Сугубо оранжево


Текст | Александр Полянский

Борьба административных ресурсов на украинских выборах привела к победе Виктора Януковича, однако начавшаяся после 21 ноября «оранжевая революция» дезавуировала ее. По иску проигравшего Виктора Ющенко Верховный суд Украины отменил результаты выборов.

26 декабря, в соответствии с решением суда, состоится переголосование второго тура президентских выборов Украины. Многие считают, что на выборах гарантированно победит Ющенко. И Януковичу с его группой поддержки во власти нечего противопоставить наступлению «оранжевых» – разве что расколоть проющенковскую коалицию.

Трудно предугадать, как будут развиваться события. Поэтому мы постарались проанализировать подоплеку украинского противостояния – внутреннюю и внешнюю.

Так похоже на Россию, только все же…

Виктор Янукович был благословлен в качестве наследника Леонида Кучмы большей частью украинской элиты. Однако существенно меньшая ее часть – львовская группа, антикучмовский блок днепропетровского клана во главе с Юлией Тимошенко, Социалистическая партия Украины, руководимая Александром Морозом, и ФПГ Петра Порошенко сделали ставку на Виктора Ющенко и обеспечили ему поддержку как США, так и Европейского Союза.

В результате с избранием президентом Ющенко фактически смирились как сам действующий президент Леонид Кучма, так и все остальные украинские кланы, за исключением донецкого и харьковского, которые продолжают поддерживать Януковича.

Украина – не Россия в том смысле, что структура украинской экономики и общества полицентричная. Есть, например, несколько равновеликих, наиболее развитых экономически и культурно городов, столичный Киев среди них – лишь первый среди равных. К этим городам относят Днепропетровск, Харьков и Одессу. Городами «второй лиги» эксперты называют Донецк, Львов, Запорожье, Симферополь, Николаев.

С 60-х годов днепропетровский партийно-хозяйственный клан благодаря протекции выходца из него Леонида Брежнева был самым сильным не только в Украине, но и во всем Советском Союзе. Это лидерство днепропетровцы сохранили и в постсоветской Украине.

Другая модель

После довольно короткого периода нахождения у власти Леонида Кравчука советского партработника-пропагандиста, ставшего в перестроечные годы председателем Верховного совета УССР, республику возглавил один из самых влиятельных днепропетровцев – Леонид Кучма, генеральный директор «Южмаша», входящего в число ведущих советских предприятий аэрокосмической отрасли (при Кравчуке он стал днепропетровским губернатором, а затем премьер-министром Украины).

Кучмовские система и идеология власти (кучмизм) были сугубо прагматические. Кучма ни пророссийский, ни прозападный. В этом смысле он идеальный выразитель интересов украинской элиты, «приватизировавшей» УССР в 1991 году и чрезвычайно далекой от каких бы то ни было идейно-националистических проектов.

Кучма взаимодействовал с Россией в энергетике и конкурировал с ней на рынке вооружений; посылал войска в Ирак, но категорически отказывался вступать в Евросоюз, так как это нанесло бы удар по конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности украинской экономики по сравнению с польской; развивал сотрудничество на постсоветском пространстве, справедливо считая, что на западном рынке украинские товары никто не ждет, а бывшие советские республики являются их традиционными потребителями.

Впрочем, первый этап развития государства характеризовался сильным влиянием сторонников создания украинского национального государства. Упадок промышленного производства, большая часть которого сосредоточена на Юго-Востоке страны, привел к естественному лидерству во внутренней политике аграрных западных областей. К тому же партия «западенцев», прежде всего Народный Рух, давали новому государству столь востребованную им идеологию. В этот период (при Кравчуке) был принят ряд мер по украинизации страны, в частности введен украинский в качестве официального языка. На нем стали говорить и писать СМИ, преподавать школьникам и студентам. Болезненная для Юго-Востока и центральной части страны мера (родной язык для большинства проживающих там людей, особенно в городах, как известно, русский) смогла реализоваться только благодаря тому, что на первом этапе мотором украинской государственности были националистические движения, коренящиеся в основном в западных областях.

Позднее именно «западенцы» выдвинули рыночных реформаторов (Пинзеника и Ющенко). Однако рост национального капитала после рыночных реформ стали причиной неоспоримого господства юго-восточных элит, которые привели к власти Кучму и вместе с ним правили страной последние восемь лет. При Леониде Кучме Украина, как Россия и Белоруссия, стала наднациональным по сути государством. Тем более, что титульная национальность суть несколько этнических групп, не говоря уже о множестве других народов (русских, крымских татар, венгров, русинов, молдаван), живущих на территории республики.

