Мировой кризис имени Буша


Текст | Михаил ХАЗИН

Я убежден, что на президентских выборах в США победит Джордж Буш*. За этим последует кризис мировой валютной системы, связанный с тем, что США откажутся от ответственности за мировую экономику и начнут действовать в собственных интересах.

Для того чтобы пояснить эти утверждения, следует проанализировать экономическую ситуацию в Соединенных Штатах. Она чрезвычайно тяжела, в экономике множество структурных диспропорций, финансовая система постоянно находится на грани обрушения, во избежание которого в нее закачиваются огромные денежные ресурсы.

Основа кризиса — действующая в США финансово-экономическая модель, поддерживаемая путем массированной идеологической обработки граждан и целенаправленного уничтожения всех альтернатив. Основа американской идеологии, в обязательном порядке внедряемая в странах-сателлитах, в том числе и в России, состоит в том, что эта модель объявляется единственно верной.

Вообще говоря, модель не столько американская, сколько глобальная — США являются (на сегодня) просто крупнейшей страной Западного глобального проекта. Как и всякий глобальный проект, в рамках своей внутренней идеологии он не терпит альтернатив. Мы хорошо это помним по Красному проекту, лидером которого был СССР.

Еще раз повторю, экономические и политические рецепты, выдвинутые идеологами любого глобального проекта, предполагаются универсальными для всех стран, народов и экономик. Трудность современной ситуации в том, что после 1991 года реальной альтернативы Западному проекту (пока) нет.

За последние десятилетия Западный глобальный проект произвел колоссальную экспансию, пространство, которое он контролирует, увеличилось в два раза. Соответственно произошло существенное увеличение финансовых ресурсов и огромный рост доходов в США.

Экономическая модель, положенная в основу Западного проекта, зародилась в конце XVIII века, а в XIX и XX веках завоевывала мир. Она возникла под влиянием мечты средневековых алхимиков делать золото в реторте. При этом золото рассматривалось как высшая ценность и единая мера стоимости, реторта же должна быть одна-единственная. С золотом не получилось, тогда с середины XX века на роль единой меры стоимости стали выводить американский доллар.

Именно по такому принципу построена мировая валютная система: доллар является единой мерой стоимости, а «реторта» для воспроизводства этой ЕМС всего одна — эмиссионный центр доллара, Федеральная резервная система США. Напомню, что владельцами ФРС является группа негосударственных банков, контролируемых мировой финансовой элитой, значительная часть которой живет даже не в США, а в историческом центре западной цивилизации и мировом финансовом центре — Лондоне.

Кстати, одними из владельцев банков, входящих в ФРС, являются Ротшильды — династия финансистов, сыгравшая огромную роль в формировании западной цивилизации и, собственно, в формулировке описанной выше модели.

МВФ и Мировой банк являются лишь инструментами Западного проекта, основная задача заключается в обеспечении сохранности монополии ФРС на эмиссию денег. И всем странам они дают, по большому счету, одну-единственную рекомендацию: эмиссии быть не должно — она допускается только в рамках уже находящихся на территории страны долларов США. Некоторые страны, например Аргентина, выполняют рекомендацию буквально — и получают экономическую катастрофу, другие, например Россия, — лишь частично. Но катастрофу получают все равно.

Однако при этом сами США — основной акционер МВФ и Мирового банка — активно эмитируют доллар. Поводом для этого стал обвал фондового рынка, вызванный проблемами так называемой новой экономики. Ее мыльный пузырь лопнул в 2000 году. Других оснований для роста экономики страны — мирового экономического локомотива не было и нет.

Через несколько месяцев после первого обвала к власти в США пришли республиканцы. Вначале они старались решить проблему традиционными монетаристскими средствами. В частности, они попытались уменьшить дефицит внешнеторгового баланса за счет снижения курса доллара. Но выяснилось, что дефицит только растет: монетаризм — это набор мифологем, не имеющих отношения к реальности.

Тогда в Белом доме созрело понимание, что нужно радикально менять экономическую политику. Однако для того чтобы отказаться от постулатов экономической веры, которые десятилетиями вдалбливались в головы не только обывателей, но и элиты, требовались экстраординарные обстоятельства.

Накануне событий 11 сентября в США на форуме сайта журнала «Эксперт» я высказал предположение, что американской администрации для оправдания отказа от монетаристского курса нужны некие глобальные катаклизмы, например мощные теракты. Это сообщение до сих пор висит в архиве «Эксперта». Только я считал, что взрывы будут направлены против американских посольств.

На следующий же день после трагедии министр финансов П. О`Нил и глава экономических советников Белого дома Л. Линдсей изменяют экономическую политику. Реализуемую с тех пор программу можно расценить как махровое кейнсианство. Она предполагает огромное увеличение государственных расходов: прямое финансирование многих отраслей и проектов, сокращение налогов, гигантский рост бюджетного дефицита.

Но выяснилось, что и этот путь катастрофичен. Потому что всего лишь сменился повод для эмиссии денег: раньше им был все раздувающийся и раздувающийся мыльный пузырь ничего не производящей «новой» экономики, теперь — господдержка экономики. Но цель при этом осталась та же — не допустить резкого сокращения ВВП страны, связанного со спонтанным уменьшением масштабных структурных диспропорций.

А диспропорции достигли уже такого масштаба, что в случае отказа от господдержки в течение короткого времени (года два) приведут к уменьшению реального ВВП США (который существенно меньше номинального) процентов на 20—25. В общем, стало понятно, что решить проблему без структурной перестройки экономики не удастся.

