Геннадий АЙДАЕВ: мэр должен быть порядочным во всем


Беседу вел Александр Полянский

Геннадий Айдаев уже второй срок работает мэром Улан-Удэ.
За это время в городе начался экономический подъем: идет увеличение объемов производства и доходов населения. Все это способствует повышению инвестиционной привлекательности Улан-Удэ; с городом сотрудничают отечественные и зарубежные инвесторы. Политическая реформа, проводимая президентом, по мнению Айдаева, улучшит экономическую ситуацию.

— Геннадий Архипович, как вы оцениваете инициативы президента от

13 сентября о назначении губернаторов? Они сейчас вызывают множество споров.

— Оцениваю положительно, ведь я слишком хорошо знаю, как в нашей стране чаще всего проходят выборы.

— Наверное, ключевая проблема наших выборов в том, что слишком многое на них решают деньги и административный ресурс.

— На мой взгляд, самое опасное даже не это, а то, что население вовлекается в политические баталии и оказывается по разные стороны баррикад.

Я всегда считал, что глав администраций субъектов Федерации и мэров нужно назначать, а не избирать. Еще лет пять назад говорил об этом.

— До назначения мэров сейчас пока дело вроде бы не дошло…

— Я думаю, и не дойдет. У нас же подписан целый ряд документов. Закон о местном самоуправлении принят, и отступать, конечно же, от него никто не будет. И в первую очередь наш президент, как человек последовательный в своих действиях.

С другой стороны, в отдельных регионах для стабилизации обстановки, прежде всего экономической, может, и стоило бы назначать мэров городов и глав районных администраций, чтобы в регионе у губернатора или первого лица республики была единая, цельная команда.

— А если не назначать, постоянно будут конфликты между губернатором и мэрами, особенно мэром областного центра?

— Были же до недавних пор примеры противостояния губернаторов и мэров.

К сожалению, это присходит еще в отдельных регионах. А в результате из-за несогласованности действий страдает население.

— Но это исключения, подтверждающие правило?

— Увы. В идеале у руководителя субъекта Федерации должна быть своя команда. И политическая реформа как раз и ориентирована на это.

— Однако все руководители будут смотреть наверх и не станут считаться с интересами населения?

— Наоборот, ситуация в этом смысле улучшится — ответственность за порученную работу возрастет. У президента Российской Федерации будет право снимать губернатора по результатам его работы, у губернатора — главу города или района.

Это как раз сейчас, при нынешней системе чиновники не всегда считаются с интересами населения.

В результате проведенная в стране административная реформа напоминает шторм в океане: на поверхности бурлит, а в глубине все спокойно. Большинство наших ведомств никак не связано с проблемами своей тематики, возникающими в регионах. В облаках витают отдельные региональные структуры, выполняя преимущественно статистические функции.

Ведь реализуют правительственные решения местные органы, никак не подчиненные им, в рамках имеющихся у них финансовых и иных ресурсов. А если бы существовала в этих сферах такая же вертикаль, как у силовиков, работать было бы гораздо проще.

Вертикаль — это не только метод контроля сверху, но и способ учета проблем, возникающих на местах. И аккумулирования ресурсов.

— Итак, необходимо создать вертикали управления, подобные вертикалям ФСБ, МВД, МЧС?

— Да. Мне очень нравится система, которая создана в ФСБ, МЧС и МВД. И, кстати, на местном уровне не возникает проблем взаимодействия с подразделениями этих ведомств.

У некоторых руководителей возникает вопрос: почему, мол, мы должны финансировать эти структуры, если они федеральные? Я таким отвечаю: вы же на своей территории возглавляете комиссию по чрезвычайным ситуациям, вы же занимаетесь данной сферой. А МЧС и МВД — просто профессиональные структуры, несущие основную нагрузку в этом вопросе. Так же нужно действовать и по всем другим направлениям. Сегодня во имя блага населения необходима концентрация исполнительной власти.

— Сейчас по-разному трактуется положение президентов национальных республик в соответствии с рассматриваемым законодательством. Одни говорят, что они будут назначаться, как и губернаторы. Другие — что назначаться будут главы правительств республик. Это зависит от положений республиканских конституций?

— Безусловно. Но у нас в Бурятии этой дилеммы нет, так как Л.В. Потапов одновременно президент и председатель правительства, глава республики и глава исполнительной власти республики.

— С 1 января 2005 года вступает в силу Закон об общих принципах организации местного самоуправления. Готов ли к этому ваш муниципалитет?

