Либерал в штатском


Денис ЖУРАВСКИЙ

История человечества подсказывает, что по-настоящему великие дела вершились незаметно.
Если главным достижением первого президента Российской Федерации можно считать установление в стране демократии и окончательное преодоление «красной угрозы», то второй российский президент, очевидно, войдет в историю как незаурядный реформатор, сумевший довести до конца либеральные преобразования в экономике.
Для того чтобы приступить к реализации своей главной идеи, Владимиру Путину пришлось проделать длительную (в масштабах отведенных ему восьми лет) работу по модернизации государственного устройства. Теперь, когда необходимые условия созданы, запущена социально-экономическая реформа, в ходе которой уже пересмотрено более 200 федеральных законов и планируется изменить еще 27 по рынку жилья.

Методично, без свойственной многим реформаторам кампанейщины, путинская команда привела Россию к воплощению либеральных идей. Не умаляя достижений ельцинской эпохи, надо признать, что за 15 постсоветских лет еще никому из отечественных приверженцев либерализма не удавалось шагнуть так далеко в преобразовании социально-экономической сферы. На протяжении всего этого периода представители экспертного сообщества с той или иной степенью энтузиазма предлагали различные сценарии разгосударствления экономики. Однако ни один из них не был реализован в полной мере.

Федерализм и развитие рынка

Такая невысокая, прямо скажем, эффективность «раннего» реформирования объясняется в первую очередь конфигурацией существовавшего на том этапе политического устройства страны. Речь идет о весьма размытых формах государственности и связанной с этим политической неуправляемости. Из-за шараханий между интересами олигархических кланов, которым было подвержено прежнее руководство страны, экономические реформы явно отличались незавершенностью и сводились к решению частных, повседневных задач.

Между тем на реализацию предложенных «младореформаторами» сценариев выхода из кризиса катастрофически недоставало отведенных то «500 дней», то «100 дней». А на больший срок ни у кого из политиков в то время не нашлось бы достаточного кредита доверия. Реформаторский курс снова и снова подвергался корректировке. Как мы помним, это происходило всякий раз, как менялся хозяин Белого дома.

Совершенно очевидно, что для осуществления долгосрочных экономических программ государству попросту не хватило политической воли. Да и не могло хватить, поскольку этому мешала чрезмерная приверженность федерализму, принявшему тогда крайние формы договорных отношений.

Это явление называют «парад суверенитетов». Так что наряду с противоречиями в обществе имело место противостояние ветвей и уровней власти. Не менее искаженные формы принимали и либеральные идеи, которые вместо развития цивилизованного рынка приводили к монополизации доходных сфер экономики, увеличению пропасти между бедными и богатыми. А без преодоления этой пропасти немыслимо достижение главной цели реформ — повышение уровня жизни.

Как показывает и отечественная, и мировая история, для системных долгосрочных преобразований больше приемлема все же унитарная форма государственного устройства, предполагающая единство власти, централизацию руководства административно-территориальными единицами, отсутствие обособленных образований внутри государства. Для осуществления эффективных реформ и модернизации экономики государство вынуждено жертвовать принципами федерализма и приближаться по форме к унитарному.

Собственно, этим и объясняется политический парадокс последних четырех лет. Укрепление вертикали власти, воспринимающееся многими как «закручивание гаек» и ограничение самостоятельности регионов, явилось необходимым элементом для осуществления либеральной политической линии.

Путь к воплощению либеральных идей

Первые четыре года своего президентства Владимир Путин посвятил укреплению вертикали власти. По сути, действия этих лет были направлены на подчинение всех ветвей и уровней власти для реализации преобразований, наблюдаемых сегодня. Речь идет о разгосударствлении экономики, перераспределении полномочий между центром и регионами, коренной модернизации социальной сферы, а также об открытии новых и переделе старых сфер деятельности для частного капитала.

