В поисках утраченного


Текст | Вячеслав Комаров

Затянувшийся инвестиционный кризис в СНГ стал тормозом на пути экономического роста стран Содружества и фундаментальной структурной перестройки их экономик. Инвестиционная активность в каждой из этих стран в решающей степени определяется возможностями и поведением отечественных инвесторов. Вместе с тем потенциальная годовая потребность в прямых иностранных инвестициях в странах СНГ составляет, по оценкам экспертов, свыше $45 млрд. Политика финансовой стабилизации ни в одной из них не привела к положительным результатам. Спад производства и инвестиционной активности продолжается. Тогда как межгосударственная инвестиционная деятельность в рамках способна восстановить связь между бывшими республиками СССР.

Представляется необходимым концептуально изменить подход к методам преодоления экономического кризиса. Основным направлением эффективной экономической политики должна стать инвестиционная поддержка пилотных секторов и проектов реальной экономики.

Этапы движения

Разновременность и непоследовательность рыночных реформ разорвали единый хозяйственный механизм плановой экономики на частные, национальные «блоки». Страны СНГ вышли на разноуровневые траектории формирования рыночных хозяйственных механизмов. Это обстоятельство предопределило вялую экономическую интеграцию государств Содружества.

В 1991-1994 годах ни в одной из стран СНГ не сложилось полноценных институциональных условий для рыночной экономики, хотя моделями служили передовые мировые образцы. Созданные рыночные институты не смогли взять на себя регулирующие функции и в полной мере заменить государственные экономические органы.

Период с 1995 по 1997 год характеризуется антикризисными действиями в реальной экономике и денежно-кредитных отношениях, борьбой с инфляцией. Особенность макроэкономической стабилизации состояла в том, что с помощью антикризисных мер в хозяйственную практику и жизнедеятельность общества вводились новые, рыночные, правила. На этом этапе основные усилия правительств большинства государств Содружества концентрировались на адаптации национальных экономик к сокращению бывших системных межреспубликанских хозяйственных связей СССР и автономном прорыве на мировые финансовые и товарные рынки.

Положительным результатом данного этапа интеграционного развития стало сближение направлений рыночных преобразований под влиянием схожих подходов к антикризисным задачам. Почти во всех странах СНГ начала формироваться программно-целевая направленность реформ на базе индикативного планирования социально-экономического развития и осуществления государственных среднесрочных программ.

К концу 1997 года всем странам Содружества практически удалось подавить инфляцию. Приоритеты экономических реформ начали смещаться в область институциональных преобразований, реформирования рыночной инфраструктуры, перестройки производства, реорганизации предприятий, расширения экспортного потенциала и роста внешних инвестиционных источников. Слабость внутреннего потенциала предполагалось компенсировать широким привлечением целевых иностранных инвестиций. В них нуждались стратегические программы и проекты создания новых и модернизации традиционных отраслей, инновационных технологий, ориентированных на интеграцию в мировое хозяйство.

В России едва начавшая устанавливаться стабилизация (при наличии косвенных признаков приближающегося кризиса) взорвалась в 1998 году. Финансовый крах сопровождался гибелью рынка ценных бумаг, параличом банковской системы, обвалом курса рубля, скачком инфляции, резким снижением покупательной способности населения, уходом многих иностранных инвесторов. К тому же 1997-1998 годах от серьезного спада мировых цен на энергоносители пострадала внешняя торговля России. Негативные процессы в нашей стране отрицательно повлияли на экономику ряда стран СНГ, особенно Белоруссии, Казахстана, Украины.

Финансовый кризис стал переломным моментом десятилетия реформ, создавшим в то же время режим наибольшего благоприятствования национальным производителям.

Общее и частное

Различия между странами СНГ по объемам и структуре инвестиций весьма существенны. Вместе с тем есть и общие черты: недостаток финансовых накоплений и снижение масштабов обновления основных фондов, минимизация национальных инвестиционных программ и проектов. Практически во всех государствах Содружества инвестиционная активность смещается из области жизнеобеспечивающих отраслей экономики, таких, как сельское хозяйство, медицинская и легкая промышленность, а также инновационных сфер в область нефте- и газодобычи, разработки других сырьевых ресурсов, имеющую ярко выраженную экспортную направленность.

Нынешний день экономических реформ характеризуется некоторой устойчивостью, экономическим ростом и структурной перестройкой реального сектора экономики СНГ. Развитие большинства стран Содружества определяется среднесрочными и долгосрочными правительственными программами макроэкономической стабилизации и углубления экономических реформ. Итоги 2004 года, по прогнозам аналитиков, для большинства стран СНГ могут стать лучшими за все постперестроечные годы.