При этом развитие страны происходило в жесткой борьбе днепропетровского, донецкого, киевского, львовского, харьковского и других кланов, что и обусловило серьезную конкуренцию между более чем дюжиной финансово-промышленных групп, естественный рост многопартийности и развитие парламентской демократии. Украина – единственная постсоветская страна с реальной многопартийной системой, более чем с двумя сильными и влиятельными партиями. Причем – предел мечтаний российских демократов – партии эти идеологические, многие из них не связаны с конкретными кланами.

Украинская модель постсоветского развития существенно отличается от моделей развития таких сопоставимых с Украиной стран (многонациональных, больших, с диверсифицированной экономикой), как Россия, Казахстан и Белоруссия. Эта модель не столь централистская и державная, как в России; в отличие от белорусской – рыночная и плюралистическая; не ориентирована, как в Казахстане, на титульную нацию.

Той же дорогой идете, товарищи

Начавшись с той же стартовой точки, что и в России, развитие Украины затем пошло в ином направлении. Руководством нового государства в начале 90-х годов параллельно с украинизацией проводилась по сути советская, очень консервативная экономическая политика. Здесь, на территории одной отдельно взятой республики, был реализован балкинский сценарий постепенных экономических преобразований, готовившийся когда то для всего СССР. Результат – пустые полки магазинов в начале 90-х годов, чрезвычайно низкий уровень доходов населения, предприятия, выпускающие продукцию, которую невозможно продать.

Под давлением националистов президент Кравчук привлекает в правительство львовского профессора Виктора Пинзеника, «украинского Гайдара» – Виктору Пинзенику, ныне одному из лидеров львовского клана. Пинзеник начал предпринимать первые реформаторские шаги еще в 1992 году, но в полной мере рыночные преобразования в стране произошли только в 1994-1996 годах (к ним приложил руку также ставший премьером Павел Лазаренко). Именно благодаря Пинзенику на первые роли в украинской экономической политике выдвигается молодой, прагматично мыслящий финансист Виктор Ющенко.

С 1994-1996 годов Украина примерно с трех-четырехлетним отставанием повторяла все этапы развития экономического, да и политического развития России. К 1998 году расцветают торговля и финансовые услуги, густо приправленные криминалом; к 2000 году становится влиятельной силой банковский бизнес (он и по сей день очень значим в Украине), формируются основные финансово-промышленные группы, проводятся ключевые приватизационные сделки; к 2002 году поднимают голову предприятия перерабатывающих отраслей, бизнес все более активно вторгается в политику.

В стране формируются несколько основных экономико-политических групп. Самая мощная – днепропетровская. Она контролирует машиностроение, в значительной степени – рынок вооружений, нефтегазовый бизнес, химическое производство, активно работает в металлургии и сфере финансовых услуг(см. справку «Кто контролирует Украину»). Под ее контролем находится партия «Трудовая Украина» (формальный лидер – Сергей Тигипко, фактические – олигархи Виктор Пинчук, муж дочери Леонида Кучмы Елены Франчук, совместно с ней владеющий рядом компаний, а так же Леонид и Андрей Деркачи).

Эта группа являет собой синтез предпринимателей, начинавших с торговых и финансовых спекуляций (Тигипко, Пинчук, Андрей Деркач, Тимошенко), и «красных директоров» с офицерами спецслужб (Кучма и Леонид Дергач). Могущество группировки базируется преимущественно еще на советском влиянии ее представителей. Ее опора – бизнес в сфере финансовых операций, ТЭКа и пищевой промышленности. В последнее время росту благосостояния группы способствует и развитие машиностроительного производства, активная работа Украины на мировом рынке вооружений. Днепропетровский клан отличается склонностью к внутренним противоречиям. Так, в начале первого президентского срока Кучмы между ним и, тогдашним, премьер-министром Павлом Лазаренко возник конфликт, который окончился уголовным преследованием Лазаренко, потерей его соратницей Тимошенко энергетического бизнеса и образованием ею собственного политического блока, примкнувшего к оппозиции.

Донецкая группа по влиянию сравнима с днепропетровской. Она контролирует угольную, химическую (особенно углехимическую) промышленность, металлургию. Ее безусловным лидером является олигарх Ринат Ахметов, политическими представителями – премьер-министр Украины Виктор Янукович, первый вице-премьер и министр финансов Николай Азаров, а также Геннадий Васильев, под давлением оппозиции недавно снятый с поста генерального прокурора Украины. Интересы группы отстаивает партия «Регионы Украины».