Создание федеральных округов, приведение регионального законодательства в соответствие с федеральным, реформа Совета Федерации, разграничение предметов ведения и полномочий, административная реформа — все это меры, направленные на превращение Старой площади в единый центр принятия ключевых решений. Изменение избирательного законодательства привело к резкому укрупнению парламентских партий и сокращению их количества, что сделало Государственную думу управляемой из Кремля и позволило поставить региональные выборы под контроль «Единой России». В галерее политических институтов России единственным дееспособным органом государственной власти остался президент.

Именно ему принадлежит конституционное большинство в Государственной думе четвертого созыва. Назначенное президентом правительство в новой системе власти является чисто техническим органом, а Совет Федерации оказался лишенным всякого влияния после ухода из него губернаторов. Да и сами губернаторы благодаря реформе федеративных отношений утратили былую своенравность и получают теперь «ярлык на княжение» в Москве.

Иными словами, все нити управления громадной, еще недавно разобщенной, но ныне сплоченной страной оказались сосредоточены в руках главы государства и его аппарата. Возникает вполне справедливый вопрос: какова конечная цель длительного и методичного подчинения всех ветвей и уровней власти президенту, учитывая, что президент — это всего лишь должность и, согласно букве закона, Владимир Путин оставит ее через три с половиной года. Было бы недальновидным посвятить бо2льшую часть своего правления укреплению форпоста, который вскоре придется оставить и который может оказаться «на противоположном берегу».

Так или иначе, но до нынешнего момента было сложно объяснить деловому сообществу укрепление государства чем-то иным, кроме как «закручиванием гаек» в экономике. Поэтому накануне президентских выборов 2004 года в обществе, и особенно в предпринимательской среде, возникла определенная наэлектризованность, вызванная опасениями давления на бизнес со стороны государства, пересмотра итогов приватизации и ужесточения экономической политики.

Ситуация усугублялась активным ходом «дела ЮКОСа». Напряженность пошла на спад лишь после досрочного назначения правительства. Сохранение в нем почти всех приверженцев либеральной экономики стабилизировало положение в бизнес-сообществе.

К тому же вскоре после подведения итогов президентских выборов в Думу был внесен пакет законопроектов по формированию рынка доступного жилья (27 законов), разграничению полномочий между федеральным центром и регионами, а также по замене социальных льгот денежными компенсациями (более 200 законов).

Впервые за историю современной Государственной думы парламентарии заседали в августе. Согласно имеющейся договоренности, депутаты и сенаторы не уходили на каникулы, традиционно начинающиеся в июле, до тех пор, пока не приняли основополагающие законы. Специально для этого 8 августа, в воскресенье, состоялось заседание Совета Федерации. Раньше даже работа над бюджетом не могла помешать депутатам и сенаторам отправиться на летний отдых.

Еще несколько лет назад принятие этих законов вряд ли оказалось бы возможным. Прежний Совет Федерации их наверняка бы отклонил. Да и в регионах они не были бы исполнены. Вот для чего потребовалось концентрировать политическую власть, преобразовывать практически всю систему государственного управления.

Анализ принятых и внесенных законопроектов многое объясняет и дает представление о контурах нашего экономического и политического будущего. Оно, вопреки звучавшим ранее опасениям, глубоко либерально. И вот тому подтверждения.

Доступное жилье

Сам факт внесения в Госдуму пакета законопроектов по формированию рынка доступного жилья, принятых в первом чтении, символизирует победу либерального курса в экономике. Идеология жилищной реформы перекликается с преобразованиями в иных сферах народного хозяйства, она направлена на запуск рыночных стимулов развития экономики.

В данном случае предполагается изменить или дополнить 27 действующих федеральных законов, в том числе Гражданский и Налоговый кодексы, законы об ипотеке, о государственной регистрации прав на недвижимость, о тарифах на услуги коммунального комплекса, о жилищно-накопительных кооперативах и т. д. Главным документом пакета является новый Жилищный кодекс, который вступит в действие 1 января 2005 года.