— Формально да. Создан городской округ, определены его границы, вся нормативная база — и на уровне города, и на уровне республики.

Но вот решение вопросов финансовой обеспеченности…

— По-прежнему отстает?

— К сожалению, да. И виной тому перераспределение нормативов отчислений в разные уровни бюджетов. Здесь требуется дальнейшая работа по совершенствованию межбюджетных отношений.

— Но подождите, ряд полномочий вместе с расходами должен перейти на региональный уровень, например полномочия в сфере образования?

— Да, и эти нормы должны были вступить в силу еще летом. По законодательству о разграничении полномочий за нами закреплены только коммунальные услуги. Однако на практике многое из закона было выведено. Теперь и текущий ремонт, и капитальный остаются за городом, как и раньше.

— То есть правы оказались те, кто опасался, что субъекты Федерации спущенные им полномочия тут же повесят на самых слабых – муниципалитеты?

— Конечно. Так и происходит. Поясню на примере. Из 4,1 млрд руб. налоговых доходов города 1 млрд мы перечисляем в федеральный бюджет, 2 млрд — в республиканский. И всего 1 млрд руб. имеем право оставить себе.

— Меньше четверти?

— Вот именно. А в 1998 году оставляли 54%. Больше всего средств уходит в республиканский бюджет. А потом эти же деньги нам отдают как помощь. Правда, не все.

В 2005 году городской бюджет будет пополняться всего лишь пятой частью от общей суммы собираемых налогов.

Наш город, как и тысячи других муниципалитетов, оказывается в трудном положении. Имея хороший налоговый потенциал, отдает налоговые доходы наверх, а затем получает их в качестве дотаций, ведь остающихся доходов ему не хватает. Вот поэтому мои надежды на изменение к лучшему связаны с политической реформой, проводимой президентом РФ.

— Как складываются у вас столь проблемные для многих областных и республиканских центров отношения с энергетиками?

— Не просто. Есть нерешенные проблемы, связанные в первую очередь с несовершенством законодательной базы в вопросах использования населением тепловой энергии и горячей воды. А также с одномоментным установлением экономически необоснованных тарифов на тепловую энергию. Результат — большой для нашего города долг.

Летом по инициативе президента Республики Бурятии состоялась встреча с Анатолием Чубайсом. Была достигнута принципиальная договоренность по урегулированию спора, закрепленная затем трехсторонним соглашением между республикой, городом и «Бурятэнерго».

Это соглашение мы уже начали реализовывать. И тут узнаем, что в Чите форсированными темпами создана региональная теплоэнергетическая компания. Теперь нужно ехать в Читу и договариваться обо всем заново.

— Несмотря на разнообразные трудности, Улан-Удэ активно строится…

— Причем целиком за счет коммерческих программ. В бюджете денег на строительство практически нет.

Знаете, я завидую мэрам тех городов, развитие которых находится под пристальным вниманием региональных властей. Так развивается Хабаровск, соседний город — Чита. В этих регионах губернатор и мэр

образуют теснейший тандем, совместно решая городские проблемы. Нам же пока не удается плодотворная работа из-за отсутствия средств.

Недавно стали вовлекать наших соседей в сферу строительства жилья. Активно работает в этой области одна монгольская фирма, не отстают от нее иркутяне, а также китайские предприниматели. Очень сильная программа сотрудничества у нас с Москвой: строительные фирмы столицы России планируют построить в Улан-Удэ 500 тыс. кв. м жилья. Москвичи будут выступать как инвесторы и предоставят инженерный персонал, а строить будут местные жители.

Если говорить о некоммерческих строительных проектах, то один дом по программе сноса ветхого и аварийного жилья мы возводим для северян. Кроме того, построили дом для молодых семей и молодых специалистов.

— Закрепление молодых специалистов — больной вопрос?

— Конечно, ведь из Улан-Удэ, как из всей Бурятии, идет миграция в европейскую часть страны. Правда, отток коренных жителей компенсируется притоком китайцев и выходцев из «горячих точек» бывшего СССР.

В городе сегодня восемь китайских ресторанов, что для 450-тысячного Улан-Удэ очень много. Представители этой диаспоры говорят: дайте нам землю, и мы построим чайна-таун с жилыми домами, общежитием, детским садом, школой…

У нас также большая азербайджанская диаспора — уже примерно 20 тыс. человек. Это в основном беженцы из Нагорного Карабаха. Появились и чеченцы. Оно и понятно: в Забайкалье тихо, спокойно, социальная ситуация стабильная. В результате в Улан-Удэ сейчас проживают представители больше 100 национальностей!