Лидирующие позиции в этой группе занимают предприниматели новой волны; «красные директора» (например, бывший и.о.-премьера Ефим Звягильский, экс-губернатор Донецкой области Владимир Щербань) находятся на вторых ролях. Группа гораздо более консолидированна, чем днепропетровская. При этом в нее входят предприниматели с весьма сомнительным прошлым. Если за плечами политического Януковича представителя группы две погашенные еще в советское время судимости, то Ринат Ахметов, реальный лидер группы, был правой рукой Ахатя Брагина, авторитетного во всех смыслах донбасского предпринимателя, и после убийства Брагина унаследовал его империю. Донбасс в последние годы стал мотором экономического развития Украины, именно это обстоятельство позволило представителям группы занять ведущие посты в республике при президенте-днепропетровце.

Ранее между днепропетровским и донецким кланами шла непримиримая война. Так, прежний лидер донецких Ефим Звягильский еще при Кравчуке сумел свергнуть Кучму с поста премьера и возглавить правительство, после чего у днепропетровского клана, лидерами которого тогда были Кучма и Лазаренко, начались большие проблемы. Прядя к власти, Кучма и Лазаренко отплатили донецким сполна. Однако в конце второго срока Кучмы между президентом и донецкими наступило такое сердечное согласие, что он даже провозгласил Януковича своим преемником. Согласие выразилось также в совместной приватизации металлургического гиганта «Криворожсталь» Пинчуковым и Ахметовым, после которой некоторые аналитики считают правильным говорить о едином днепропетровско-донецком клане.

Киевский клан – это прежде всего финансово-промышленная группа Виктора Медведчука и Григория Суркиса, чрезвычайно диверсифицированная. Медведчук – уникальное явление украинской политической и деловой жизни, он един в трех лицах: бизнесмена – руководителем собственной ФПГ; государственный деятель – занимает пост главы Администрации президента Украины, весьма влиятельный в стране, фактически вице-президентский; публичный политик – возглавляет Социал-демократическую партию Украины (объединенную). Представитель этого клана Анатолий Кинах возглавляет Украинский союз промышленников и предпринимателей, а до недавнего времени был премьер-министром Украины. Он смещен при активном участии донецких – главой правительства стал Виктор Янукович. Поэтому киевский клан находится в сложных отношениях с донецким.

Львовский клан известен прежде всего тем, что его креатуры контролируют представительства международных организаций в Украине. По сути, единственный крупный пост, контролируемый львовянами – Украинской железной дороги, которую возглавляет их ставленник Григорий Кирпа. Отсутствие серьезных бизнес-ресурсов с лихвой компенсируется политической активностью: львовяне контролируют Рух, партию Виктора Пинзеника «Реформы и порядок» (ПРП) и Аграрную партию Украины губернатора Львовской области Михаила Гладия Рух и GHG стали основой антикучмовского оппозиционного движения. «Наша Украина», возглавляемого Виктором Ющенко .

Если в российской политике прозападную группу называли пятой колонной, имея в виду, что ее члены действуют против национальных интересов, то в украинской такое понятие неправомерно – львовский клан представляет собой исторически сложившуюся прозападную группу, причем действующую в полном соответсвии с чаяниями населения галицийской Украины.

Харьковский клан – это гражданское и оборонное машиностроение самого Харькова, а также Украино-Сибирская инвестиционная корпорация и входящий в нее Укрсиббанк – фактически единственная структура этого клана, действующая за пределами Харьковской области. Это давольно слабый клан – многие предприятия на самой Харьковщине контролируются днепропетровцами и донецкой группой. Харьковская группа не имеет своего политического представительства, не считая харизматичного губернатора Евгения Кушнарева. В 1990 годуКушнарев стал первым демократически избранным мэром Харькова, он тогда шумно вышел из КПСС, чем восстановил против себя областную элиту. Сейчас весьма жестко ведет себя с республиканской элитой.

Весьма влиятельны также отдельные ФПГ: группа Петра Порошенко (судостроение, металлургия, поддержка партии «Наша Украина») и группа банка «Финансы и кредит», принадлежащая депутатам Константину Жеваго, Алексею Кучеренко и Александру Волкову (электроэнергетика, автомобилестроение, горно-рудная промышленность, популярнейший телеканал «1+1»). Кроме того, в Украине существуют партии, не связанные напрямую с олигархическими группами. Прежде всего это партия левой части политического спектра: Коммунистическая партия Украины, возглавляемая Петром Симоненко, имеющая социальную базу в Юго-Восточной и Центральной Украине; отколовшиеся от нее Социалистическая партия Александра Мороза, входящая в Социнтерн и имеющая хорошие связи на Западе, охватывающая также электорат Западной Украины; Прогрессивная Социалистическая партия Натальи Витренко. В правой части политического спектра «Яблуко», блок Юлии Тимошенко, движение Виктора Ющенко «Наша Украина», вобравшее в себя несколько партий. Вместе с тем опирается и на массы непартийного населения Украины, а также «Яблуко».

