Судьбы первопоходцев


Текст | Игорь Бунин

В минувшее десятилетие – с 1994 по 2004 год – сотрудники Центра политических технологий в своих исследованиях не раз обращались к теме становления российского предпринимательства. И. Бунин, Н. Назарова «Бизнесмены России. Десять лет спустя». С января 2003 года по январь 2004 года собрана информация о 120 респондентах – участниках всех предыдущих опросов. Среди них есть достаточно заметные люди, например К. Боровой, И. Хакамада, К. Бендукидзе, М. Ходорковский, О. Киселев, М. Юрьев.

Нарождающийся бизнес-процесс рассматривался с разных точек зрения: человеческой психологии, динамики становления, предпринимательских ассоциаций, отношений с властью, перспектив, имиджа и т. д. Десятилетние наблюдения недавно получили обобщение в новой работе.

Неожиданностью для ученых стало то, что теперь бизнесмены уклоняются от ответа на вопросы, связанные с профессиональной деятельностью. Они не хотят давать интервью. Дело, скорее всего, в череде нынешних судебных разбирательств в отношении ряда крупных компаний. Правда, нежелание говорить о себе проявляли и хозяйки маленьких и очень маленьких фирм (более всего, кстати, характеризующих отечественный бизнес). Социологи увидели в этом такой существенный момент, как жесткость существования в российском бизнесе.

Марш энтузиастов

Из анкет 2003-2004 года

– Бизнес, когда мы начинали, был как форточка в душной комнате. А сейчас мы просто дышим свежим воздухом, это наше нормальное состояние.

– Сначала кооперативы, потом малые предприятия, потом совместные предприятия. Конечно, был бум и рост при этом был просто фантастический, динамика бешеная. Сейчас такой динамики мы не ощущаем.

В начале 90-х предприниматели шли туда, где создание фирмы сопрягалось с меньшими издержками (в том числе административного характера), и на новые рынки, где еще не было конкуренции. Хорошие перспективы открывалиcь в банковской сфере и биржевой торговле, куда направилась четвертая часть опрошенных. Треть предпочла сферу услуг и досуга. Но самой ходовой оказалась профессия коммерсанта, потому что торговля – одна из наиболее доступных и легко осваиваемых областей. Ею, кстати, занимались практически все многопрофильные компании, руководители которых включены в выборку.

Из анкет 2003-2004 года

– В бизнес всегда приходят одни и те же – те, кто готов рисковать, у кого есть внутреннее желание самоутверждаться и т.д.

– Авантюра – это и есть дух предпринимательства. Когда бизнес рождается, это выглядит как авантюра, бред сумасшедшего, и только после того как он реализовался, показал свою эффективность, его признают. Большая часть проектов и на выходе остается авантюрой, поскольку не приносит результатов. Когда результаты есть, это никто не назовет авантюрой.

Далеко не все, начавшие новую жизнь в 90-х, работают в бизнесе до сих пор. Примерно треть опрошенных сменили занятия, что, по мнению социологов, свидетельствует, в частности, о неустойчивости состава российского предпринимательства.

Уход обусловлен не возрастным фактором, не усталостью от выбранных жестких условий игры. Шестеро участников опросов начала 90-х, крупные предприниматели, стали жертвами криминальных разборок. Наиболее известные имена – И. Кивелиди, С. Дубов (президент Издательского дома «Новое время»), А. Миронов (глава преобразованного в компанию «Мовен» бывшего Московского вентиляторного завода, позже был убит и его заместитель), В. Розенбаум (глава торгового дома «Вена», убит в Голландии, став жертвой солнцевской мафии).

Кто-то отошел от дел после похищения. Четверо эмигрировали. Один человек осужден и отбывает наказание (мотив преступления не связан с бизнесом), еще один, бывший глава НК «ЮКОС», находится под арестом.

Из анкет 2003-2004 года

– Я по жизни что все время делал? Я придумывал какой-то продукт и отправлял его на рынок. Или видел какой-то рынок и делал под него продукт. Собственно, этим я и сейчас занимаюсь: веду серию технологических экспериментов, которые, быть может, обернутся чем-то совсем исключительным. А могут не обернуться ничем…

Наиболее благоприятными для карьерного роста оказались консалтинг, аудит и рекламный бизнес (10 успешных респондентов из 11 занятых в этих отраслях), банковская деятельность и операции с ценными бумагами (9 из 11 соответственно).

Именно с перечисленными отраслями связаны судьбы подавляющего большинства успешных крупных предпринимателей, вошедших в элиту российского бизнеса. Среди них – К. Бендукидзе, Р. Варданян, И. Хакамада, Г. Тосунян, В. Семаго, Ю. Исмагилов, В. Евстафьев.

