Кто доит священную корову

Уже который год общим местом выступлений защитников крупного бизнеса является высказывание: «Мы не должны пересматривать итоги приватизации». Очень многие, говоря это, имеют в виду недопущение экономической и социальной дестабилизации (с этой точки зрения действия вокруг ЮКОСа, например, являются совершенно неприемлемыми). Другие же, объявляя приватизацию священной коровой, хотят избежать анализа процессов приватизации и выводов на основе этого анализа. С первыми трудно не согласиться. Вторые же фактически стремятся не допустить восстановления справедливости в этом вопросе, что, на мой взгляд, неправильно.

Ведь сегодня мы пересматриваем итоги политики начала 90-х годов, приведшей к распаду СССР, и говорим об экономической и культурной реинтеграции постсоветского пространства. Распад Советского Союза был, по существу, первым этапом приватизации — «приобретением» элитами республик бывшего СССР территорий, которыми они управляли. Мы возвращаемся к проблеме обесценения вкладов граждан вследствие установления свободных цен в 1991 году. Сейчас Сбербанк постепенно и частично, но возвращает потерянные тогда деньги. Вполне логично, чтобы и приватизация не осталась без внимания.

Предприятиями, как правило, завладели люди, управлявшие ими в советское время, а наиболее лакомыми кусками экономики — фактически назначенные властью персоны, так называемые олигархи. С тех пор собственность во многих случаях перешла уже во вторые-третьи руки — новые владельцы не могут отвечать за действия своих предшественников.

Однако значительная часть из тех, кто получил собственность в начале 90-х, сохранила контроль над ней. Если процедуры получения имущества были нарушены и это установит суд, собственность может быть им предоставлена по специальному закону в пользование, до тех пор пока они не выполнят ряд условий — например, не обеспечат целевое финансирование социальных программ или программ поддержки бизнеса. После выполнения этих условий статус собственника может быть возвращен. Наверняка можно предложить обеспечить подобное финансирование и тем, кто получил имущество формально по закону, взамен предоставив те или иные льготы.

Но главное бремя ответственности перед обманутыми гражданами должно нести государство, поскольку именно оно дарило предприятия направо и налево. Прежде всего оно должно позаботиться о демонополизации экономики и о поддержке предпринимательства с помощью налоговых льгот и кредитования государственными банками — это будет его финансовый вклад в поддержку обделенных в начале 90-х граждан.

Разговор о справедливости приватизации уже начала Счетная палата (см. материал на с. 58), вскоре он продолжится в Думе, так что от заклинаний о неприемлемости пересмотра итогов приватизации пора переходить к определению базовых принципов оценки этих итогов. И главное — условий, при которых анализ приватизационных сделок не станет инструментом перевода собственности от одних олигархов к другим, как это, увы, происходит сейчас.