Согласно ему, единственным основанием для возникновения права собственности на недвижимость станет покупка за деньги или в кредит, после чего собственник сможет распоряжаться жильем по своему усмотрению: пользоваться, сдавать в аренду, дарить, передавать по наследству, продавать. Как предполагают разработчики законопроекта, благодаря повсеместному введению ипотеки и жилищного кредитования бо2льшая часть граждан окажется в состоянии купить жилье (и только такая, купленная за деньги, недвижимость будет считаться частной собственностью).

Приватизировать квартиру можно будет лишь в течение двух лет после этого, то есть до 1 января 2007 года. Граждане, не приватизировавшие свое жилье в указанный период, станут бессрочными нанимателями. Если они докажут, что относятся к малоимущим, детям-сиротам или инвалидам, то смогут пользоваться недвижимостью по договору социального найма. Остальным категориям граждан придется платить арендную плату по расценкам коммерческого найма. Передать такое жилье по наследству, продать, подарить или другим способом обратить в собственность будет нельзя.

Кроме того, законопроект предусматривает такие новшества, как отмена обязательной санкции органов опеки и попечительства на сделки с недвижимостью; объекты незавершенного строительства отныне станут считаться недвижимостью, а при ипотеке земельного участка в предмет ипотеки войдут и те объекты, которые на этом участке находятся. Добросовестным покупателям квартир, ставшим жертвами квартирных аферистов, государство намерено выплачивать компенсации в размере 1 млн руб., а самим этим аферистам предъявлять судебные иски. При разделе собственности после развода начнет действовать следующее правило: бывший супруг, не являвшийся собственником квартиры, будет обязан покинуть помещение.

Отрадно, что в жилищной реформе нашел отражение ключевой принцип гражданского законодательства: «закон обратной силы не имеет». В проекте Жилищного кодекса прямо говорится, что акты жилищного законодательства применяются к отношениям, возникшим после введения его в действие. Так что пересмотра итогов приватизации или других ранее возникших прав на недвижимость опасаться не стоит.

Таким образом, общий смысл жилищной реформы состоит в переводе жилищных отношений на рыночные рельсы. Ее основные положения можно сформулировать следующим образом.

  • Государство становится участником жилищных отношений наряду с гражданами и юридическими лицами и имеет право выступать в качестве собственника, продавца и арендодателя жилья, а также предоставлять коммунальные услуги. Главная функция государства в экономической сфере — оказание услуг населению, в том числе по обеспечению законности.
  • Расширяется ипотека, существенно упрощается процедура кредитования, вводятся дополнительные механизмы страхования кредитов на покупку жилья. На фоне резкого сокращения возможностей граждан безвозмездно получать так называемое социальное жилье эти меры направлены на обеспечение притока «живых» денег на жилищный рынок. Ведь недвижимость из государственных фондов передаваться в собственность уже не будет, ее решено лишь предоставлять на определенный срок лицам, сумевшим доказать свою неплатежеспособность. Граждане, имеющие постоянный доход, пусть даже небольшой, теперь не смогут рассчитывать на государство в решении собственных жилищных проблем и будут попросту вынуждены оформлять ипотеку, инвестируя часть доходов в жилищный рынок.
  • Вводится институт инвестиционных соглашений, что откроет широкие возможности для привлечения частного капитала в сферу коммунального обслуживания населения.

    И здесь регулирующая роль государства тоже сводится к минимуму, оно берет на себя обязательства обеспечить условия развития жилищно-коммунального рынка, который будет, как предполагается, расти за счет притока в него «живых» денег.

    Таким образом, государство с помощью экономических стимулов (ипотека, кредитование и др.) намерено направить средства населения на модернизацию жилищной сферы, вовлечь граждан в жилищный рынок, тем самым, оживив его.