Экономически приезжие выгодны городу. Но в социально-политическом плане нужно быть очень осторожными в своих действиях…

— Я знаю, что в городе, как и в целом в республике, действует Программа социально-экономического развития в 2000—2004 годах. Как она выполняется и планируется ли продолжение?

— Мы ежемесячно рассматриваем ход выполнения программы и вполне довольны: выдерживаем все параметры и идем даже с некоторым опережением.

Сейчас в промышленном секторе города рост составляет 113%. Но дальше — а у нас есть уже программа на 2005—2007 годы — удерживать этот уровень будет очень трудно.

Дело в том, что ресурсы роста, которые были у предприятий, практически исчерпаны. А для модернизации производства нет финансовых возможностей.

Потому работаем над привлечением инвестиций. Совместно с предпринимателями из КНР построили кирпичный и лесоперерабатывающий заводы, плотно работаем с бизнесменами из Южной Кореи.

После визита два года назад президента Монголии заметно активизировалось сотрудничество с этой страной — речь идет об обустройстве транспортной магистрали через

г. Кяхту. Оно включает строительство автомобильной дороги, потому что сейчас приходится делать огромный крюк через Читинскую область, а железнодорожное сообщение не обеспечивает потребности транспортного потока; решение таможенных вопросов.

Транспортная магистраль очень важна, ведь Улан-Удэ — это, по сути, восточные ворота России.

— У федерального правительства есть довольно значительные инвестиционные ресурсы — стабилизационный фонд Российской Федерации.

И ресурсы эти лежат мертвым грузом…

— У нас есть много направлений в различных отраслях народного хозяйства, которые нуждаются в государственной поддержке. И на мой взгляд, нужно взвешенно подойти к ресурсам стабилизационного фонда, чтобы была отдача.

А таких направлений, взять нашу республику, много. Например, туризм на озере Байкал. Имея такую жемчужину, мы слабо используем эту уникальную возможность для привлечения инвестиций.

Нам нужно возвращаться к нашим же собственным достижениям, например к народно-хозяйственному планированию. Сегодня в Японии есть пятилетний план, почему же нашей стране — родине планирования не возродить в других экономических условиях это полезное направление работы по развитию экономики?

— Большое место в Программе социально-экономического развития занимает развитие малого и среднего бизнеса…

— Да, и это вполне естественно, потому что малый бизнес — это рабочие места, это доходы населения. Вместе с тем я не склонен преувеличивать роль малого предпринимательства — все-таки основой экономики является крупное производство. Сколько говорилось о том, что фермеры нас спасут. И что из этого вышло? У нас в республике аграрный сектор держится, но, если бы колхозы не ликвидировали, сохранили, как, например, в Татарстане, он чувствовал бы себя гораздо лучше.

Весь мир использует крупные формы предприятий. Израильские кибуцы — это те же колхозы. Крупные агрофирмы действуют и в США, и в Канаде, и в других сельскохозяйственных державах.

А вот в сфере обслуживания нужно более активно развивать предпринимательские формы. Эту сферу, я уверен, надо полностью приватизировать. И мы это делаем, предоставляем налоговые льготы, льготы по нежилым помещениям для малых предприятий. Забота о малом бизнесе была одним из факторов роста средней зарплаты в городе в 2004 году на 36%.

Впрочем, это хорошо только с одной стороны, с другой — не растет такими же темпами производительность труда. А она должна превышать рост зарплаты. Тогда не будет инфляции.

— То, что вы экономист, доктор наук, профессор, вам помогает в работе?

— Экономистом меня работа и сделала. Я по первому образованию инженер-технолог. Работал на предприятии, потом — в райкоме партии, затем — в администрации Советского района Улан-Удэ. И никогда не думал, что стану экономистом. Но рыночная экономика заставила, в зрелые годы пошел учиться.

Окончил, еще будучи главой районной администрации, Российскую академию госслужбы, защитил диплом по моделям и тенденциям развития жилищно-коммунального хозяйства. Этот диплом оброс размышлениями и превратился в 1995 году в кандидатскую диссертацию по экономике РАГС.

— А докторская тоже по ЖКХ?

— Нет, докторская — по проблемам развития сибирских регионов. Через наши, местных руководителей, руки, проходят сотни цифр, которые очень интересно сопоставлять, выводить из одних другие.

— Вопрос к вам как к «остепененному» эксперту: есть ли спасение для нашего ЖКХ?