Однако межгосударственное инвестирование в рамках Содружества находится на начальном этапе и крайне недостаточно. В 2003 году в экономику России из стран СНГ в виде инвестиций поступило $890 млн (в том числе максимальные поступления из Азии составили: из Казахстана – $195 млн и из Узбекистана – $89 млн), в то время как из дальнего зарубежья – $29 699 млн, или в 33 раза больше.

Инвестиции России в экономику стран СНГ в том же году равнялись $544 млн (основной получатель – Казахстан), или почти вдвое меньше, чем государства Содружества вложили в Россию. В дальнее зарубежье Россия инвестировала $23 264 млн, что в 43 раза превышает ее инвестиции в страны Содружества.

Только крупные межгосударственные инвестиционные проекты могут запустить реальную интеграцию в СНГ.

«Трансазийский коридор развития»

Критическое состояние инвестиционного взаимодействия стран СНГ с Россией требует прорывных решений. Наиболее значимым событием в этом направлении может стать межгосударственный инвестиционный проект «Трансазийский коридор развития» с участием России, Казахстана, Узбекистана, Туркмении, Таджикистана и Киргизии. Предварительные проработки выявили реальную потребность в социально-экономическом взаимодействии азиатских стран СНГ и Уральского федерального округа России на основе интеграции базовых ресурсов.

В Москве в ноябре 2004 года прошла международная конференция «О развитии международного научно-технического сотрудничества по проекту “Трансазийский коридор развития”». В ней участвовали представители законодательных и исполнительных органов, экономических и научных организаций России и азиатских стран Содружества Независимых Государств. Основными организаторами конференции выступили Правительство Москвы во главе с мэром Ю.М. Лужковым и Правительство Ханты-Мансийского автономного округа во главе с губернатором А.В. Филипенко.

На конференции говорилось, что меридианный коридор с 55° по 65° в.д. от Карского до Аравийского моря имеет богатейшие, во многом не освоенные природный и людской потенциалы. Хозяйственное освоение ресурсов, организацию совместных предприятий и социальной инфраструктуры предполагается начать, создавая зону экономической активности. Коридор развития будет обустраиваться, заселяться, обживаться и в конечном счете превратится в вертикаль единого социально-экономического пространства свободного предпринимательства, обеспечивающего его безопасное и эффективное функционирование в рамках международного глобального сотрудничества.

Материально-техническую основу коридора развития должны составить территориальные рэперные проекты: транспортный, строительный, промышленный, агропромышленный, топливно-энергетический и водообеспечивающий. Очевидно, что наилучшей формой начала реализации стратегически важного проекта является создание международного консорциума коридора развития в виде транснациональной корпорации СНГ с контрольным пакетом акций у государств – членов Содружества.

Инвестиционную привлекательность проекта обеспечивают им: значительное снижение транспортных издержек на всем Евразийском континенте; загрузка Северного морского пути и Транссиба; открытие новых рынков сбыта, ранее недоступных из-за транспортных ограничений; снижение зависимости от портов Прибалтики, Финляндии и Дальнего Востока; создание в перспективе свободной экономической зоны и зоны свободной торговли в границах коридора развития от Северного морского пути до Ирана.

В своем выступлении на конференции мэр Москвы Ю.М. Лужков подчеркнул: «Наш анализ показал, что если потенциал этого региона использовать с учетом интересов всех стран, так или иначе заинтересованных в заселении и развитии этих земель, то, вне всякого сомнения, возникают мощнейшие синергетические эффекты, которые эти страны никогда не получат, если каждая из них будет сидеть на своем сене.

Именно эта философия и именно эти предварительные расчеты убедили нас в том, что в данном регионе можно начать социально-экономический и политический процесс, подобный тому, который более 50 лет назад начался в Европе в момент создания “Европейского объединения угля и стали”. Мир теперь уже убедился на практике, что синергетика взаимовыгодного, добросовестного сотрудничества стран Европы вышла далеко за рамки согласованного использования железорудных и угольных месторождений. Вполне реалистично предположить, что и трансазийский проект, начавшись, образно говоря, как “Российско-Центразийское объединение воды и солнца”, послужит мотором аналогичных социально-экономических и политических процессов на благо наших народов, неуклонно будет двигать нас к этой благородной цели».

Важно и то обстоятельство, что президент РФ считает наиболее перспективными сферами экономических контактов в Центральной Азии «развитие промышленного производства, формирование общего транспортного пространства, стимулирование приграничной торговли, а также водопользование и гидроэнергетику».

