Марса атакуют


Виктор ЛИТОВКИН

Правительство и Государственная дума намерены отобрать у военных последние привилегии. По коридорам и кабинетам Белого дома и нижней палаты парламента бродит проект нового федерального закона, который предусматривает перевод социальных льгот в денежную форму.

Этот проект активно обсуждается в СМИ, на встречах президента с министрами и депутатов со своими избирателями. Уже известно, сколько денег в результате реформирования системы льгот кабинет министров добавит к пенсии Героям Советского Союза и России, участникам Великой Отечественной войны и ветеранам труда, сколько получат инвалиды и «интернационалисты» — участники боевых действий за пределами родной страны, обыкновенные, не отмеченные государственными званиями и наградами пенсионеры и члены семей погибших военнослужащих.

А вместе с ними лишатся последних гарантий и привилегий люди служивые — офицеры и прапорщики, воины-контрактники и простые призывники Российской Армии, — все, кто носит погоны защитника Отечества.

Все хуже и хуже

Их не так уж мало. Ведь под действие законопроекта подпадают не только военнослужащие армии и флота, но и сотрудники органов внутренних дел и ФСБ, работники уголовно-исполнительной системы, таможенники, налоговики, а также ветераны соответствующих ведомств, члены их семей, родные и близкие погибших на боевом посту, то есть их жены и вдовы, несовершеннолетние дети и лица, находившиеся на их иждивении. Всего свыше 20 млн человек.

Что предлагает законопроект? С 1 января 2005 года снять со всех названных категорий граждан большинство льгот, гарантированных законами «О статусе военнослужащих» и

«О ветеранах», заменив их денежными компенсациями. В результате с нового года они, например, должны будут полностью платить за проезд в городском транспорте, установку и пользование телефоном, лекарства и санаторно-курортное обслуживание, лечение и другие жизненно необходимые услуги.

Учитывая, что вот уже два года военнослужащие и члены их семей, включая пенсионеров, оплачивают 100% стоимости содержания жилья и коммунальных услуг (вместо прежних 50%), а с 1 января 2001 года исправно отдают государству и подоходный налог, это станет новым серьезным ударом по их и без того достаточно тощему кошельку. Ведь оклад армейского лейтенанта — командира взвода равен сегодня 4,5 тыс. руб. и находится у официальной черты бедности, у капитана — командира роты — 5 тыс., у командира батальона — 7 тыс., а у командира полка, который головой отвечает за 1,5 тыс. человек и уйму боевой техники и оружия, — «целых» 9 тыс. руб.

Квартплата, расходы на электричество, газ, тепло, канализацию и водоснабжение и так отнимают у них в зависимости от наличия и качества жилья до 1,5 тыс. руб. в месяц. Если же платить еще порядка 700 руб., как в Москве и Питере, других крупных городах, за единый проездной, останется ли что-нибудь семье на жизнь — большой вопрос. По сути, считают эксперты, это значит лишить армию и флот квалифицированных командирских кадров со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Уже сегодня из-за социальной непривлекательности военной службы ежегодно снимают с себя погоны до 50% лейтенантов — выпускников военных вузов. Не лучше обстоят дела и со старшими офицерами — капитанами и майорами. Они тоже оказались на распутье: то ли служить дальше, терпеливо дожидаясь обещанного повышения денежного содержания, крыши над головой и других благ, то ли бросить службу и начать жизнь сначала, без оглядки на правительство и государство.

Неравноправное партнерство

Проблема не так проста, как кажется на первый взгляд. Льготы и гарантии, которые в любой стране мира государство предоставляет своим воинам, даются им не за мужскую стать, элегантную военную форму и строевую выправку, коей они могут блеснуть на параде. Это своеобразная плата за те тяготы, лишения и ограничения прав и свобод, которые офицер и солдат берут на себя, присягая на верность Отечеству.

Они, например, крайне ограничены в праве на свободу слова: критиковать начальника и обсуждать его приказы им не позволяет закон. Тот же закон не разрешает подрабатывать в свободное от службы время, кроме разве что преподавания да написания романов и статей. При этом им строго-настрого запрещается участвовать в забастовках или отказываться от выполнения служебных обязанностей.

