По тормозам


Текст | Елена Волкова

Экономический рост, продолжающийся в России в течение последних четырех лет, замедлился. В 2004 году он составил около 6,9% ВВП, что ниже, чем год назад (7,3%). Даже глава Министерства экономического развития и торговли Герман Греф был вынужден констатировать, что темпы экономического развития в минувшем году затормазился. Кроме того, Греф не исключает, что рост ВВП в 2005 году может снизиться до 4,5%. А Советник президента по экономическим вопросам Андрей Илларионов назвал ухудшение экономической динамики существенным.

Темпы экономического роста замедлились в то время, когда цены на нефть достигли рекордно высокой отметки. Причем к ценам на нефть и газ в прошлом году добавился уникальный рост цен на черные и цветные металлы. Иными словами, внешняя среда в 2004 году максимально благоприятствовала России. Но большая часть доходов, полученных от продажи нефти, шла не на развитие экономики, а откладывалась в стабилизационный фонд либо использовалась для выплаты внешнего долга.

По словам советника президента Андрея Илларионова, за 2004 году снизились темпы прироста почти всех важнейших экономических показателей. Так, рост промышленного производства составил 6,2% (в 2003 году 7%), сельского хозяйства – 0,6% (в 2003 году 1,5%), инвестиций – 11,9% (в 2003 году 12,5%), грузооборота – 6,4% (в 2003 году 7,4%), экспорта – 2,4% (в 2003 году 11,7%), денежных доходов населения – 9% (в 2003 году 14,5%).

Инвестиций стало меньше

Если темпы роста снижаются при столь благоприятной конъюнктуре, это уже признак стагнации. Симптомы таковы. Во-первых, с июля заметно сократились инвестиции в целом ряде отраслей. Даже в нефтяном бизнесе инвестиции снизились. В последние годы нефтяные компании были локомотивом российской экономики, которые продолжали наращивать объемы добычи нефти. Но за вторую половину 2004 года они сократили свои капиталовложения на 20%, и министр экономического развития и торговли Герман Греф назвал такое снижение «очень тревожным». Добыча нефти также снизилась. Сокращение капиталовложений в нефтедобычу отрицательно сказалось на всех остальных отраслях экономики, особенно на строительной, пищевой и легкой промышленности, а также некоторых подотраслях машиностроения.

Согласно прогнозам правительства, по итогам 2004 года рост инвестиций в основной капитал составил 10,8%, тогда как годом ранее этот показатель выглядел более оптимистично – 12,5%. При этом, по словам главного экономиста инвестиционной компании «Тройка Диалог» Владимира Гавриленкова, наиболее ценные инвестиции (прямые) существенной роли уже не играли. «А преобладающие краткосрочные портфельные инвестиции – это спекулятивный капитал, от него проблем столько же, сколько пользы», – отметил экономист.

Индексы РТС и ММВБ к концу года были заметно ниже, чем в начале. В то же самое время индексы фондовых рынков развивающихся государств, экономики которых в чем-то схожи с российской (Бразилии, Аргентины, Мексики, стран Восточной Европы), шли вверх. А индексы РТС и ММВБ – это показатель доверия инвесторов к России с точки зрения инвестиционного климата.

По мнению заместителя министра экономического развития и торговли Андрея Шаронова, дальнейшее снижение уровня инвестиций может сократить экономический рост на 3-4% в 2005 году. Чиновник утверждает, что в стране сложилась «атмосфера презумпции виновности», когда «каждый ожидает, что он или его партнеры, соседи или конкуренты будут названы (в числе нарушителей законодательства. – Авт.)». Поэтому люди предпочитают прятать свои деньги, а не инвестировать их в экономику, отметил Шаронов.

«Дело ЮКОСа»

Отток капитала из страны, возросшее давление власти на бизнес, сокращение инвестиций, результатом которого стало замедление экономического роста – все это последствия «дела ЮКОСа». По словам советника президента Андрея Илларионова, отрицательный вклад качества экономической политики в 2004 году отражает смену экономической модели развития страны. На этот вклад повлияло «окончательное завершение разгрома лучшей нефтяной компании ЮКОС». Государство и чиновники стали некомпетентно вмешиваться в экономику, организовав «не только избиение лучших компаний», к которым Илларионов относит «ВымпелКом» и ЮКОС, но и «ярких профессионалов», например, совладельца ЮКОСа Михаила Ходорковского.

