Эдуард МАЕВ: все — для здоровья наших отдыхающих


Беседу вел Леонтий Букштейн

Марфинский центральный военный клинический санаторий — уникальное лечебно-восстановительное учреждение. Подобных ему нет ни в нашей стране, ни за рубежом. Не случайно подмосковное Марфино ежегодно посещают до двух десятков иностранных делегаций. Санаторий стал научно-методической базой санаторно-курортного дела в Вооруженных силах России: здесь разрабатываются новые прогрессивные методы лечения для тех, кто нуждается в восстановлении и укреплении здоровья. Об этом и о многом другом наш корреспондент беседует с начальником санатория Эдуардом Зиновьевичем Маевым.

Начальник санатория — полковник медицинской службы, доктор медицинских наук, академик РАЕН (руководитель ее Отделения санаторно-курортного лечения) и академик Нью-Йоркской академии наук. В армии он прошел всю цепочку продвижений по службе, последовательно занимая должности санитарного инструктора, хирурга медсанбата, командира медицинского батальона, начальника медицинской части госпиталя и начальника госпиталя. Был последним начальником Центрального госпиталя Западной группы войск. Окончил Военно-медицинскую академию, причем при поступлении выдержал огромный конкурс — 54 человека на место. Накопленный за 37 лет безупречной службы солидный научный и практический опыт сегодня позволяет заслуженному врачу России Маеву на высочайшем уровне организовать работу в одном из ведущих военных санаториев России. Свидетельство тому — его многочисленные ордена, медали, дипломы, титулы и звания, как российские, так и зарубежные.

— Эдуард Зиновьевич, у каждого санатория обычно есть своя специализация. А каков профиль вашего учреждения?

— Наш санаторий — мощное многопрофильное лечебное и научное учреждение. Это, так сказать, высший пилотаж санаторно-курортного дела. Потому что человек, приезжающий в санаторий, обычно имеет «букет» заболеваний или недомоганий. У себя в Марфине мы можем оказывать помощь при заболеваниях сердца и сосудов, легких и верхних дыхательных путей, центральной и периферической нервной системы, желудочно-кишечного тракта, эндокринной системы, женской и мужской половой сферы, почек и пр. Чтобы бороться с такими разнообразными недугами, нужны специалисты узкого профиля, которые могли бы своевременно и грамотно поставить диагноз, и соответствующее оборудование. Все это у нас есть, и мы в состоянии принять у себя до 600 взрослых пациентов и 100 детей. Кстати, наличие штатных детских коек позволяет осуществлять полноценное обследование и лечение взрослых: папы и мамы могут не беспокоиться за своих малышей и отдыхать вместе с ними в свободное от процедур и обследований время.

— То есть вы стараетесь сделать все, чтобы пребывание в санатории стало комфортным.

— Да. Скажу больше: мы принимаем в расчет и влияние климатического фактора, и даже такую тонкую материю, как энергетика места, в котором находится санаторий. Она у нас положительная — нет ни провалов, ни возмущений. Не случайно в Марфине есть две церкви XVII века, а на Руси издревле храмы ставили только в хороших местах. И наши специалисты по биоэнерготерапии постоянно отслеживают ситуацию.

— А каковы ваши взаимоотношения с областными и муниципальными властями?

— Мы отлично взаимодействуем и с органами власти Мытищинского района, где расположен санаторий, и области в целом. И хотя наше лечебное учреждение ведомственное, мы не отгораживаемся от районных и областных нужд, осуществляем, как говорится, социальное партнерство. Не так давно мы были удостоены звания «Лучший санаторий Московской области» и получили приз из рук губернатора области Бориса Всеволодовича Громова. Кстати, кроме того, мы дважды завоевывали звания «Лучший санаторий России» и «Лучший физкультурно-оздоровительный комплекс России».

— Вы сказали, что ваш санаторий ведомственный. В связи с этим у меня вопрос: а как обстоит дело с финансированием?

— Наше начальство в лице руководителей Тыла Вооруженных Сил РФ и Главного военно-медицинского управления Министерства обороны РФ еще в 1995 году разрешило нам пускать часть путевок в свободную продажу. Вначале это были скромные 10%, но и они позволили санаторию держаться на плаву. Теперь квота выросла до 30%. Остальные путевки по-прежнему приобретают военнослужащие, ветераны вооруженных сил и члены их семей, причем за символическую по нынешним меркам сумму. Однако низкая цена не влияет на объем и качество лечения — оно осуществляется в строгом соответствии с врачебными показаниями.

Полученные доходы мы направляем на обновление нашего номерного фонда. Кроме того, если бы не своевременное финансирование реставрационных работ в усадьбе Марфино, мы бы просто потеряли этот памятник истории — в таком плачевном состоянии он был. Но хочу подчеркнуть: все, что положено санаторию по бюджету, мы всегда получаем в полном объеме.

— А в каком состоянии у вас медицинское оборудование и аппаратура?

— У нас есть много и современного оборудования, что называется техники XXI века, и приобретенного еще в советские времена. Все оно работает, дает отдачу. В целом же на улучшение материальной базы (а это и покупка новой медицинской аппаратуры, и ремонт уже имеющейся) мы тратим около трети своих средств.

