Слух в помощь


Текст | Наталья ГОЛУБОВА

Человеческое сознание обременено множеством стереотипов. Однажды усвоенные представления о чем бы то ни было обретают устойчивость, поколебать их необычайно трудно.
И иногда заложником таких стереотипов становится, увы, наше собственное здоровье.

Нелегко вдруг обнаружить неполадки в собственном организме, например что глаза стали хуже видеть или что-то творится со слухом. Но постепенно мы все же вынуждены признать: слух, как и зрение, может слабеть. Однако вот парадокс: если своим глазам мы давно научились помогать и очки воспринимаем как вполне естественную и даже облагораживающую наш облик деталь, то куда сложнее обстоят дела со слуховым аппаратом. Носящий его человек как бы демонстрирует окружающим свой изъян.

А ведь назначение этого аппарата — компенсировать снижение и потерю слуха. И все же большинству нуждающихся очень трудно надеть его. Психологи провели исследование и установили, что человеку требуется в среднем семь лет, чтобы смириться с необходимостью применения слухового аппарата. Но семь лет — слишком большой срок, за это время в головном мозге плохо слышащего человека происходят почти необратимые изменения, и центры, отвечающие за четкое восприятие речи, переключаются на другие функции.

Такая психологическая проблема свойственна не только нашим соотечественникам, но и, казалось бы, более раскрепощенным жителям зарубежных стран. Например, на Западе радикальные перемены в данной области произошли лишь в последние 15 лет. Раньше и там слуховых аппаратов стеснялись.

Многое изменилось после того, как первая леди США Барбара Буш в прямом телеэфире преподнесла своему мужу Джорджу Бушу-старшему два слуховых аппарата. Спрос на эту продукцию в Соединенных Штатах сразу же вырос в десять раз. Вероятно, многие американцы вспомнили тогда фразу другого американского президента — Рональда Рейгана, который как-то сказал: «Да, я глухой, но у меня слуховой аппарат, и я чертовски хочу работать».

А потом стало известно, что и более молодой президент — Билл Клинтон имеет проблемы со слухом: он носит два слуховых аппарата. И, кстати, в бытность его кандидатом в президенты США этот недуг очень помог Клинтону. Во время предвыборной кампании на встречах с избирателями он часто появлялся с сурдопереводчиком. Клинтон произносил речь, а сурдопереводчик повторял ее на языке жестов для, возможно, присутствующих в зале глухих избирателей. Такой прием обеспечил Биллу Клинтону поддержку со стороны общественных организаций, объединяющих глухих и слабослышащих граждан США.

В США и Западной Европе формируют общественное мнение, задают тенденцию лояльного отношения как к слабослышащим людям, так и к инвалидам вообще. А у нас? Люди стыдятся и боятся признаться в своей глухоте, всячески скрывают ее, не отдавая себе отчета в том, что окружающие, как правило, давно знают, что их товарищ, коллега или начальник туговат на ухо.

Но в последние годы и в России ситуация стала меняться в лучшую сторону.

В широкую продажу поступили внутриушные и внутриканальные цифровые слуховые аппараты, располагающиеся непосредственно в ухе и незаметные для посторонних. Они изготавливаются индивидуально — по слепку со слухового прохода. В качестве усилителя звуковых колебаний в них используется цифровой микроаудиопроцессор, по своему быстродействию сравнимый с компьютерным процессором Pentium III. Размер аппарата – 3 х 3 мм.

Резко возросло и качество звука. Компьютерная обработка звукового сигнала, включающая выделение полезного сигнала на фоне помех и независимое усиление по 9—15 частотным каналам, открыла новые горизонты в решении проблемы возвращения слуха.

С помощью современных цифровых слуховых аппаратов стала возможна компенсация практически любой степени потери слуха, разумеется кроме абсолютной глухоты. Люди, которые пользуются такими устройствами, уже через несколько недель забывают о своих проблемах. И чем раньше человек решится на этот шаг, тем меньше у него будет проблем в будущем.