Каждый военнослужащий должен беспрекословно подчиняться своему командиру и начальнику. По их приказу, даже в мирное время, обязан отправиться на выполнение того или иного боевого задания, очень часто связанного с риском для жизни, переехать с семьей к новому месту службы в дальний гарнизон — на Крайний Север, в тайгу, степь, горы или болотистое Приморье, потому что того требуют интересы обороны страны. И никакие доводы против («мне не хочется», «жена отказывается ехать», «болеет теща») во внимание приниматься не будут.

Таковы лишь немногие ограничения прав и свобод, которые накладывает на гражданина этот особый вид государственной службы. Со всеми вытекающими отсюда обязанностями и ответственностью человека, надевшего погоны. Но, увы, не государства, призвавшего его на эту службу. Хотя обязанности и ответственность государства по отношению к своим воинам также декларируются в им же самим установленных законах.

В результате говорить о равноправном партнерстве между государством и армией даже не приходится. Например, в том же законе «О статусе военнослужащих» зафиксировано, что «военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и совместно проживающим с ними членам их семей предоставляется не позднее трехмесячного срока со дня прибытия на новое место военной службы жилое помещение…» Но на протяжении последних 15 лет число бесквартирных офицеров, не считая членов их семей, ни разу даже официально не уменьшилось. Сегодня их насчитывается 164 тыс., то есть каждый третий военный профессионал.

Среди них 91 тыс. не обеспечены постоянным жильем, 45 тыс. — служебным, 28 тыс. нуждаются в улучшении жилищных условий (живут в казармах, бараках, времянках). При этом 49 тыс. офицерских семей снимают квартиры в частном секторе. Стоимость подобного жилья в Москве и Подмосковье составляет как минимум 9 тыс. руб. в месяц, а заплатить такие деньги может только полковник, да и то, если не будет питаться, одеваться и содержать семью. В Курске плата за наем равна 3,5 тыс. руб., в Нижнем Новгороде — 4 тыс.

А компенсацию государство предоставляет одинаковую — что в Москве, что в Курске, что в Нижнем — 400 руб.

Ипотечно-накопительная система для военнослужащих, которую сейчас вовсю пропагандируют кабинет министров и депутаты Государственной думы и которая должна начать работать с 1 января будущего года, как и практически почившая в бозе Программа государственных жилищных сертификатов для увольняемых в запас, проблему не решает. Во-первых, она рассчитана на тех, кто заключит контракт с Министерством обороны в 2005 году, то есть за ее рамками остаются все те же 164 тыс. бесквартирных, а во-вторых, стоимость жилья, что берется оплатить государство (11,8 тыс. руб. за 1 кв. м), не соответствует реальной рыночной, постоянно растущей его цене. В Москве и Санкт-Петербурге, где, кстати, самое большое число бесквартирных офицеров, 1 кв. м стоит уже не менее $750 — почти в два раза больше, чем обещает компенсировать правительство.

И это не единственный пример того, как кабинет министров уклоняется от выполнения своих обязанностей перед военнослужащими. Продовольственный паек, стоимость которого с 30-х годов прошлого века входит в денежное содержание военнослужащего, по совокупности включенных в него продуктов (и по научно обоснованным нормам калорий, которые ежедневно должен потреблять солдат и офицер), обходится стране в 46 руб. ежедневно. То есть около 1,3 тыс. руб. в месяц на человека. Из них правительство оплачивает только 20 руб. в день (600 руб. в месяц соответственно). А значит, фактически «обувает» служивого на 8,4 тыс. руб. ежегодно.

Аналогичная история с форменной одеждой. Шинели, кителя, брюки, ботинки, сапоги и еще десятки наименований того, во что должен быть одет воин, в последнее время просто перестали выдавать. По закону за невыданную форму полагается денежная компенсация. И здесь правительство задолжало армии и флоту уже более 20 млрд руб. Однако вместо того чтобы найти средства для погашения этого долга, провело через Государственную думу поправку к закону, которая устанавливает право кабинета министров самому назначать стоимость выдаваемого военнослужащему имущества и формы.