Все группы, кроме львовской, связаны с российским бизнесом, прежде всего с группой «Русский алюминий» и Альфа-групп. У украинского бизнеса (в частности, у донецкого клана) есть проекты участия в российской экономике, поэтому в ближайшие годы можно ожидать появления большого количества совместных проектов, консолидации экономических структур двух стран, при этом ведущие менеджеры двух стран работают то в одном государстве, то в другом. Весьма активно взаимодействуют и политические структуры: КПУ с КПРФ, «Наша Украина» с СПС, «Яблуко» с российской партией «Яблоко». В этом смысле есть основания говорить о постепенной интеграции элит двух стран.

Опасность реинтеграции постсоветского пространства уже давно оценена Западом. В середине 90-х годов Европе и США удалось нажать на Кравчука и сделать украинским вице-премьером Виктора Пинзеника. В конце 90-х они сумели повлиять и на Леонида Кучму – по прямой, ни от кого не скрываемой рекомендации администрации США премьер-министром Украины в 1999 году был назначен Виктор Ющенко.

Женатый на бывшей сотруднице Госдепартамента США Кэтрин Черненко, Ющенко многими политологами рассматривается как фигура во многом контролируемая из Вашингтона. Во время раздутого Западом кассетного скандала, когда Леониду Кучме едва удалось устоять, Ющенко пытались сделать и.о. президента. И на президентских выборах этого года политтехнологические и финансовые ресурсы западных структур оказались в руках экс-премьера.

Российский 1996-й в украинской редакции

Так же как в 1996 году в Давосе российские олигархи приняли решение поддержать Ельцина в его борьбе с Зюгановым, украинские олигархи в 2004 году достигли соглашения поддержать на президентских выборах Януковича. Днепропетровский, донецкий, киевский и харьковский кланы решили объединить свои усилия для обеспечения преемственности власти Кучмы. При этом они выработали единую позицию по ключевым политическим вопросам: усиление экономического сотрудничества с Россией, невступление в ЕС и НАТО, деукраинизация (введение государственного статуса для русского языка).

Во многом камнем преткновения стала фигура наследника Кучмы. В качестве наследников фигурировали активно продвигаемый донецким и днепропетровским кланом Янукович и, как ни странно, Ющенко, готовый разменять положение главного оппозиционера на место наследника Кучмы. Его связи на Западе и угрозы в случае победы фактически перераспределить экономические ресурсы в пользу обделенных украинских групп и западных компаний. Киевский клан склонялся к поддержке Ющенко и частично (в лице, например, Анатолия Кипаха) это поддержку оказал. Неприятие Януковича было связано не столько с политическими, сколько с экономическими причинами: слишком отчетливо в его деятельности прослеживалось лоббирование донецких интересов, слишком близок он к Ринату Ахметову и слишком жесткой, централизованной структурой является донецкая «семья» во главе с Ахметовым. А что касается политики, то до предвыборной кампании премьер демонстрировал отнюдь не пророссийские настроения (см. его интервью журналу «БОСС» в № 3 за 2003 год).

Но все же Янукович в началу осени стал консенсусной фигурой для ведущих украинских кланов.

Виктор Федорович пошел на выборы как кандидат партии власти, в его распоряжении оказался весь ее административный ресурс. Плюс к этому за счет пророссийских нот своей предвыборной программы Янукович получил поддержку значительной части населения Украины. Обеспечить же перевес в несколько процентов над почти не имеющим властных рычагов Ющенко с помощью административных манипуляций не составляет труда. Победа, казалось, в кармане – об этом фактически и заявил руководитель предвыборного штаба Януковича Сергей Тигипко еще до первого тура выборов в передаче российского Первого канала «Времена».

Между тем оппозиция сумела, во-первых, разыграть антиолигархическую карту, причем по российскому сценарияю 2003 года (только в России на ненависти к олигархам сыграли власть и националистические партии). Во-вторых, она заручилась еще более сильной поддержкой Запада в продвижении Ющенко как ставленника США и Европейского Союза для недопущения альянса Украины с Россией и контроля за этим государством как за страной, по территории которой ведется транспортировка углеводородов из России и Средней Азии.

