Алтайский парадокс


Текст | Дмитрий ЛОКТИОНОВ

Когда актера Михаила Евдокимова больше года назад выдвигали на пост губернатора Алтайского края, его сторонники апеллировали к американскому опыту: посмотрите, мол, на Калифорнию, которой успешно управляет актер Шварценеггер. Увы, правы оказались скептики, исключавшие для Евдокимова судьбу его американского коллеги: ситуация ухудшается, кризис следует за кризисом, а скандал за скандалом.

Прошел уже почти год с момента избрания Михаила Евдокимова алтайским губернатором. Результаты губернаторства неутешительны.

Нет положительной динамики в социально-экономической сфере. Паника по этому поводу, а также отсутствие управленческого опыта обусловливают кадровую чехарду, которая наблюдателям напоминает чехарду начального периода «царствования» Александра Лебедя в Красноярске.

Сначала Евдокимов расставил на все посты неместных, потом началась их перманентная замена как на других пришлых, так и на местные кадры, подобранные непонятным образом. Этот процесс был запущен вынужденно. Первым Евдокимову пришлось убрать вице-губернатора Леонида Баклицкого, которому правоохранительные органы в силу его биографии и репутации наотрез отказались предоставить допуск к секретным документам. Следующим из команды Михаила Евдокимова ушел руководитель его предвыборного штаба, а в дальнейшем вице-губернатор Алтайского края Николай Ермолов: проработав в Барнауле всего несколько месяцев, он вернулся в родной Краснодар.

Потом отдельные отставки превратились в массовое явление. В результате желающих работать в аппарате Евдокимова все меньше. Например, уже несколько месяцев вакантна должность вице-губернатора по АПК: кандидаты, приглашаемые Михаилом Евдокимовым, один за другим отказываются, а выдвигаемые местной элитой претенденты вызывают отпор у обладминистрации.

Чрезвычайно тяжелая ситуация сложилась в регионе в связи с монетизацией. В Барнауле проходят массовые митинги, и конца-краю акциям протеста против краевой модели льготирования не видно.

Помимо обостренного проблемами региона монетизационного кризиса, в Рубцовске случился энергетический, вызванный просчетами в отношениях краевой власти с органами местного самоуправления (задолженность перед энергетиками и т. п.). Большинство наблюдателей считают, что этот кризис только начало общекраевого энергетического кризиса.

Алтайский край постоянно сотрясают скандалы, крупнейшим из которых, безусловно, является попытка административными методами развернуть кампанию против алтайского депутата Думы, избранного по одномандатному округу, Владимира Рыжкова.

Несмотря на такое обилие проблем, эксперты отмечают довольно пунктирный интерес губернатора к ситуации в регионе. Евдокимов вникает только в строго определенный круг тем. Прежде всего, как свидетельствуют аналитики, он стремится не допустить ущемления интересов и создать «зеленую улицу» для тех, кто спонсировал его приход к власти.

Его ориентация исключительно на узкий круг спонсоров связана с тем, что Михаил Николаевич так и не смог, несмотря на все старания, получить поддержку федерального центра. И поддержки широких слоев местной элиты он также не имеет.

Оппозиция без оппозиции

Есть регионы, где существуют колебания «власть — оппозиция», где те и другие по очереди приходят к власти (так было, например, в Тамбове).

В Алтайском крае — по-особому. Бывшая «партия власти» проиграла губернаторские выборы и рассыпалась, многие ведущие ее представители покинули регион (включая перешедшего в аппарат полпреда в Сибирском федеральном округе экс-губернатора Сурикова). Таким образом, слабая команда Евдокимова первоначально вообще не имела серьезной конкуренции. Отчасти нишу оппонента занял краевой совет. Но в полной мере с этой задачей справиться он не может, так как перед советом стоят другие задачи. В этой ситуации Евдокимов предпринимает попытки досидеть до конца свой срок в губернаторском кресле.