    Монетизация льгот

    Самым обсуждаемым реформаторским документом стал пакет законопроектов, предполагающий изменение или дополнение 152, а также частичную или полную отмену более 100 законодательных актов Российской Федерации в связи с разграничением полномочий между уровнями публичной власти. Его вступление в силу с 1 января 2005 года предполагает установление денежных компенсаций, которые заменят действующие сейчас социальные льготы в сфере здравоохранения, образования, пассажирских перевозок и коммунальных платежей, а также реабилитации и возмещения вреда пострадавшим. Пакет законов имеет три условных направления: во-первых, перераспределение полномочий между центром и регионами, во-вторых, модернизация социальной сферы и замена льгот денежными компенсациями и, в-третьих, технические изменения, необходимые в основном для реализации административной реформы.

    Идеология та же, что и в случае с жилищной реформой. Социальная сфера максимально «разбюрокрачивается», обязательства со стороны государства выдаются в виде «живых» денег, которые тем самым вводятся в оборот, стимулируя экономику. Былые льготы превращаются в услуги, оказываемые на рыночных условиях. Наличные деньги, компенсирующие льготы, направляются населением на покупку социальных услуг. Предполагается, что приток финансовых средств оживит наиболее проблемные сферы национальной экономики. Речь идет о здравоохранении, образовании, пассажирском транспорте, коммунальном хозяйстве и жилье. Они (отмеченные, кстати, в президентском послании в качестве приоритетных), будут регулироваться непосредственно рынком.

    Государство сокращает свое присутствие в экономике до минимума, оставляя за собой в полном объеме лишь обеспечение социальных гарантий. В новой системе отношений меры социальной поддержки в виде денежных выплат адресуются непосредственно пенсионерам, инвалидам, другим незащищенным категориям граждан, с тем, чтобы создать им равные с другими гражданами возможности. А те уже сами вольны решать, на что эти средства направить, какому медицинскому или санаторно-курортному учреждению отдать предпочтение.

    По всем формальным признакам предстоящая реформа олицетворяет собой торжество либеральной идеи. Принятые законодательные акты направлены на разгосударствление экономики и подчинение ее законам рынка, даже в части социальной поддержки населения: она, как предполагает реформа, не должна разворовываться по пути к людям. Материальные блага, на которые могут рассчитывать российские льготники, будут теперь поступать от государства напрямую к их конечному получателю в виде «живых» денег в дополнение к пенсиям и пособиям.

    Таким образом, при распределении материальных благ строго в соответствии с федеральным законом удастся избежать субъективных оценок многочисленных местных чиновников. В этом отношении реформа действительно содержит наиболее рациональный способ распределения ресурсов. Государство, в свою очередь, сможет наконец сбросить копившийся годами пласт невыполнимых обещаний по льготам.

    Другой вопрос (и сегодня он самый главный) — насколько размер денежных компенсаций окажется адекватным отменяемым льготам. Смогут ли пенсионеры и инвалиды самостоятельно оплачивать проезд, лечение и медикаменты? Правительство демонстрирует убежденность в том, что положение большинства категорий населения улучшится. Мотивируется это возрастающими на порядок расходами бюджетных средств на социальную поддержку населения.

    Однако определенная доля лукавства здесь все же присутствует. Проводя расчеты, Минфин сопоставляет сумму, которую сейчас государство расходует на обеспечение предоставляемых льгот, и сумму, которую предполагается тратить на прямые выплаты денежных компенсаций. Десятикратное увеличение объясняется тем, что население не в полной мере реализует льготы, а денежные выплаты, разумеется, будут получать все. К примеру, правом на бесплатный проезд в городском транспорте теоретически могут воспользоваться только 70% россиян, ведь столько составляет городское население. Но, учитывая, что подавляющее большинство пенсионеров и инвалидов относится к неработающим, число пользующихся этой льготой на практике невелико. Аналогичная ситуация и с бесплатными санаторно-курортными услугами: большая часть жителей не имеет о них представления.

    Вместе с тем есть категории граждан, которые нуждаются в дорогостоящем лечении. Сейчас они защищены законом и могут удовлетворить свои потребности за счет бюджетных средств. Правительство со всех трибун обещает, что после введения денежных компенсаций нынешние льготники будут способны обеспечить себя самостоятельно. Конечно, все зависит от размера денежных выплат.