Теперь офицер получает на эти цели вместо прежних 30—40 тыс. руб. в год только 3 тыс. На такие деньги ни повседневную форму, ни тем более парадную купить невозможно. И то, что сейчас трудно увидеть военных в новеньких шинелях и кителях, вовсе не следствие резкого сокращения армии и флота, просто они стесняются ходить по городу в заношенной, потерявшей былую элегантность форменной одежде.

Стыдно сказать, но в последние годы появились и вскоре пошли буквально потоком судебные иски военнослужащих к правительству и к Министерству обороны. В 1999 году их насчитывалось 47 тыс., в 2000-м — 190 тыс., в 2001-м — 211 тыс., в 2002-м — 150 тыс. Фактически каждый шестой солдат и офицер судится со своей страной. Точнее, 1137 призывников, 25 430 прапорщиков, 49 747 старших офицеров и даже 119 генералов! Большей частью из-за не выделенных и не оплаченных государством положенных по закону льгот.

Почти все эти иски (более 85%) удовлетворяются. Правительство несет по ним дополнительные, не предусмотренные бюджетом расходы — до 15—20 млрд руб. в год. Но практика уклонения от выполнения собственных обязательств перед армией и флотом, перед военнослужащими, увы, продолжается.

«Благие намерения»

Знают ли о перечисленных проблемах в Кремле, Белом доме и Государственной думе — вопрос скорее риторический. Безусловно, знают, и все поправки в законы, призванные упорядочить воинскую службу и расходы на нее, продиктованы именно этим обстоятельством. Только вот «благие намерения», которыми мостит Минфин и Минэкономразвития дорогу в будущее армии, почему-то все время ведут к резкому снижению социального статуса и материального положения военнослужащих, ветеранов и членов их семей.

Например, в 2000 году из закона «О статусе военнослужащих» была исключена норма, предусматривающая зависимость размеров их денежного довольствия от минимального размера оплаты труда. По прежним нормам, минимальный оклад солдат и матросов по должности должен быть равен пяти МРОТ, а минимальный размер оплаты по воинскому званию — половине «стоимости» воинской должности. Соответственно полагалось расти и окладам прапорщиков и старших офицеров.

Теперь эти ставки правительство устанавливает произвольно. Сегодня оклад солдат и матросов по должности составляет 1 тыс. руб., по званию — 360 руб. А с мая 2002 года МРОТ равен 450 руб. Если бы названная поправка в закон не была принята, они получали бы по должности 2250 руб., за звание — 1125 руб.; итого 3375 руб. в месяц. Прапорщики и старшие офицеры соответственно больше. Тогда об их нищенском существовании говорить не пришлось бы…

Заметно ухудшила социальное самочувствие военнослужащих поправка, внесенная в тот же закон в мае 2002 года. Из него был исключен пункт, предусматривающий право на 50-процентную оплату жилья и коммунальных услуг, а также установку и пользование телефоном. В результате, согласно статистике, их расходы по этому показателю увеличились в среднем на 480 руб. в месяц. А реально, в связи с ростом цен на электричество, газ, тепло и прочие услуги, гораздо больше.

Из того же закона исключили и норму, освобождающую военнослужащих от уплаты подоходного налога. И это несмотря на то, что термин «подоходный» к воинам неприменим по сути: они не работают, а служат государству, получают не зарплату (доход), а денежное довольствие, находятся на содержании у страны. Тем не менее поправку приняли, и каждый военный лишился в среднем еще 405 руб. ежемесячно.

Кроме того, постановлением Правительства РФ № 999 от 21 декабря 2000 года были резко снижены нормы денежной компенсации на погребение умерших и погибших в бою солдат и офицеров. Так что если раньше похороны бойца и установка надгробного памятника на его могиле обходились государству в 30 МРОТ, то сейчас только в 3 тыс. руб.

Робкие протесты тех, кого непосредственно коснулись нововведения, и даже обращение в Думу уполномоченного по правам человека в Российской Федерации о недопустимости принятия законопроектов, которые прямо противоречат ст. 55 Конституции, запрещающей издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы граждан, ухудшающие их материальное положение, не дали никакого эффекта. Более того, за период с 2000 по 2004 год депутаты по предложению правительства отменили еще полтора десятка льгот и гарантий, положенных военнослужащим согласно российскому законодательству.