Однако у него это вряд ли получится. Ведь, несмотря на отсутствие четкой оппозиции, растет недовольство им внутри региона. Но главное — Кремль уже активно ищет замену: нарастание кризисных явлений в крае в любой момент может привести к необходимости вводить прямое президентское правление, чего в Москве постараются избежать.

Слухи о том, что Алтайский край станет полигоном по апробированию снятия губернатора, идут еще с октября.

И Евдокимов на эту роль годится вполне: неэстрадного политического авторитета он не наработал, и данный шаг будет воспринят в России с пониманием, а возможно, и с одобрением.

Лидеры неначавшейся гонки

Эксперты относят к числу лидеров не начавшегося пока официально соревнования за губернаторское кресло мэра Барнаула Владимира Колганова, спикера краевого парламента Александра Назарчука и генерального директора «Алтайэнерго», депутата крайсовета Сергея Шабалина. Но отмечавшееся уже отсутствие четкой оппозиции обусловливает существование еще как минимум двух уровней конкурентов.

Среди тех, кто может при определенных обстоятельствах выйти в этой конкуренции на первый план, называют депутата Госдумы по Славгородскому округу Андрея Кнорра, начальника краевого УФСБ Юрия Сотникова, двух экс-губернаторов: Льва Коршунова и Владимира Райфикешта, бывшего депутата Госдумы, вице-президента исследовательского фонда «Институт независимой экспертизы и права» (Москва) Алексея Сарычева и депутата Госдумы по Барнаульскому округу Владимира Рыжкова.

Упоминают в числе кандидатов также секретаря политсовета алтайской региональной организации партии «Единая Россия» Леонида Хвоинского, лидера фракции «Единая Россия» в краевом совете народных депутатов Николая Рыжака, бывшего вице-губернатора Николая Чертова, экс-представителя президента в Алтайском крае, сейчас главного федерального инспектора в Московской области Николая Шубу, депутата Госдумы по Алейскому округу Николая Герасименко, вице-мэра Барнаула Александра Балабанова, экс-председателя Комитета по финансам, налоговой и кредитной политике администрации края, а ныне сотрудника Минфина РФ Андрея Юрина, бывшего первого вице-губернатора Василия Борматова, управляющего Единой пенсионной службой по Алтайскому краю, депутата крайсовета Бориса Трофимова.

Тем не менее основными претендентами на данный момент считаются Колганов, Назарчук и Шабалин. Владимир Колганов работал в горисполкоме с советских времен, потом трудился в мэрии и в глазах граждан несет ответственность за провалы администраций Евдокимова, Сурикова и предшественников. Александр Назарчук был вынужден вернуться в Барнаул после провала своей московской карьеры: он занимал пост министра сельского хозяйства в одном из составов правительства Черномырдина, на этой должности никак себя не проявил. Общая проблема Колганова и Назарчука в том, что они олицетворяют уходящее поколение элиты.

В этом смысле кандидатура Шабалина выглядит наиболее выигрышно.

Местные аналитики отмечают, что Сергей Шабалин на сегодня единственный из серьезных региональных политиков, кто не отвечает за ошибки прежней власти, при этом имеет управленческий опыт и способен консолидировать стремительно уходящую в оппозицию Евдокимову элиту. Он не «замазан» работой ни в одной из ранее существовавших губернаторских команд, возглавляет одну из ключевых структур всего Алтайского региона, действующую как на территории края, так и на территории Республики Алтай. Имеет прочные связи и в региональной, и федеральной власти, считается одним из лучших директоров российских АО-энерго.

При этом способен предъявлять публичную позицию, отвечать за кризисные ситуации, о чем свидетельствуют его многочисленные интервью местной прессе, в том числе по острым темам. Плюс может предложить программу развития региона, причем как Алтайского края в отдельности, так и объединенного с Республикой Алтай, которую возглавляет мало проявивший себя на губернаторском поприще Михаил Лапшин. На его место, кстати, метит такая весьма спорная для федеральных структур фигура, как Ралиф Сафин.

Скорее всего, в Кремле видят достоинства Шабалина и, понимая необходимость объединения двух тесно связанных экономически субъектов Федерации, отдают предпочтение ему.