    Хотя и эта проблема уже решена внесением соответствующих поправок: льготникам предоставлено право выбора по наиболее важным вопросам — это специализированная медицинская помощь и лекарства. По личному заявлению инвалиды и ветераны смогут получать необходимые медикаменты и медуслуги бесплатно с тем условием, что из их компенсационного пакета (для всех категорий он разный — от 1 тыс. руб. до 3 тыс. руб.) будет вычтено 450 руб. Таким образом, люди оказываются застрахованными от попадания в безвыходную жизненную ситуацию.

    За кадром

    Являясь, по сути, ключевым вопросом, за кадром пока остается разделение полномочий между центром и регионами. Такого резонанса, как монетизация льгот, эта тема не получила в силу того, что напрямую интересы людей она не затрагивает. Действительно, положение пенсионеров не зависит от того, из какого бюджета (федерального или регионального) будет финансироваться та или иная «монетизированная» льгота.

    Между тем практически все законы, в которые внесены изменения, содержат новые статьи, предусматривающие доходные полномочия и расходные обязательства федерального центра, субъектов Федерации и местного самоуправления. Все эти новшества являются завершением нашумевшей реформы по перераспределению полномочий между уровнями публичной власти.

    Ee основа была заложена с принятием год назад подготовленной комиссией Дмитрия Козака новой редакции федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов». Принятие указанного закона, вступающего в силу с 1 января 2005 года, стало первым этапом названной реформы и предопределило кардинальное изменение законодательства Российской Федерации и ее субъектов. В ходе реализации второго этапа реформы были приняты федеральные законы о внесении изменений и дополнений в Бюджетный и Налоговый кодексы Российской Федерации, устанавливающие разграничение бюджетных и налоговых полномочий, расходных обязательств и доходных источников, а также определяющие формы и механизмы финансовой поддержки бюджетов других уровней. Они вступают в силу с 1 января 2005 года применительно к федеральному бюджету и бюджетам субъектов Российской Федерации, а с 1 января 2006 года — применительно к местным бюджетам и бюджетной системе в целом.

    Принятый в августе пакет законов, который вошел в оборот как закон о монетизации льгот, кроме социальных нововведений определяет содержание третьего этапа реформы по разграничению полномочий. Его вступление в силу с 1 января 2005 года в нормативном единстве с принятыми дополнениями в Бюджетный и Налоговый кодексы позволит ввести в действие финансовую базу для новой системы государственного устройства и управления в Российской Федерации. Таким образом, основы этой системы, заложенные Д.Н. Козаком, воплотились в отраслевых законодательных актах, ведь пакет законов затрагивает почти все отрасли права: социальное, гражданское, трудовое, жилищное, природно-ресурсное (включая лесное и водное), административное, а также законодательство в области обороны, национальной безопасности и охраны окружающей среды.

    Суть изменений проста: на федеральном уровне закрепляются самые собираемые доходы и самые выгодные полномочия, позволяющие контролировать крупную (в том числе добывающую) промышленность. В частности, полномочия по недропользованию, использованию лесного фонда, водных ресурсов. А наиболее затратные полномочия передаются региональным органам власти. За регионами закрепляются полномочия по социальному обслуживанию пенсионеров, инвалидов, граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации, детей-сирот, ветеранов труда, жертв политических репрессий, малоимущих граждан, большая часть полномочий в сфере начального и среднего образования (школы), а также комплекс других полномочий (содержание архивных фондов, организация библиотечного обслуживания населения, транспортного обслуживания, тушение пожаров, оказание скорой медицинской помощи и др.).

    С Новым годом, страна!