— Конечно. Это привлечение частного инвестора в эту сферу. И есть уже успешный опыт такого рода во многих городах — и в сибирских, и в дальневосточных, и в европейской части России…

Первостепенная задача — снять административные барьеры для привлечения частного инвестора и сделать сферу ЖКХ экономически стабильной, не требующей больших отвлечений бюджетных средств.

По большому счету, неприватизированными остались только предприятия ЖКХ и сельхозпредприятия. Вот сейчас компании пошли в ЖКХ. Первым перспективы этого сектора увидел Анатолий Борисович Чубайс — как менеджера я его очень уважаю. С его региональной структурой мы и заключили договор о сотрудничестве.

А за Чубайсом в эту отрасль двинулись и другие олигархи — Дерипаска, Потанин…

— Поскольку в ЖКХ двинулись олигархи, очень важно обеспечить конкурентную среду.

— Конечно. Очень много желающих среди небольших компаний взять дома, сети на обслуживание. Причем нужна стратегия развития отрасли, чтобы это обеспечивало не повышение, а снижение тарифов.

Вообще любое дело нужно продумывать на несколько ходов вперед.

— Это слова шахматиста. Вы ведь, насколько я знаю, возглавляете Шахматную федерацию Бурятии?

— Я не очень сильный шахматист. Во всяком случае, регулярно проигрываю бывшему президенту федерации — федеральному инспектору по нашей республике Борису Данилову. Но тем не менее удалось собрать ресурсы, и уже видны результаты — впервые вырастили в республике гроссмейстера международного класса.

Шахматы я люблю за то, что они учат логически мыслить. Для меня это очень важно, потому что я больше управленец, чем политик, для меня более важен результат, чем красное словцо.

— Что, на ваш взгляд, главное в работе мэра?

— Мэр должен быть во всем порядочным. И в словах, и в своих поступках. И говорить правду, какой бы горькой она ни была.

Потому что если скажешь неправду, через какое-то время это выяснится и станет хуже — тебе уже не будут верить.

А начинается недоверие с маленького подозрения.

— А не было попыток перейти на менее нервную работу?

— Были. На каком-то этапе мне предложили возглавить Счетную палату республики. Я согласился, перешел в Счетную палату. Но довольно быстро заскучал.

А тут — выборы мэра Улан-Удэ. Помня мой опыт городского управления, предложили принять в них участие… И вот я уже второй срок являюсь мэром. И честно признаюсь, мне эта работа нравится.

Я, когда ухожу в отпуск, по пять раз на дню названиваю в мэрию. Мои заместители даже обижаются: что он, мол, думает, мы без него не справимся?

И когда возвращаюсь из отпуска, энергично берусь за работу. Получаю от нее удовлетворение. Вот недавно сдали детский садик на 120 мест — это просто счастье для меня. Жена говорит: «Тебя уже не исправишь». А мне и не хочется жить по-другому.

Справка «БОССа»

Площадь Улан-Удэ — столицы Республики Бурятии — 346,5 кв. км. В городе в настоящее время проживает более 450 тыс. жителей, действуют 8834 предприятия различной формы собственности, из них 1008 — в сфере промышленного производства, 790 — в сфере строительства и выполнения подрядных работ, 3850 — в торговле.

Созданы и работают 99 совместных предприятий, в том числе со 100-процентным вложением инвестиций, такие, как «Ферниш Арт», «Тонь-Синь», «Байкал-Траст К ЛТД», «Золотая середина», «Компания Юаньда», «Маяк Сервис».

В Улан-Удэ функционируют 58 крупных и средних промышленных предприятий, выпускающих следующую продукцию: вертолеты; приборы контроля и средства автоматизации для систем теплоснабжения и теплопотребления; металлические конструкции; электродвигатели переменного тока; электроэнергию; теплоэнергию; мясопродукцию: мясо, колбасные изделия, мясные консервы; хлеб и хлебобулочные изделия; кондитерские изделия; строительные материалы: кирпич, сборный железобетон, столярные изделия; мебель; обувь валяную; ликеро-водочные изделия; пиво; ткани шерстяные, шерсть мытую; пряжу; швейные изделия; посуду эмалированную; молочную продукцию.

Существенную роль в жизни города играет муниципальный сектор экономики и его социальная сфера. Жилищно-коммунальное хозяйство — это многоотраслевой комплекс, обеспечивающий жизнедеятельность населения города, представленный 57 муниципальными предприятиями.

В муниципальной собственности находится 373,5 км тепловых сетей, из них 63,7 км — магистральные, 377 км — водопроводных сетей, 1846 км линий электропередачи, 95 125 квартир общей площадью 4566 тыс. кв. м.