Главной идеей экономической интеграции России, Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана и Туркмении в трансазийском проекте становится реализация баланса интересов всех сторон с учетом синергетических последствий развития взаимных связей. К сожалению, политика, проводимая в регионе мировыми финансовыми институтами, ориентирована на поддержку выживания, но не на развитие. Многие из работающих в регионе экспертов открыто признаются, что они хотят научить не тому, как преодолеть бедность, а как жить в бедности. Естественно, что при таком подходе для этих стран возникает угроза безопасности, обусловленная прежде всего социальной нестабильностью, криминализацией экономики (процветанием коррупции, наркобизнеса), высокой, большей частью нелегальной и неорганизованной миграцией.

Вклад Москвы в продвижение комплекса бизнес-проектов на его предынвестиционном этапе весьма велик. Это и подготовка информационно-аналитических и концептуальных документов, и организационно-правовое обеспечение создания управляющей структуры, и привлечение интеллектуального потенциала, и деловые связи, и мониторинг общественного мнения, а также работа со средствами массовой информации и проведение публичных встреч и дискуссий.

Созданная Правительством Москвы рабочая группа в кратчайшие сроки после завершения конференции изучит выдвинутые на ней конструктивные предложения, проанализирует их, чтобы использовать на последующих, уже совместных, стадиях исследования и проектирования.

Интересы партнеров

Безусловно, проект вызовет интерес не только у отечественных, но и у зарубежных инвесторов, в первую очередь у иранских и индийских финансистов.

Но не следует забывать и о западноевропейских партнерах. 11 ноября в Москве прошел День экономики Франкфурта-на-Майне. Обер-бургомистр города Петра Рот заявила, что в связи с замедлением инвестиционной активности в Германии, бизнес-сообщества Франкфурта-на-Майне и региона Рейн – Майн особенно заинтересовано в инвестиционном и кооперационном взаимодействии с Москвой. Одним из главных инвесторов проекта должен стать Межгосбанк СНГ.

Работа над проектом «Трансазийский коридор развития» может вернуть государствам СНГ и России уверенность в своих силах и помочь выйти из затянувшегося экономического кризиса, не менее серьезного, чем Великая депрессия в США. Очевидно, что необходимо взять на вооружение полезные элементы из механизма, позволившего американцам преодолеть свои невзгоды за довольно короткий отрезок времени. Проект «Трансазийский коридор развития» является одним из таких базовых элементов.

СНГ – МЕРКОСУР

В плане мировых аналогий для России и СНГ очень интересен опыт регионального объединения «МЕРКОСУР», в которое входят Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай, при особом статусе Чили и Боливии. Его называют еще Общим рынком Южного конуса.

МЕРКОСУР является одной из крупнейших региональных экономических группировок мира. В настоящее время это емкий интегрированный рынок Латинской Америки, где сосредоточено 45% ее населения (более 200 млн человек), 50% совокупного ВВП (свыше $1 трлн) и 40% прямых зарубежных инвестиций. В глобальном масштабе по размерам и потенциалу МЕРКОСУР представляет собой второй после ЕС таможенный союз и третью экономическую группировку после ЕС и САЗСТ (Североамериканская зона свободной торговли).

МЕРКОСУР интересен для России и СНГ тем, что его образование совпало по времени с созданием СНГ (Асунсьонский договор об образовании МЕРКОСУР заключен в 1991 году) и их стартовые условия были во многом идентичны. В январе 1994 года члены МЕРКОСУР приняли Протокол о взаимной защите и поощрении инвестиций, что дало мощный импульс процессам «физической» интеграции между странами Южного конуса.

Актуальность и реальность проекта «Трансазийский коридор развития» становятся еще более явными, если провести параллель с межгосударственными стратегическими проектами в реальной экономике, осуществляемыми МЕРКОСУР в соответствии с этим протоколом. Так, в различной стадии реализации находится несколько крупномасштабных инвестиционных проектов в области инфраструктуры, энергетики, транспорта, среди которых выделяется строительство суперавтострады Сан-Пауло – Буэнос-Айрес протяженностью 2 тыс. км (стоимость первой очереди – $3 млрд).

Особый интерес вызывает проект «Единый водный путь в бассейне рек Парагвай и Парана» (протяженность – 3,44 тыс. км, стоимость – $1,3 млрд). Он настолько корреспондируется с «Трансазийским коридором развития», что опыт его реализации должен быть изучен и использован.

За плечами инициаторов «Трансазийского коридора развития» уже осуществленные проекты, организационные структуры, авторитет и материально-техническая база, финансовые ресурсы российских регионов-лидеров во главе с Москвой и ее мэром Ю.М. Лужковым. Все это делает проект реальным делом, способным стать связующим звеном в экономическом пространстве СНГ.

Автор – сопредседатель Лизинговой конфедерации СНГ, начальник управления Департамента экономической политики Правительства Москвы, кандидат экономических наук