    Как уже отмечалось, бо2льшая часть либеральных законопроектов вступит в силу с

    1 января 2005 года. Так что Новый год россияне встретят в новой стране, где роли государства и гражданина подвергнутся коррективам, а власть, следуя концепции реформ, будет исполнять свои полномочия не для того, чтобы руководить обществом или человеком, не для того, чтобы определять, что хорошо и что плохо, а с единственной целью — предоставлять публичные услуги населению. Реформы, в частности по дебюрократизации экономики, ориентированы на достижение такой ситуации, когда государство только устанавливает правила игры и обеспечивает возможности развития, а отношения экономических контрагентов регулируются законами рынка. Так что провозглашенное удвоение ВВП и существенное повышение уровня жизни людей — это задачи, которые стоят не столько перед государством, сколько перед самим населением.

    Значительно возрастает ответственность граждан. Чтобы иметь жилье, оплачивать коммунальные услуги, образование, а при необходимости еще и лечение, людям придется изрядно трудиться, отдавая часть своих доходов на погашение ипотечных и других кредитов. Чтобы являться полноценным членом общества, мало будет встать в очередь на жилье и получить медицинский полис. Таким образом граждане оказываются вовлечены в либеральную экономику. Так наглядно воплотились идеи президента Путина, который, говоря о предстоящих реформах, призывал создавать условия для работы предпринимателей, раскрывать деловую и творческую инициативу граждан.

    В новой стране встретят следующий год и губернаторы. Они окажутся, по сути, в роли наемных менеджеров, чья самостоятельность строго ограничена рамками отведенных им полномочий. Их главной заботой будет достижение целей, обозначенных центром, и выполнение установленных в новых законах обязательств перед населением. Угроза введения временной финансовой администрации или прямого федерального управления — мер, предусмотренных реформой, должна предостерегать региональных лидеров от вольностей и напоминать о том, что и кнут, и пряник теперь находятся в руках федерального центра, а «ключи» от недр — в кармане правительства.

    Тем временем в крупном бизнесе под эгидой преобразований по разграничению полномочий, очевидно, будет происходить смена основных игроков и передел сфер влияния. По сути, начало данному процессу положено в момент переизбрания Владимира Путина на второй срок. Это вполне объяснимый процесс, который связан с тем, что новая, так называемая питерская, элита увеличивает свое присутствие в промышленности и крупном бизнесе.

    В условиях предстоящих выборов, то есть до 2004 года, ввязываться в этот процесс было нерационально, поскольку он сопряжен с рядом непопулярных решений.

    Теперь же самое время, для того чтобы вынудить ельцинскую «семью» уступить место арбитра не только на политической, но и на экономической арене. Разграничение полномочий центра и регионов построено таким образом, что важнейшие из них, в частности по использованию недр и природных ресурсов, закрепляются за федеральным уровнем. Следовательно, лишь федеральная элита, а именно окружение Владимира Путина, сможет устанавливать, кому и в каком размере «качать нефть», кому и на сколько выдавать лицензии и разрешения на использование недр, водных объектов, вырубку леса. Региональные элиты, пришедшие к власти при прежнем президенте, утрачивают свое влияние в крупном бизнесе и промышленности. Таким образом, лицо частного капитала будут определять нынешние обитатели Кремля и Белого дома.

    Двойственные выводы

    Подводя черту, мы приходим к неоднозначным выводам. С одной стороны, запущенные реформы имеют глубоко либеральную природу. Они снимают многие административные и бюрократические барьеры в экономике, ликвидируют излишние функции государства и открывают новые возможности для бизнеса в нашей стране. Само по себе это внушает оптимизм и создает долгожданные предпосылки для формирования устойчивого среднего класса, который пока никак не может стать многочисленным.

    С другой стороны, конечный результат преобразований все же зависит от того, каким образом они воплотятся в жизнь. В этом определенности гораздо меньше, потому как реформы имеют стратегический характер и направлены на достижение долгосрочных целей.

    В ближайшие годы вряд ли сильно изменится главное — соотношение между бедными и богатыми. Изменения скорее затронут персональный состав последних. Так что торжествовать по поводу воплощения либеральной идеи в России будут далеко не все ее приверженцы.

