Кремлевская рокировка


Текст | Максим ГЛИКИН, Александра САМАРИНА

План перехода страны к парламентской республике уже запущен. Он оказался амбициознее, чем думалось 13 сентября.

Кремлевские и околокремлевские политики приоткрывают перспективы. Вслед за новыми правилами парламентских выборов и назначения губернаторов, вслед за переходом к партийному правительству надо ждать упразднения республик, уменьшения втрое количества регионов, досрочного роспуска Госдумы. Но все это частности единой глобальной цели: создания унитарного государства с несменяемым лидером, выбранным не гражданами, а парламентским большинством. Путь к цели займет четыре года, и покой усталые путники обретут аккурат в 2008-м.

Между Минском и Киевом

Существует не так уж много легитимных способов сохранить власть в руках действующего главы государства. По сути, есть два сценария — белорусский и нереализованный украинский. Можно пролонгировать полномочия президента (или добавить ему новый срок) с помощью референдума, как сделали в Белоруссии и Средней Азии. Или использовать модель, которую разрабатывали, но не успели внедрить в Украине: все основные полномочия передаются избранному парламентом главе правительства. Реакция Запада на белорусскую модель показала, что такой путь слишком рискован не только с имиджевой, но и с экономической точки зрения. А вот против парламентской республики европейским политикам возражать будет труднее: похожая модель действует и в Германии, и в Италии, и в Израиле.

По некоторым сведениям, разработку этой программы в 2003 году курировал тогдашний глава президентской администрации Александр Волошин. Поручения на проработку отдельных пунктов — модели объединения регионов, перехода к пропорциональным выборам в парламент, создания собственно парламентской республики, зондирования общественных настроений — распределили между научно-исследовательскими институтами и центрами. Общий же замысел держался в строжайшем секрете. Впрочем, год назад поверить в возможность столь радикальных политических преобразований было довольно сложно.

Зато сегодня заявления руководителя сектора изучения элиты Института социологии РАН Ольги Крыштановской о близкой перспективе стать парламентской республикой в унитарном государстве большой сенсацией уже не назовешь. Наличие плана по созданию унитарного государства подтвердил и близкий к Кремлю Дмитрий Рогозин, указав даже количество регионов после ликвидации республик — три десятка. Обсуждается этот проект и в Центризбиркоме. Член ЦИКа (с совещательным голосом) от КПРФ Вадим Соловьев считает реальным создание партийного правительства. Таким образом, по его словам, «вопрос о третьем сроке для Путина будет решен, проблема срока вообще снимается».

Информированы о плане и многие губернаторы. В приватных разговорах региональные лидеры выражают уверенность, что реформу с отменой губернаторских выборов президент проводит не для преемника, а для себя, что и после 2008 года именно Владимир Путин будет их назначать или снимать с работы.

Расклад

Проблема в том, как объяснить, что новый принцип формирования высшей власти делается не «под Путина», а по объективной необходимости? Такая предпосылка возникнет, если принципиально иным будет все политически-географическое устройство страны. То есть на месте сложносоставной федерации с национальными республиками появится моноцентричное государство — одна большая республика, которой проще управлять и которой может управлять один парламент и назначенный им премьер. Парламентская республика.

Встает, правда, следующий вопрос: согласятся ли 60 регионов самоликвидироваться, если даже укрупнение нескольких областей и национальных округов идет с таким скрипом? Ответ может быть положительным при двух предпосылках. Быстро осуществить эту программу во всех губерниях, которым прописано «слияние», способны только президентские назначенцы, напрямую подчиненные Путину. И только при однородной Думе, без одномандатников, представляющих интересы своих республик и областей. Сейчас на Охотном Ряду искомого расклада нет.

Легкой правкой не обойтись

У этого плана пока еще много пробелов. Не ясно, удастся ли осуществить все необходимые меры одними лишь конституционными законами или потребуется проводить референдум (чего власти явно пытаются избежать). Как, в частности, без коренного изменения Основного закона передать от президента к премьеру такие полномочия, как назначение глав силовых органов? Депутат Госдумы Владимир Рыжков убежден, что легкой правкой Конституции не обойтись: «Если все эти действия будут предприниматься, то это будет либо конституционный переворот, который должен преследоваться по Уголовному кодексу как узурпация власти, либо надо принимать новый Основной закон».

Ольга Крыштановская признается, что ей самой не вполне ясны все детали данного плана. Но и в Кремле, по-видимому, еще не закончена проработка новой системы. «Этих деталей, может быть, и там не густо», — полагает политолог.

По мнению наблюдателей, не до конца продуманы прямые и косвенные политические последствия данной реформы. «Если президент Путин на это пойдет, он организует 20 Чечней. Что, безусловно, приведет к всплеску национализма, сепаратизма и экстремизма», — уверен Владимир Рыжков. Аналогичного мнения придерживается и политолог Станислав Белковский (Совет национальной стратегии), который, правда, считает, что регионов станет меньше всего на 10—12, а до создания парламентской республики дело вообще не дойдет. Б