Чрезвычайно привлекательным для частного бизнеса был и остается рынок информационных технологий и компьютерной техники. Здесь следует отметить прежде всего качество достигнутых успехов. Яркими примерами могут служить успешность фирм и личная карьера А. Карачинского (группа компаний «IBS»), Б. Нуралиева (компания «1С») и Т. Яппарова (компания «IT»).

В условиях жесточайшей конкуренции на рынках страховых, туристических и риэлторских услуг ряд респондентов, попавших в выборку, продолжают успешно реализовывать свои бизнес-проекты. Среди них – К. Апрелев (агенство недвижимости «САВА»), Л. Пучкова (компания «Ланта-Тур»).

Таким образом, за прошедшее десятилетие у включенных в выборку предпринимателей не произошло сколько-нибудь значительных изменений приоритетов в выборе сферы приложения сил. Развитие шло преимущественно по линии укрепления завоеванных позиций в ранее найденной экономической нише, без каких-то видимых прорывов. Исключение составляют области высоких технологий, которые сами по себе являются пионерными и потому наиболее перспективными с точки зрения выстраивания бизнес-карьер. Можно ожидать, что именно с их развитием будет связано появление новых громких имен в российском бизнесе.

Успех деловой карьеры бизнесмены во многом связывают с диверсификацией бизнеса: десять успешных респондентов являются руководителями многопрофильных компаний. Как правило, это представители крупного бизнеса. Но и для мелкого и среднего бизнеса ведение его сразу по нескольким направлениям является важным стабилизирующим фактором.

Красное и серое

Из анкет 2003-2004 года

– Если в середине 90-х экономика действовала вопреки, а не благодаря политике, то сейчас она не может действовать вопреки политике.

– Десять лет назад все говорили: чтобы делать бизнес, надо иметь хорошие отношения с бандитами. Сейчас все говорят, что надо иметь хорошие отношения с государством.

– Новые олигархи обязательно появятся, потому что грядет реформа МПС, РАО «ЕЭС». А есть еще и бюджетные ценности. Но я не считаю, что самыми главными будут такие, как Ходорковский, Потанин и прочие. Это будут бойцы невидимые и посильнее Ходорковского.

По мнению социологов, сегодня бизнесмены главных неприятностей ждут от государства. Потому что бизнес первым страдает от усиления государственного регулирования. В ситуации, сложившейся вокруг компании «ЮКОС», легко прочитывается предупреждение. Преимущества перешли к обладателям большего административного ресурса, и от этого страдает вся экономика страны.

Изменения, происходящие в обществе, настраивают бизнесменов на весьма пессимистический лад, поскольку усиливают угрозу передела собственности руками всесильных структур, действующих под «крышей» государства.

Из анкет 2003-2004 года

– Были так называемые бандитские крыши, но на них можно было найти управу, условно говоря, у тех же, как мы тогда называли, «красных крыш». А на нынешних уже управы нет, потому что это ФСБ, это МВД, это система исправительных заведений, это прокуратура, это закон. Они сами его будут писать и сами его будут исполнять.

– Была масса людей, которые что-то построили, подняли: И вот пришли люди в серых шинелях и сказали: все, ребята, спасибо, а теперь мы сами, без вас. Я боюсь, что они надолго. Если не сказать навсегда.

Подавляющее большинство опрошенных сходятся во мнении, что именно государство своей политикой формирует условия для процветания взяточничества и коррупции.

Из анкет 2003-2004 года

– К сожалению, в фундаментальных понятиях прогресса пока нет. А фундаментальное понятие – это прежде всего понятие равных условий для всех.

Но в условиях тотального взяточничества, считают предприниматели, им по-своему легче решать проблемы.

Из анкет 2003-2004 года

– Предположим тебе нужно что-то решить, и ты уже знаешь, что это будет стоить столько-то. Ты взвешиваешь, в состоянии ли это потянуть, выгодно тебе такие деньги заплатить за решение вопроса? Ну а дальше – дело техники.

Исследование выявило не слишком удачный опыт связи бизнеса и политики. Из восьми участников опросов пятеро перешли на административную работу или вернулись на государственную службу, причем трое оказались на высоких позициях. Правда, карьера одного из них, сначала успешная, в настоящее время подвергается серьезному испытанию, связанному с громким скандалом, затронувшим его ведомство. Трое продолжают вести активную политическую деятельность: один имеет депутатский мандат, остальные занимаются партийным строительством. Всего же опыт работы в Государственной думе имеют шесть участников выборки (К. Боровой, И. Хакамада, К. Затулин, В. Семаго, С. Калашников, М.Юрьев).

Смена статуса, отметим, происходила в разгар деловой активности, когда финансовые и личностные ресурсы обеспечивали успешный старт на политическом поприще. В равной степени это относится и к респондентам, пытавшимся сочетать политическую и предпринимательскую деятельностью. Но в конечном счете большинству в бизнес пришлось возвратиться (это относится , например, к М. Юрьеву, Ю. Лебедеву, А. Тихонову). Существенно снизил свой предпринимательский статус лишь один респондент – К. Боровой, в свое время являвшийся символом успеха в нарождавшемся российском бизнесе. Он не стал политиком, хоть и числился депутатом Государственной думы и главой Партии экономической свободы. В настоящее время занимает должность главного редактора журнала America Illustrated. В его случае речь идет о снижении статуса одновременно со сменой профессии.

