Александр ДЫНКИН: в 2004 году все решал тренд экспорта

Наш достаточно долгий экономический рост закончился на календарной отметке 2004 год. Что можно ожидать в 2005 году? Об этом рассказывает первый заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО), член-корреспондент РАН Александр Дынкин.

Александр Александрович, ИМЭМО в течение ряда лет занимается подготовкой краткосрочных прогнозов. Что можно сказать об их точности?

— Прогнозы, выполненные нашим институтом, не раз и не два оказывались более точными, чем прогнозы Международного валютного фонда, хотя мы делаем их раз в год, в ноябре, а МВФ — в октябре и в апреле. Если сопоставить фактические и прогнозные данные, например, за 2003 год, то увидим, что у российских ученых средний квадрат ошибки составил 2,33, а у специалистов МВФ — 2,77.

— Как выглядел прошлый год с точки зрения глобальных и национальных экономических процессов?

— Развитие мировой экономики характеризовалось резким ускорением темпов развития — с 3,9% в 2003 году до 4,8% в 2004-м. Этот скачок стал самым высоким за два последних десятилетия. Прирост объемов мировой торговли в два раза превысил рост мирового ВВП. Что касается России, то средний ежегодный прирост нашей экономики за последние пять лет составил 6,7%. Однако в 2004 году его темпы снизились. Если в 2003 году локомотивом экономического развития являлись потребительский и инвестиционный спрос, то в 2004-м все решал тренд экспорта.

— Все опять плохо?

— Некоторые успехи есть, например, в области трудовой занятости. Число безработных сократилось на 2,7 млн человек, это высокий результат. Но он же говорит о тенденции исчерпания экстенсивных источников роста. Соответственно встает вопрос существенной активизации инвестиционного и инновационного потенциала.

— Что можно сказать о сегодняшней структуре нашей экономики?

— Отражением изменения структуры экономики явилось, например, то, что половина прироста ВВП пришлась на сферу услуг. Промышленность дала всего 25% прироста, строительство — 10%, сельское хозяйство — 5%. Услуги стали главным элементом экономического роста. В этом секторе, правда, качество и точность измерения существенно ниже, чем в промышленном.

В общем объеме прироста продукции доминирует теперь не энергетика, а машиностроение. «Машиностроительный рывок» вселяет надежды на то, что задача правильной структуризации промышленности вполне решаема.

Самая печальная ситуация складывается в легкой промышленности, которая практически исчезает. Ее вклад в совокупное производство продукции всего 1,5%. А ведь эта традиционная сфера приложения труда в малом и среднем бизнесе могла бы существенно улучшить положение небольших городов. Сумела же стать конкурентоспособной пищевая промышленность, обновив в свое время оборудование.

— Как отразилась динамика нашего развития на доходах населения?

— Они резко выросли, и это еще одна важная черта прошлого года. Доходы увеличились более чем на 20%. В то же время продолжается процесс расслоения общества на богатых и бедных. К сожалению, экономический рост не способен сократить разницу в доходах.

Возросший платежеспособный спрос населения наши производители удовлетворить не смогли. Среди причин — ухудшение условий конкуренции за счет укрепления рубля, рост издержек из-за повышения цен на топливо и металлы, что связано с высокой монополизацией экономики. В итоге индекс роста цен производителей достиг почти 29% — это в два раза выше уровня 2003 года.

— Сказался ли столь продолжительный экономический рост на реальной жизни людей?

— Впервые за годы реформ уменьшился показатель смертности населения — с 16,5 умерших на 1 тыс. человек в 2003 году до 15,9 в 2004-м. В сочетании с ростом рождаемости это привело к замедлению естественной убыли числа жителей России. Однако пока преждевременно делать вывод об устойчивости данной тенденции. Результаты нынешнего года должны показать направление, в котором будет развиваться этот процесс.

— Что, на ваш взгляд, ждет экономику России в этом году?

— На динамику ее развития в первую очередь повлияет ухудшение внешнеторговой ситуации из-за снижения цен на нефть. Если в прошлом году средняя цена нефти марки Brent составила $37 за баррель, то прогноз на 2005 год — $30 за баррель. Основную экономическую тенденцию определят внутренние факторы роста российской экономики, их способность компенсировать эти потери. По нашим прогнозам, рост ВВП может составить 6%.

— Вы говорите о необходимости новых инвестиционных и инновационных стимулов развития. Насколько перспективно это направление?

— ИМЭМО давно поддерживает идею создания особых экономических зон с целью развития инновационных и информационных технологий. Это опробованный в мировой практике инструмент стимулирования высоких технологий. И то, что первая такая зона уже формируется в Дубне, — позитивный шаг. Но этот процесс нуждается в определенном государственном контроле, дабы зоны не превратились в «офшорные черные дыры».

— Учитываете ли вы в прогнозах предстоящее вступление России в ВТО?

— Академическое исследование, проведенное совместно несколькими научными институтами, показало, что на первоначальном этапе присоединение к ВТО не окажет существенного влияния на нашу экономику. Такой вывод связан и с предполагаемым долгим переходным периодом, и с тем, что на критические товары мы заранее повышаем пошлины. На российскую экономику гораздо сильнее влияет курс рубля, чем все правила ВТО.

— В 2004 году рост иностранных инвестиций составил примерно 17%, что даже выше, чем у абсолютного чемпиона мира в этом виде «спорта» — Китая. Но их суммарный уровень остается крайне скромным — всего лишь порядка $5 млрд. Может ли быть прорыв на этом направлении?

— Крупные прямые иностранные инвестиции в нашу экономику так и не пришли. За исключением нескольких проектов, их можно в прямом смысле сосчитать на пальцах. Многое зависит от стабильности инвестиционного климата. Говорить о том, что в России она гарантирована, пока не приходится. Впрочем, в качестве утешения следует заметить, что не только мы страдаем от нехватки инвестиций. Могу сказать, что отток портфельных инвестиций из западноевропейской экономики в 2004 году составил $110 млрд. В основном средства направлялись в Центральную и Восточную Европу, в Юго-Восточную Азию, Китай и США.

— В экономике Западной Европы тоже ведь не все в порядке?

— Есть симптомы того, что европейская экономика после стагнации начинает выходить на траекторию устойчивого роста. Основным фактором стал внешний спрос. Он компенсировал отрицательный эффект от высоких цен на нефть. Кроме того, курс евро/доллар положительно повлиял на европейскую экономику в том аспекте, что цены на нефть номинированы в американской валюте. В то же время рост экономики за океаном не оказал позитивного воздействия на экономику Старого Света, так как курсовая разница двух валют работает не в пользу европейцев.

Согласно нашему прогнозу, экономическими рекордсменами 2005 года станут Китай — прирост 8% и Индия — 6,5%. Б

Беседу вел Владимир Гурвич