    Новая система, предусмотренная реформой, в полную силу заработает лишь к концу президентского срока Владимира Путина.

    А ощутимых результатов ждать еще дольше. Значит, социально-экономический эффект проявится только через несколько лет. Таким образом, на повестке дня встает следующая задача, решение которой, по всей видимости, придется предусмотреть реформаторам. Она заключается в сохранении преемственности внутриполитического курса, для того чтобы после 2008 года не были пересмотрены его основные параметры.

    Автор — советник Аппарата Комитета Совета Федерации по делам Федерации и региональной политике

    Комментарии предпринимателей

    Ваше отношение к отмене льгот?

    Павел Хлюпин, генеральный директор издательства, ветеран войны в Афганистане:

    — Отрицательное. Отмена льгот коснется не только и без того малообеспеченных пенсионеров. Льгот лишатся и воины-интернационалисты. Когда-то они защищали интересы России в разных странах, а теперь в собственной стране устроены не лучшим образом. Есть инвалиды, которым нужны лекарства, часто дорогостоящие. Не знаю, поможет ли решить проблему денежная компенсация, скорее всего, нет. Шаг по отмене льгот многими оценивается как проявление вопиющего цинизма со стороны государства. У населения льготы отбираются, а чиновники — те же депутаты Государственной думы — остаются при своих интересах. Я считаю принятие этого закона оскорбительным для нашего гражданского общества в целом. Лично у меня такое ощущение, как будто с моей груди сорвали мои медали. Наверное, так оно и есть.

    Юрий Островой, генеральный директор сети аптек:

    — Довольно большой процент населения не использовал до конца предоставляемые льготы.

    Я знаю людей, которые отказывались от льготных путевок в санатории, считая уровень отдыха в них низким. Кроме того, во многих регионах льготы на лекарства просто не действуют. К примеру, больным сахарным диабетом перестали бесплатно выдавать инсулин и необходимые для определения уровня сахара тест-полоски. Мне кажется, что на ряд категорий лекарств льготы все-таки надо было сохранить. Считается, что отмена льгот на лекарства должна дать толчок к развитию страховой медицины. Но когда это произойдет?

    Антон Шепелев, банкир:
    — Отмену льгот можно рассматривать с разных точек зрения. Как человек, чьи родственники-пенсионеры пользовались льготами на коммунальные платежи и проезд, я, конечно, не одобряю это нововведение. Потому что льготы действительно облегчали им жизнь.
    В то же время банк, где я работаю, в ближайшей перспективе планирует вывести на рынок новые продукты для населения, которые должны частично компенсировать потерю льгот, в медицинском обслуживании например. Думаю, что механизмы работы банков с населением будут постепенно совершенствоваться и это, возможно, позволит как-то улучшить ситуацию.

    Андрей Кибиров, владелец магазина:
    — Мне откровенно жаль всех, кого лишили льгот. Мы живем в переходный период, когда меняется общество, отношения между людьми. Появление частного капитала способствует расслоению социума на богатых и бедных. На фоне происходящих процессов отнимать льготы у поколения, которое уже вряд ли приспособится к переменам, мне кажется бесчеловечным. Если уж так хотелось затронуть эту сферу, вполне можно было начать с лишения льгот чиновников, а остальные изменения вводить постепенно, шаг за шагом.

    Владимир Безродный, владелец бензоколонки:
    — У меня нет особого мнения по поводу отмены льгот. Честно говоря, меня не волнует, будут ли льготы у моих родителей или нет, потому что собственную семью я обеспечиваю сам. Больше того, я совершенно отчетливо понимаю, что сейчас зарабатываю себе на старость. Ничего не жду от государства и хочу только одного: чтобы оно не мешало мне делать мое дело.

    Алла Дмитриева, директор бутика женской одежды:
    — Этот вопрос настолько далек от сферы моих интересов… Так сложилось, что ни я, ни мои близкие никакими льготами не пользовались. И я всегда знала, что на помощь нашего государства рассчитывать ни в каких вопросах не стоит. Поэтому всегда старалась выбирать такую работу, которая обеспечивала бы безбедное существование. Мне трудно представить, как технически будет работать механизм компенсации, скорее всего, начнутся очереди и неразбериха.

