, делает вывод Евсей Гурвич, повышение рейтинга не окажет большого позитивного влияния на российскую экономику. Вот если ее стоимость уменьшится хотя бы до $25 за баррель, потребуется увеличение притока валюты в страну. И рейтинг может помочь в той или иной степени восполнить нехватку. В целом же инвесторов известили о снижении рисков в России. Хороший сигнал.

Спуск лавин отменяется

Новость, безусловно, позитивная, ее давно ждали, — считает первый заместитель директора Института мировой экономики и мировых отношений Александр Дынкин. Мир признает тот факт, что у нас много денег, что у нас большие золотовалютные резервы и, вообще, хорошие макроэкономические показатели. Соответственно открываются определенные перспективы. Например, американские пенсионные фонды, согласно их уставу, не имеют права инвестировать свои средства в страны, не удостоенные минимальных инвестиционных рейтингов. Для бизнеса улучшаются потенциальные возможности заимствования на мировых финансовых рынках. Но мощной инвестиционной лавины вряд ли стоит ожидать.

В реальности все определяется другими факторами: гарантиями прав собственности, особенностями правоприменения, трудовым законодательством, состоянием инфраструктуры. А в данных сферах далеко не все благополучно.

Правительство в 90-х годах упустило возможность привлечь в страну крупные прямые иностранные инвестиции. Иностранный капитал к нам так и не пришел за исключением буквально нескольких проектов. Существенную роль сыграл российский бизнес: он не был заинтересован в

серьезных зарубежных инвесторах, поскольку надеялся приобрести дешевые отечественные прибыльные активы.

Сегодня ситуация меняется, но говорить о гарантированном стабильном инвестиционном климате рано. Во всем мире идет ожесточенное соперничество за прямые инвестиции. В США, например, в каждом штате есть бюро по привлечению иностранных капвложений, где занимаются индивидуальной работой с инвесторами. Ни таких структур, ни такой практики у нас нет.

Что ж, дальнейшее развитие событий зависит от поведения правительства. Пока же оно копит деньги, получает признание рейтинговых агентств и не проводит жизненно важные для бизнеса реформы.

Если бы во времена Скупого рыцаря присваивались кредитные рейтинги, он, несомненно, получал бы их первым. Полные сундуки не оставляют сомнений в кредитоспособности. Но принесут ли эти богатства кому-нибудь пользу? Б