Проблема-2008 по-американски


Текст | Александр ПОЛЯНСКИЙ

Подавляющее большинство аналитиков считали, что Джордж Буш вновь станет президентом Соединенных Штатов. Многие эксперты предсказывали Бушу трудную победу и не исключали, что определять президента будет, как и в прошлый раз, Верховный суд США.

Однако Джордж Буш набрал 279 голосов выборщиков против 252 своего соперника Джона Керри, а по общему числу голосов не только опередил его (51 % участвовавших в выборах американцев против 48%), но получил их больше, чем когда-то сверхпопулярный Клинтон. Убедительную победу одержали республиканцы и на выборах в сенат и палату представителей, сохранив, таким образом, большинство в обеих палатах конгресса.

Победа Буша прежде всего результат консервативной, традиционалистской фазы политического цикла в США. Началом этого цикла следует считать события 11 сентября 2002 года, которые сформировали у американцев сознание жителей «осажденной крепости». Именно тогда Джордж Буш, выдвинувший знаменитый Патриотический акт, стал в полной мере американским президентом (его победа в 2000 году, как известно, представлялась весьма спорной). Именно тогда был сформирован его курс, по сути сводящийся к формуле «Америка превыше всего», включающий как безоглядность поведения в мировой политике, снятие с себя ответственности за развитие мировой западной империи, так и ориентацию на потребности традиционных отраслей экономики США.

В международной политике администрация Буша вела себя агрессивно, совершенно не заботясь о репутации западного мира, из-за чего имела трения с европейскими партнерами, на которые, впрочем, не обращала никакого внимания. Появилась возможность отыграться на Ираке, а заодно и перспектива приобрести контролируемые нефтяные запасы — и без зазрения совести фабрикуется легенда об оружии массового поражения у Саддама Хусейна, безо всякого мандата ООН и даже НАТО организуется интервенция, берется под контроль территория этого ближневосточного государства.

Во внутренней политике Буш после 11 сентября осуществлял ограничение свобод граждан ради борьбы с террористической угрозой и пропагандировал традиционные моральные ценности. А также предпринимал титанические усилия для восстановления экономического роста, для чего увеличил госзаказ (создав тем самым колоссальный дефицит бюджета) и снизил налоги. При этом социальные программы, несмотря на их критику в традиционалистской части американского общества, не ревизовались.

Онтология победы

Победа республиканцев связана с успешным проведением этого курса. Пропаганда сознания жителей «осажденной крепости» и традиционных ценностей позволила сформировать «моральное большинство», то есть сплотить большие группы граждан по морально-гражданскому признаку на основе традиционных для значительной части жителей Америки протестантских и сектантских религиозных ценностей. Некоторые аналитики замечают, что сегодня исламскому радикализму противостоит американский протестантский радикализм.

По крайней мере, большая часть американцев склонна фетишизировать традиционные моральные ценности. В этом смысле существует пропасть между интеллектуальной, космополитической Америкой, высшим, образованным классом США, сконцентрированным в основном в Нью-Йорке, Сан-Франциско, на Западном побережье и в Калифорнии, и средними американцами, выступающими против политкорректности, социальных и правовых решений, вытекающих из ее принципов.

Так, большинству граждан США, согласно опросам, не нравится социальная и образовательная политика, связанная со льготами для разного рода майноритиз (меньшинств — национальных и социальных). Эту тенденцию уловило даже «политбюро» Демократической партии. Известно, что ее фактический лидер Билл Клинтон призывал Уильяма Керри высказаться против разрешенных в некоторых штатах браков гомосексуалистов. Однако Керри проигнорировал это пожелание, боясь потерять голоса либерального электората, более того, выступил в поддержку таких браков, а также в поддержку права на аборт.

Экономическая политика, во всяком случае, на данном этапе, тоже оказалась успешной: в нынешнем году наблюдается четырехпроцентный экономический рост. Администрацию Буша критикуют за рекордный бюджетный дефицит и падение доллара, однако пока данные меры, по большому счету, не сказались на положении простых американцев. Экономическая часть кабинета проводит, по сути, кейнсианскую политику — подстегивает рост путем увеличения государственных расходов на поддержку промышленного производства. Этим Бушу удалось мобилизовать на свою поддержку американских промышленников, особенно корпорации ВПК, нефтяные концерны, компании, работающие в тяжелой индустрии.

Политически выигрышной стала замена некоторое время назад министра финансов: Пола О`Нила сменил Джон Сноу. Такой шаг позволил более успешно разыграть карту налоговой реформы. Весьма позитивно на имидже Буша сказалось сокращение безработицы. Правда, занятость увеличивается не теми темпами, которые ожидались, и это вызвало колебания электората в ряде промышленных штатов.

С международными делами сложнее: иракская операция привела к тому, что американские войска завязли в этой ближневосточной стране, восстания и теракты идут там нескончаемой чередой. Именно проблемы республиканской администрации в Ираке дали шанс демократам побороться за власть с президентом воюющей страны.

Онтология поражения

Первоначально демократы, по свидетельству многих аналитиков, не собирались всерьез бороться за президентский пост. В качестве псевдокандидата на пост президента фигурировал деятель левого крыла партии Говард Дин. Однако громкие скандалы, рост числа жертв и бесконечные восстания местного населения в Ираке подвигли руководство партии выставить реального претендента — центриста, ветерана Вьетнама сенатора Джона Керри, правда, содержательную кампанию они начали довольно поздно.

Интересно, что Керри, стремясь завоевать симпатии большинства американцев, предлагал стать кандидатом в вице-президенты одному из авторитетных сенаторов-республиканцев. Но в борьбе за среднего американца допустил ряд серьезных промахов.

Во-первых, он чересчур много внимания уделил антиамериканизму в мире, тогда как ксенофобия для «одноэтажной Америки», как известно, является совершенно естественной. Во-вторых, не смог в полной мере стать выразителем моральных ценностей среднего американца. В-третьих, сделал слишком большую ставку на промахи в Ираке, которые большинством американцев воспринимаются очень болезненно, и соответственно критика Керри встречена ими с неприязнью. К тому же республиканцам перед выборами удалось пройти по лезвию бритвы, одной рукой умиротворяя Ирак и насаждая там свои порядки, а другой — не допуская эскалации военной кампании. В результате ситуация в Ираке оценивалась большинством граждан США в целом положительно. Тем более что число жертв, хотя оно и велико, трудно сопоставить с количеством жертв других крупных военных кампаний, которые вела Америка, прежде всего, конечно, вьетнамской.

Итак, Керри, обладая поддержкой интеллектуальной, космополитической Америки, разнообразных майноритиз, других стран западного мира, так и не сумел завоевать «одноэтажную Америку». Однако выступление демократов на выборах вряд ли справедливо рассматривать как провал.

Джон Керри оказался вполне достойным кандидатом. Он смог догнать Буша по рейтингу и победить его в ходе теледебатов. Неудивительно, что некоторые эксперты демократов рассматривают Керри как возможного лидера оппозиции на следующее четырехлетие, рассчитывая, что сенатор, получив хороший задел на прошедших выборах, победит в 2008 году.

Тем более что яркой фигуры в республиканском стане, которую смогли бы выставить в 2008 году, пока не просматривается. Если, конечно, не считать самого популярного среди республиканцев (после Буша, естественно) Колина Пауэлла. Некоторые считают его уход с поста госсекретаря стремлением республиканцев вырастить этакого центристского кандидата. Однако против Пауэлла играет такой немаловажный фактор, как возраст, — в 2008 году ему будет за 70.

В этой ситуации у демократов есть все шансы в 2008 году взять реванш за нынешнее поражение.