Кроме того, история с ЮКОСом оказала огромное влияние на все институты общества, в том числе судебную систему, деятельность налоговых органов, на отношение власти и бизнеса, а через них – на развитие экономики в целом. Михаил Задорнов, заместитель председателя Комитета Госдумы по бюджету и налогам, убежден, что сегодня «ликвидируются многие позитивные результаты последних лет. В частности, идет пересмотр самой ткани отношений налоговых служб и налогоплательщиков. Дело ЮКОСа во многом перечеркнуло позитивный эффект судебной реформы».

Российский бизнес напуган. «Во многих компаниях проводятся налоговые проверки задним числом, царит неопределенность по поводу пересмотра итогов приватизации, капитализация фондового рынка снижается», – мрачно констатирует председатель наблюдательного совета инвестиционной группы «Ренессанс Капитал» Александр Шохин. А униженный и запуганный предприниматель не может быть инвестором в собственную экономику. По сути, власть просто вынуждает российских бизнесменов делать вложения, скажем, в лондонскую недвижимость, полагая, что инвестировать в российскую экономику будут иностранцы. Но и западные бизнесмены в последнее время активно выводят активы из страны, которой правят коррумпированные и некомпетентные чиновники.

Инфляция побеждает

Еще один признак стагнации. В середине года в стране произошел перелом тенденции уменьшения инфляции: с июля от снижения темпов роста цен мы перешли к их увеличению. По итогам года инфляция превысила запланированный уровень, достигнув примерно 12% вместо 10%. Одновременно с угрозой существенного роста инфляции Центробанк изменил свою политику и практически отпустил рубль в свободное плавание. Ситуация получилась тупиковая. Рубль продолжал укрепление по отношению к доллару, в то же время инфляция росла. Обесценивающийся доллар заставил население менять его на рубли, часть из которых шла в потребление, увеличивая рублевую массу.

В 2004 году ввоз машин и оборудования в Россию, по оценкам Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, достиг $30 млрд, что в полтора раза больше, чем годом раньше.

Рост цен, сопровождавшийся укреплением рубля, приблизил внутрироссийские цены к мировым. Это привело не только к инфляции, но и к потере конкурентоспособности, без которой невозможно стимулировать экономический рост. Ситуация в этой сфере ставит противоположные задачи перед властями. С одной стороны, надо ограничивать укрепление курса рубля, чтобы не подорвать конкурентоспособность внутреннего производства. С другой стороны, эти меры подхлестывают инфляцию, что, в конечном итоге, также негативно сказывается на конкурентоспособности.

Наконец, постоянные требования начать расходовать средства cтабилизационного фонда грозят окончательно обвалить и без того непрочный баланс инфляция – курс рубля. «Как только мы начнем тратить из cтабфонда, нам придется выбирать из двух равных зол худшее – или инфляция, или укрепление курса. Но, по сути, нам не избежать и того и другого одновременно», – признал министр финансов Алексей Кудрин.

Деньги бегут из страны

Другой негативной тенденцией прошлого года стал ускорившийся отток частного капитала, который достиг порядка $9 млрд, и это после двух лет снижения. Очевидно, что бегство капитала явилось результатом усиления неопределенности внутренней политики властей, в частности, по отношению к бизнесу.

Общий же объем вывоза капитала из страны в 2004 году достиг размеров расходной части федерального бюджета, или примерно $97 млрд. Причем три четверти этого вывоза пришлось на правительство и Центральный банк: годовой прирост золотовалютных резервов (более $40 млрд), Стабилизационного фонда (почти $20 млрд на конец года) и выплат по внешнему долгу ($16,1 млрд).

Средний доход на душу населения в 2004 году составил около 4 тыс. долл. Доходы населения увеличились на 9%, пенсии – примерно на 5%. Рост заработной платы, по разным оценкам, составил от 10% до 12,5%. Напомним, что уровень инфляции был 12%.