Смягчить эти «удары судьбы» по военным профессионалам должно было обещанное правительством увеличение с 2003 года их денежного содержания в 2,2 раза и приравнивание должностных окладов военнослужащих к должностным окладам федеральных государственных чиновников, а окладов по воинским званиям — к окладам, соответствующим квалификационным разрядам тех же госслужащих. Необходимые поправки в закон приняты. Но…

Реально денежное содержание военных за это время увеличилось (с учетом потерь льгот по налогам и оплате жилищно-коммунальных расходов, а также из-за роста инфляции и стоимости жизни) лишь на 25%. На что, кстати, обратил внимание Владимира Путина министр обороны России Сергей Иванов, анализируя военный раздел проекта бюджета-2005.

Что касается приравнивания доходов офицеров и прапорщиков к окладам федеральных или местных чиновников, то и тут служивых обошли. Право повышать оклады тем и другим принадлежит опять же правительству. С июля 2003 года доходы чиновников официально повышались как минимум трижды, а денежное довольствие военных только раз — с 1 октября 2003 года на 11%, то есть на 1% меньше, чем за это время «откусила» от их окладов инфляция.

Ну а теперь военнослужащих ждет очередной сюрприз. Они теряют право на дополнительный оплачиваемый отпуск за несение боевого дежурства и вместо бесплатных путевок в военные санатории получат денежную компенсацию, которая, конечно, будет предельно мала (600 руб. на офицера и по 300 руб. на его жену и каждого несовершеннолетнего члена семьи) и не заменит тем же северянам ни южного солнца и моря, ни тропических фруктов.

Правда, во время посещения базы подводного атомного флота на Камчатке президент пообещал офицерам, что бесплатного проезда до места отпуска и обратно их никто не лишит и лишать не собирается. Но, видимо, никто не объяснил Верховному главнокомандующему, что с той же самой Камчатки люди в погонах действительно имеют право поехать в отпуск за государственный счет ежегодно, а вот их жены — только раз в два года, детям же билет нужно покупать за собственные деньги. Когда подсчитаешь, во что обойдется поездка к родным на Большую землю или отдых на Черноморском побережье, никуда уже не захочется.

Что делать?

И все-таки будем справедливы: разного рода привилегии — это наследие советской по сути армии и социалистической системы. Отказавшись от социалистического строя, новая Россия вынуждена отказаться и от большинства обязательств по социальному обеспечению армии, которые тогда брало на себя правительство, предоставив военным возможность самим решать свои жизненные проблемы. Но для этого нужно выполнить одно-единственное условие: платить за их нелегкий и рискованный труд столько, сколько он реально стоит. Вот здесь, увы, опять возникают сложности.

Требования к солдатам и офицерам у страны резко повысились (только десять лет войны в Чечне чего стоят!), а оклады остались на минимальном для выживания офицерских семей уровне. На эти деньги невозможно компенсировать право военнослужащего ни на достойное жилье, ни на отдых и лечение, ни на собственный профессиональный рост, ни на соответствующий времени уровень образования их детей. Однако ничего иного предложить армии правительство, к сожалению, не может. Или не хочет.

Социальная напряженность в войсках нарастает день ото дня: люди никак не могут понять, почему при стоимости барреля нефти около $40 и профиците государственного бюджета порядка 100 млрд руб. страна не собирается расплачиваться с армией по своим долгам. Действительно, почему?

Ответ на этот вопрос очевиден и напрашивается сам собой: у России будет именно такая армия, за которую она станет платить. А разговоры о профессиональных, мобильных, оснащенных современным оружием и боевой техникой высокоинтеллектуальных войсках, способных выполнить любые задачи по защите национальных интересов Отечества и гарантированно обеспечить обороноспособность государства, можно оставить для очередных выборов. Тех или иных кандидатов на высокие правительственные посты.

По крайней мере, заложенные в проекте федерального бюджета на 2005 год расходы на оборону в размере 519,46 млрд руб. резкого улучшения социальной ситуации в войсках не обещают.

Автор — военный обозреватель РИА «Новости»