«МАКБУР»: красиво и вкусно


Текст | Елена КОРОТКОВА

Макаронная фабрика в Улан-Удэ была основана 36 лет тому назад. Но в главном цехе никаких признаков старения нет: все оборудование новое, с иголочки. Технологический процесс, что называется, безлюдный: персонал только контролирует расфасовку готовой продукции.

В операторской, где нет никаких мощных управляющих стендов, щитов с приборами, стоит только компьютер с монитором и принтер — вот и все оборудование. Но на экране монитора оператор видит все, что происходит в сложнейшем агрегате высотой с трехэтажный дом. О малейшем сбое компьютер тут же сообщает выведением на монитор соответствующей информации: скорость, с которой машина выдает рожки, макароны, спиральки и прочее, поистине уникальна. Если же учесть, что производится эта продукция на новейшем оборудовании и по технологии швейцарской фирмы Bu#hler с использованием лучших сортов алтайской пшеницы и чистейшей воды озера Байкал, становится понятной популярность, которой пользуются у потребителей востока страны макароны из Улан-Удэ. Мы беседуем с заместителем генерального директора ОАО «Улан-Удэнская макаронная фабрика» Светланой Васильевной Киселевой.

— Обычно такие фабрики не блещут приметами технического прогресса…

— Обычно — да, но у нас особый случай. Модернизация нашей фабрики произошла в 1998 году. К этому нас поощряли Правительство Бурятии, президент Л.В. Потапов и администрация города, да и сама ситуация в отрасли подсказывала, что необходимость в ней назрела. Таких суперсовременных линий, которые вы видели, на фабрике три.

В нашем ассортименте более 50 наименований макаронных изделий самых разнообразных форм и различной расфасовки — от обычных 400 г до мешков в 5 и 15 кг. Высокое качество и оборудования, и самой продукции позволило нам уже в первые три месяца выйти на проектную мощность. В первый год мы выдали 2,5 тыс. т, а на следующий год — 8 тыс. т. В 2000 году нарастили производство до 10 тыс. т. Мало того что мы целиком обеспечили жителей Бурятии, наша продукция реализуется на огромной территории — от Челябинска до Сахалина. Однако мы столкнулись с тем, что спрос стал превышать предложение. Заявок было в два раза больше, чем мы могли произвести. И тогда руководство фабрики решило приобрести линию, продававшуюся в г. Байкальске Иркутской области. Там дела шли неважно, предприятие находилось в состоянии банкротства, персонал сидел без зарплаты. С нами эта линия за несколько месяцев вышла на мощность

10 тыс. т в год. Спустя недолгое время ее производительность довели до 15 тыс. т. Затем у нас образовался дисбаланс по ассортименту: «короткорезы» из Улан-Удэ по объему стали проигрывать «длиннорезам» из Байкальска. А мировая статистика показывает, что для успешной реализации макаронных изделий необходимо поддерживать определенное соотношение: 30% — «длиннореза» и 70% — «короткореза». Поэтому здесь, в Улан-Удэ, в 2003 году решено было запустить еще одну линию по производству короткорезаных макарон. Эксперты предрекали нам пятилетний срок освоения, а мы за три месяца вывели линию на полную мощность. Теперь динамика выпуска всех готовых изделий такова: в 2002 году — 17 тыс. т, в 2003-м — 21 тыс. т, в 2004 году — 25,5 тыс. т.

— Какова себестоимость продукции с маркой «МАКБУР»?

— Она достаточно высока. Все дело в том, что муку мы получаем из Новосибирска, а железнодорожные тарифы довольно высокие. Теперь у нас следующая задача: установить свою мельницу, и тогда, сократив маршрут доставки зерна, мы сможем снизить накладные расходы. И еще одно: поскольку линия в Байкальске от нас удалена на большое расстояние и там тоже получаются значительные расходы по транспортировке, сейчас принимается решение демонтировать ее и установить здесь, в Улан-Удэ. В наших планах смонтировать все это оборудование в одном здании. Снижение себестоимости даст нам дополнительный серьезный аргумент в борьбе с конкурентами.

— А за рубеж продукция фабрики поставляется?

— В Монголию, и в больших количествах. Говорят, что мы лидеры отрасли по экспорту. У нас есть планы продвижения в Китай.

— А как живет персонал фабрики?

— У нас 150 человек в Улан-Удэ и столько же в Байкальске. Задержек заработной платы нет, пакет социальных льгот действует. По итогам 2003 года имеем титул «Лидер экономики Бурятии».