Санаторий занимает большую территорию — 68 га. И содержать ее в хорошем состоянии тоже стоит немалых сил и средств. К тому же мы почти полностью находимся на автономном обеспечении: тепло, горячую воду производим сами в своей котельной. А в случае аварийных отключений наша дизельная энергоустановка осуществляет подачу электроэнергии на жизненно важные участки: в процедурные кабинеты, столовую и т. д. Также у нас есть собственные очистные сооружения: мы бережем ту прекрасную природу, что нас окружает. Сами добываем и воду — питьевую и минеральную. В нашем штате более 1,5 тыс. человек: врачи, медсестры, обслуживающий персонал. Только поваров у нас 72 человека, а официанток — 136.

— Какие методы лечения вы используете?

— Санаторно-курортное лечение проводится с учетом характера и стадии заболевания, возраста пациента, оценки его адаптации в соответствии с разработанными стандартами (протоколами). В основе нашей методики — сочетание природных целительных факторов с физиотерапией, лечебной физкультурой и диетическим питанием плюс активный отдых и оптимальный режим.

Наряду с классическим санаторно-курортным лечением мы осуществляем и внекурортное санаторное лечение — это когда курортные факторы не главные. Например, разработанная нами программа «Андрология» позволяет решать различные мужские проблемы, причем более успешно и с большим удобством для больного, чем в больнице или поликлинике. Действует также программа «Наркология», рассчитанная на имеющих наркотическую, никотиновую или алкогольную зависимость.

В рамках программы «Похудание» наши пациенты борются с излишним весом, но не самостоятельно, как это обычно бывает, а с помощью специалистов. Есть у нас и замечательная программа «Эстетическая медицина». Ее мы подсмотрели в Германии, где созданы так называемые фермы красоты — специальные медицинские центры вне города, куда женщины, а теперь нередко и мужчины, обращаются за косметологической помощью.

Вообще говоря, наши программы ориентированы на хронических больных в стадии ремиссии, то есть вне обострения. И здесь главная цель — закрепить ремиссию, предотвратить обострение застарелых болячек.

Разработали мы и программу, близкую к санаторно-курортной, но по сути не являющуюся таковой, она называется «Оздоровление». Бывают ситуации, когда собственно болезни нет, но есть явные симптомы стресса, усталости. В наше время это большая и актуальная проблема.

Еще одна новая программа — «Медицинский туризм». В течение короткого времени — от одного часа до нескольких дней – человек отдыхает в условиях нашего климатического курорта, посещает физкультурно-оздоровительный центр, где предоставляются все мыслимые услуги для укрепления здоровья и улучшения психологического состояния. Не случайно у нас есть отдельный научно-методический центр, занимающийся постановкой санаторно-курортного дела в Вооруженных силах России. Это фактически маленький научно-исследовательский институт.

Вот такая широкая палитра программ позволяет нам оптимизировать использование санаторного фонда коек и объектов. Считается, что оптимальная загрузка койки в учреждениях нашего типа — 85%. У нас ниже 80% и не бывает, а в периоды ажиотажного спроса — более 90%. Оно и понятно: прекрасные условия для лечения и отдыха плюс великолепная природа, ухоженный парк, 12 прудов — подобным богатством могут похвастаться немногие. И здесь особенно важно определить механизмы адаптации и их возможности. Это одно из важнейших направлений диагностики. Об этом я писал и в своей докторской диссертации, которую защищал, уже будучи начальником санатория.

А провести диагностику в санатории — значит поставить диагноз, определить стадию заболевания, так называемый уровень здоровья с точки зрения все тех же механизмов адаптации. Перефразируя Архимеда, можно сказать: «Дайте мне хороший механизм адаптации, и я сделаю человека здоровым». Для этого нужна, образно говоря, не фотография состояния пациента, а видеозапись, чтобы все параметры наблюдать в развитии. Например, эхолокация под нагрузкой, которая еще не применяется широко, позволяет на самых ранних стадиях определить проявления ишемической болезни сердца.

Кроме того, мы используем в лечении и преформированные (то есть созданные искусственно) климатические факторы. Ведь нет такого места, где бы они присутствовали сразу все. Поэтому мы создаем их сами. У нас есть, в частности, соляная пещера и уникальная сильвинитовая пещера, материалы для нее были привезены с Урала. Добавьте сюда лазерную терапию с обратной биологической связью и вибромагнитотермотерапию, а еще радоновые ванны и ванны с солями Мертвого моря, доставляемыми прямо из Израиля.

Проводят лечение врачи высшей категории, настоящие фанатики своего дела. И все это — для здоровья наших отдыхающих, наших пациентов.

— Эдуард Зиновьевич, а как отдыхает и укрепляет здоровье сам начальник военного санатория?

— По-разному. Но на юг не езжу и вам не советую: повышенная солнечная радиация показана далеко не всем и, как правило, декомпенсирует человека. В этом году я отдыхал в Калининградской области, в светлогорском санатории. Море прохладное, но природа замечательная. Как у нас, в Марфине…