Есть и субъективные причины замедления экономического роста. Это банковский мини-кризис, который на некоторое время замедлил реализацию многих проектов и подпитку предприятий кредитным ресурсом. По данным Центробанка, в 2004 году прекратили свое существование 16 банков. При этом убыточными на начало года было всего 39 банков. К 1 ноября количество убыточных организаций выросло в 1,7 раза и достигло 69. Да и условия работы банков изменились. Банкиры считают, что при сохранении высоких цен на нефть и существующих в России инвестиционных рисков банки смогут привлекать только краткосрочный капитал, который, по определению, не в состоянии работать на будущее.

Несмотря на головокружительные цены на нефть, физические объемы экспорта в 2004 году не росли так, как в предыдущем году. Если в 2003 году 25-процентного роста экспорта удалось достичь наполовину за счет повышения цен, а наполовину в результате увеличения физических объемов вывоза товаров, то в 2004 году рост физических объемов экспорта составит всего 5-7%. Транспортная инфраструктура работает почти на пределе, да и добывающие мощности ограничены.

В 2004 году заметно, почти на четверть, вырос стоимостной объем экспорта. Это связано преимущественно с ценовыми факторами. Примерно на столько же вырос и стоимостной объем импорта. Это означает некоторое снижение его физических объемов, так как импорт у нас в основном оплачивается в подорожавшем евро. Удорожание евро относительно рубля и доллара сдерживает прирост импорта и поддерживает конкурентоспособность отечественных товаров на внутреннем рынке. В 2004 году превышение экспорта над импортом составит около $80 млрд «Это рекордное сальдо баланса», – отметил президент России Владимир Путин. Но при росте мировых цен на нефть на уровне 26%, а экспорта – на 31% темпы роста российской экономики нельзя назвать устойчивыми.

В 2004 году оценки российских запасов нефти трижды пересматривались в сторону увеличения. Валютные резервы Центробанка достигли беспрецедентной величины, приблизившись к $120 млрд.

Рост фондового рынка в 2004 году, скорее всего, будет равен нулю, заявил министр финансов Алексей Кудрин. «Фондовый рынок есть некоторое отражение того, что мы (правительство) делаем. Рост фондового рынка в 2002 году составил 37%, в 2003-м – 7%, а в 2004, скорее всего, будет нулевым, хотя в начале года мы стояли на тренде, который шел вверх», – сказал министр.

Негативно сказалась на экономической ситуации и реорганизация правительства. Главный минус в том, что многие решения, которые при бывшем премьере Михаиле Касьянове и так принимались не быстро, нынешним правительством были вообще отложены. «В 2000-2001 и весной 2002 года были даны импульсы структурных реформ: налоговой, пенсионной, естественных монополий, обязательного медицинского страхования, активно обсуждалось ограничение вмешательства государства в экономику, был принят новый Таможенный кодекс. Этот импульс затух уже в 2002 году, а 2003 год вообще был потерян с точки зрения экономических реформ. Они продолжаются по инерции. Сегодня со дня президентских выборов прошло уже девять месяцев, а стратегии, четко заявленной программы как не было, так и нет. Правила игры, стратегические и тактические цели власти абсолютно не ясны ни бизнесу, ни элите», – считает Михаил Задорнов.

Съежившийся рост

2004 год войдет в новейшую экономическую историю России как год беспрецедентного провала экономической политики. Цена нефти Urals в конце прошлого года составляла $35,6 за баррель (в прошлом году – $27,3 за баррель), сальдо торгового баланса достигло рекордного значения – $80 млрд. Однако темпы роста в этом году, которые, по оценкам, должны были составить не менее 8%, оказались на уровне 6,4-6,8%. В перерабатывающих отраслях темпы роста снизились до 4-5%/ Оживление сохраняется только в потребительском секторе. Инвестиции в основной капитал увеличились всего на 10%, причем темпы роста производства упали даже в нефтяной промышленности. Рост фондового рынка составил 0%.

Что в итоге?

2004 год доказал, что в России невозможно добиться экономического роста и либеральных реформ путем ужесточения конструкции политической системы. Спасти положение может власть, которая должна внятно сформулировать свою позицию относительно защиты частной собственности в России. Однако именно демонстрировать защищенность собственности и бизнеса власть, похоже, и не собирается.