Небольшое количество и низкая результативность попыток предпринимателей сделать политическую карьеру свидетельствуют об ограниченных возможностях успешного перехода из бизнеса в политику. В наших реалиях можно предположить, что в будущем попыток такого рода станет меньше. И они, что особенно важно, начнут выглядеть все менее привлекательно.

Из анкет 2003-2004 года

– Если первоначально нужны были активисты, люди, которые умеют рисковать, люди, которые имеют практический опыт, ощущают быстро меняющуюся ситуацию и могут в ней что-то реально сделать, то сейчас их начинают вытеснять образованные управленцы, профессионалы, менеджеры.

Кто, как, сколько

Самую многочисленную группу ныне действующих предпринимателей (почти половина опрошенных) составляют те, кто родился в 50-х годах. На долю родившихся в 60-х приходится около трети выборки.

Первая волна отечественных бизнесменов – это преимущественно научно-техническая интеллигенция и гуманитарии с экономическим образованием. Среди наиболее успешных предпринимателей чаще всего встречаются выпускники МИФИ, МФТИ, МГУ. Как правило, они же – обладатели научных степеней и двух высших образований (второе обычно связано с интересами бизнеса: экономическое, юридическое).

Показателем предпринимательского успеха бизнесмены называли перерастание мелкого бизнеса в крупный. В выборке подобная динамика отражена у шести респондентов. В их числе С. Багаев (начинал с малого предприятия, уже к 1997 году возглавил крупную риэлторскую компанию «Вавилон», одновременно – Московскую ассоциацию риэлторов), Т. Яппаров (глава компании “IT”, лидирующей на рынке информационных технологий). Четыре человека, представляющие в основном рекламный и компьютерный бизнес, повысили свой предпринимательский статус со среднего до крупного (В. Евстафьев и И. Янковский, КГ «МAXIMA»; Б. Нуралиев, компания «1C», И. Писарский, РА «Р.И.М.»). Пятеро респондентов остались в крупном бизнесе, и, сменив компанию, повысили личный статус. Бывшие руководители четырех крупных компаний сумели добиться еще больших успехов в развитии бизнеса с соответствующим повышением собственного общественного веса. Здесь наиболее яркие примеры – А. Карачинский (компьютерная компания «IBS»), К. Апрелев (агентство недвижимости «САВА»).

Самую многочисленную категорию в этой группе представляют респонденты со стабильной социальной ситуацией. Это 40 предпринимателей, сохранивших в течение десяти лет свой предпринимательский статус. В их число входят прежде всего 14 представителей крупного бизнеса.

Если говорить о стабильности среднего и мелкого бизнеса, то здесь результаты связаны с временным контекстом – удалось или нет удержаться во время кризисов, в первую очередь 1998 года. С этой точки зрения стабильность положения компании – факт, говорящий о предпринимательской состоятельности.

Из анкет 2003-2004 года

– Раньше успех обеспечивало удачное сочетание, скажем, ноу-хау и уникальной среды. Россия была уникальной средой для бизнеса, и эта уникальная среда охотно принимала технологические ноу-хау, все новое. Что изменилось? Среда изменилась, она перестала быть уникальной. Мы все ближе и ближе к мировой практике, а значит, все больше и больше требуется стандарт. Не ноу-хау, а стандарты ведения бизнеса.

Смена

Ученые ЦПТ заметили в предпринимательской среде процесс некой унификации, стандартизации. Перестали появляться новые интересные фигуры: бизнес стал стандартным, и бизнесмены стали менее интересными. Но одновременно это, по мнению части опрошенных, придает бизнесу более устойчивый характер, становится важнейшим условием успеха. И тот, кто держится за свою самобытность, сильно рискует.

В современном бизнесе, по убеждению респондентов, нет места тому романтизму, который был присущ первому поколению возрождавшегося российского бизнеса и питался появившимися ощущениями свободы и безграничных возможностей. Для нынешней молодежи большее характерны рационализм и прагматизм. Впрочем, никто не склонен отрицать у нового поколения духа новаторства, готовности к риску и стремления к самореализации.

Смена, безусловно, проигрывает в человеческом плане и, более того, у определенной части бизнесменов вызывает даже некоторое отторжение.

Из анкет 2003-2004 года

– Они более сухие, более конкретные, более расчетливые, чем мы. В нас было еще много социалистического, были и иллюзии, и заблуждения…

– Молодая генерация более конструктивная, более образованная, но менее человечная.

– Десять лет назад много интересных людей было, и они все как-то поисчезали…