Для нашей страны эта проблема хорошо знакома, поскольку аналогичная ситуация у нас была с «оборонкой», которая, как и «новая» экономика в США, мало что производила для народного хозяйства. Вернее, вкладываемые в нее ресурсы намного превышали те, что возвращались обратно. Точно так же, как происходит сейчас в США, где для ее поддержки активно печатаются все новые и новые деньги.

Но когда входящий финансовый поток в какую-то отрасль оказывается существенно больше исходящего, то есть, образно говоря, в бассейн втекает больше воды, чем из него вытекает, экономика в конце концов не выдерживает. В США превышение входящего потока в «новую» экономику над исходящим составляет порядка 10% ВВП, а с сопровождающими отраслями — как раз четверть ВВП, о которой я сказал выше. Если не инвестировать в «новую» экономику разными способами порядка $200 млрд ежемесячно, ВВП начнет сокращаться. Но ресурсы для инвестирования уже, по сути, исчерпаны: США не в состоянии одновременно и нести ответственность за всю мировую финансовую систему, и бороться с собственным экономическим кризисом.

В этой ситуации администрация США оказывается перед дилеммой: либо поддерживать доллар как единую меру стоимости и расчетную единицу всей планеты и тем самым губить американскую экономику, либо, наплевав на мировую финансовую систему, спасать Соединенные Штаты.

Демократы и во времена Клинтона, и теперь склонны к первому варианту (что естественно, поскольку их главный спонсор — финансовые воротилы Уолл-стрит), республиканцы — ко второму. И борьба Буша, воспринимающего себя как мессию, спасителя Америки, за президентство в чем-то сродни борьбе Ельцина с Горбачевым. Ельцин не мог победить в масштабе всей страны, так как руководители республик никогда не согласились бы, чтобы один из них — пусть даже глава самой крупной республики — станет лидером всего Союза. Поэтому, чтобы добиться реальной власти, Ельцину необходимо было развалить СССР.

Так же и Бушу для победы в США, для решения ее экономических проблем нужно выйти из Западного проекта, развалить современную финансовую систему западного мира. Этот выход весьма болезнен для Америки: он означает, в частности, гибель инвестиционных банков Уолл-стрит, основы современной мировой финансовой системы. Но за такой вариант выступают нефтяные и военно-промышленные корпорации, на которых исторически опираются республиканцы, да и вообще все, что осталось в США от реальной экономики.

Именно поэтому я полагаю, что на выборах победит Буш: большая часть собственно американской национальной элиты на его стороне. Но финансовая элита Западного глобального проекта в целом — категорически против и всеми силами поддерживает Керри. Это хорошо демонстрирует отношение Европы к выборам президента США.

Конечно, кандидат демократов не провозглашает открыто готовность пожертвовать Соединенными Штатами ради сохранения господства мировой финансовой элиты. Его основной тезис — возвращение к золотому веку Клинтона. И многих в самих Соединенных Штатах это вводит в заблуждение. Вот почему победа Буша не окажется простой — вероятно, президента, как и на прошлых выборах, будет определять Верховный суд США. Но Буш все-таки, по моему мнению, переиграет Керри.

Именно в силу своей, в общем, ограниченной геополитической ориентации он склонен поддерживать Путина. Дело в том, что Россия не является сегодня соперником тех США, которые собирается строить Буш, Штатов, склонных скорее к изоляционизму. Чего никак нельзя сказать об объединенной Европе и особенно Китае. И Россия нужна Бушу как некий оплот против этих регионов, а также против поднимающего голову Исламского глобального проекта.

Я думаю, что после того как Буш вновь станет президентом, он в конце концов внесет в конгресс США законопроект о том, что эмиссией доллара должно заниматься казначейство США, а не ФРС. Западный глобальный проект распадется, а существующую ныне валютную систему на базе доллара сменит другая, состоящая из нескольких валютных зон. Их будет от трех до пяти, причем каждая будет в миниатюре повторять современную систему. В них будет единый эмиссионный центр, все остальные валюты зоны привяжут к главной зональной валюте. Обмен валют из разных зон напрямую будет невозможен — только через зональные валюты, которые, скорее всего, в рамках межзональных расчетов окажутся привязаны к золоту. Три из них основные (доллар США, евро и юань) и две виртуальные (золотой динар и рубль).

Таким образом, есть вероятность, что появится зона рубля, и это будет означать по сути восстановление СССР, во всяком случае как единого экономического пространства. К сожалению, на пути реализации этой идеи стоит группа фактически ставленников Западного проекта в России: Греф, Кудрин, Шувалов… Как мы уже говорили, Путин ориентирован на Буша. А эти персонажи — на Керри.

По этой причине у Путина достаточно сложное положение: если он принципиально не сменит свою экономическую политику, ему обеспечены проблемы и с Бушем, и с нашей собственной экономикой. Напомню, что стратегической целью Западного проекта (в отличие от национально ориентированного Буша) является разрушение России. Неудивительно, что за все время, что нашей экономикой рулят «либерал-реформаторы», в России не начат ни один крупный инвестиционный проект в промышленности.

Ситуация постепенно станет критической, если Путин будет последователен в своей поддержке идей Буша, не станет держаться за осколки погибающего Западного проекта и расстанется с вышеупомянутыми господами, Россия может превратиться в один из центров формирования новой экономической и политической структуры.

Если же зоны рубля не будет, Россию ждет катастрофа: западная часть страны отойдет к европейской валютной зоне, южная — к мусульманской, восточная — к китайской.

Автор — независимый экономист, президент консалтинговой компании «Неокон», в середине 90-х годов — заместитель начальника Экономического управления президента РФ