Главную лоббистскую роль, по мнению экспертов, сыграла в этом Польша. Варшава заинтересована во вступлении Украины в Евросоюз и НАТО, ведь это сделает Украину польским сателлитом в военно-политическом отношении и более экономически слабой страной, так как Европа в украинских товарах не нуждается, а условия торговли и налоги там просто драконовские. Соединенные Штаты, в свою очередь, заинтересованы в усилении Польши и создании на ее базе группы восточно-европейских стран, противостоящей в Европейском Союзе строптивым державам старой Европы, прежде всего Франции.

Именно западная поддержка позволила такой практически внесистемной силе, какой является украинская оппозиция, опрокинуть планы властей и оказаться весьма близкой к победе – с последующим переделом экономических ресурсов. Уже сейчас Ющенко говорит, например, о реприватизации «Криворожстали». Более того, оппозиция во взаимодействии с западными правительствами расколола властный альянс: не только колебавшаяся киевская, но и днепропетровская группа фактически согласились с тем, что президентом Украины станет Ющенко, молчаливо одобрив весьма спорное и явно принятое не без консультаций с высшими украинскими чиновниками решение Верховного суда о переголосовании второго тура.

Правда, ведущие украинские кланы смогли протащить через парламент политическую реформу, по которой с сентября следующего года президент становится преимущественно представительской фигурой, а вся власть переходит к парламенту и формируемому им правительству. При этом Кучме удалось довольно умело сыграть на противоречиях внутри оппозиции, перетянув на свою сторону сначала Александра Мороза, а затем главного украинского спонсора оппозиции Петра Порошенко и самого Виктора Ющенко.

Однако дальнейшее развитие событий предсказанию не поддается. Юлия Тимошенко заявляет, что, придя к власти, Ющенко отменит политическую реформу – и такой вариант действительно возможен. Именно поэтому близкие к Администрации президента Украины юристы и политологи приступили к разработке мер по переносу переголосования второго тура на сентябрь. Кроме того, штаб Януковича подал жалобу на решение Верховного суда в Конституционный суд Украины, и не исключено, что решение ВС будет пересмотрено. Руководитель Администрации президента заявил о своем уходе с этого поста.

Даже если выборы 26 декабря состоятся (а скорее всего, так оно и будет), нет веских оснований считать, что кандидаты опять не придут «ноздря к ноздре». Если оппозиция пытается привлечь симпатии избирателей историей с отравлением Ющенко, то Янукович вместе с Компартией инициировал разбирательство по поводу западного финансирования избирательной кампании Ющенко. И последнее для украинского избирателя, ставшего свидетелем 17-дневного молодежного «оранжевого бунта» в Киеве, даже если он симпатизировал Ющенко и протестовал против олигархии, может оказаться более значимым.

Ясно одно – оппозиция, оказавшаяся столь близкой к победе, приложит все усилия, чтобы достичь успеха и закрепить его. А ведущие украинские кланы всеми силами будут стараться сохранить статус кво, чтобы не допустить передела сфер влияния.

При подготовке статьи автор консультировался с ведущими российскими и украинскими политологами, которые, учитывая неопределенность ситуации, предпочли остаться не названными. Использованы так же материалы сайта Ukraine.ru – части портала strana.ru, а так же украинского информационно-аналитического сервера «Перун».

КТО КОНТРОЛИРУЕТ УКРАИНУ

Экономика Западной Украины практически целиком находится под влиянием киевского клана. Экономика Восточной Украины в основном контролируется донецким кланом, при этом в Луганской области весьма сильны позиции днепропетровцев, а в Харькове – харьковской группы.

В Центральной и Северной Украине кланы делят меду собой сферы влияния. Так, в Днепропетровске донецкие контролируют несколько крупных промышленных предприятий, в Сумской области – «донецкий» губернатор, тогда как большинство предприятий контролируют киевляне и днепропетровцы.

Южная Украина является сферой влияния днепропетровского и киевского кланов, хотя в Крыму значительное количество промышленных предприятий контролируют донецкие.

По отраслям промышленности положение следующее. Киевский клан практически целиком взял под контроль электроэнергетику. Нефтегазовая отрасль – «епархия» днепропетровского клана, угольная – донецкого. В черной металлургии конкурируют донецкий и днепропетровский кланы. В агропромышленном комплексе – киевский и донецкий, в незначительной степени – львовский.

В машиностроении ведущие позиции занимает днепропетровский клан, в этой отрасли также сильны позиции донецкой и харьковской групп. На рынке СМИ в равной мере представлены все три клана, на спортивном рынке борются киевская и донецкая группы.