    Записала Агунда Алборова

    Комментарий политика

    Ваше отношение к отмене льгот?

    В.В. Жириновский, лидер ЛДПР:

    — В целом замена льгот денежными компенсациями может быть полезна для населения, потому что деньги универсальны и позволяют делать выбор при покупке. Удобнее это и для планирования федерального и местного бюджетов — более понятными становятся статьи расходов. Однако необходимо учитывать, насколько такие мероприятия своевременны. Их надо проводить, когда устойчив экономический рост — сегодня же он во многом зависит от экспорта нефти и других ресурсов. Когда устойчивы финансовая и банковская системы, когда низка инфляция — сейчас это далеко не так. Наша экономика только начинает оправляться после тяжелой ельцинской эпохи.
    Люди боятся нововведений. Где гарантии, что через год-два денежные компенсации не будут съедены ростом цен и относительным уменьшением расходных статей бюджета? Таких гарантий никто сегодня не дает. Льготы — они есть, граждане имеют на них право, а денежные компенсации со временем могут оказаться зависимыми от мировой конъюнктуры, и придется гадать, то ли их дадут, то ли нет.
    К тому же процесс замены льгот компенсациями можно было бы сделать постепенным и более продуманным. Например, сначала отказаться от жилищных льгот, в следующем году — от льгот на лекарства, далее — на санаторное лечение, телефоны и т. д. Нельзя же вслепую принимать законопроекты, не просчитывая последствия их действия через два-три года! До сих пор в моде большевистский вариант — наскоки. Советский режим уже закончился, но большевики еще остались. Это напоминает скоропалительную приватизацию 90-х годов, плоды которой страна будет пожинать еще долгие годы.
    Посмотрите, как обсуждаются, например, изменения налогов на 1—2% в США, Германии и других экономически развитых странах. Полгода-год и более. Доклады правительства, подробные обсуждения в парламентах с участием профсоюзов и деловых кругов, опросы населения, дискуссии на телевидении и в газетах. Когда же общественное мнение сформировалось, расчеты проверены, тогда принимаются законы. Так и нам надо делать — обоснованно, постепенно. Без спешки.
    Даже сейчас, на лето 2004 года, задолженность по зарплате была в отношении 4 млн человек, или каждого восьмого работника. Больше всего задолженностей в здравоохранении, социальном обеспечении, образовании и жилищно-коммунальном хозяйстве. А какие показатели мы получим в 2005—2007 годах после снижения единого социального налога и замены льгот денежными компенсациями? Вопросов много — ответов нет.
    Ряд льгот будет заменяться денежными компенсациями из бюджетов субъектов РФ. По проекту бюджета на 2005 год предполагается, что 170 млрд руб. выплатят из федерального бюджета и 100 млрд руб. — из региональных. Но во многих регионах не выплачиваются даже пособия на детей, задерживается зарплата учителям, врачам, работникам жилищно-коммунальной сферы. Есть ли заключения законодательных собраний субъектов РФ по обсуждаемому законопроекту? Москва, скорее всего, выдержит и эту дополнительную нагрузку, а вот большинство регионов России, где живут малоимущие граждане, где уровень безработицы превышает 8—10%, смогут ли реально получить компенсации?
    Особое внимание надо обратить на вопрос о лекарствах. Дешевый ассортимент исчезает, заменяется дорогим, все чаще импортным. Цены на одни и те же лекарства даже в аптеках Москвы могут различаться на 20%, а по регионам России разница достигает и 40%, и 50%. Поэтому льготы на приобретение лекарств инвалидам, хроническим больным и малоимущим надо оставить.
    По проекту закона Герои СССР и России лишаются права быть похороненными с почестями и на установку памятника за государственный счет. Это просто кощунство. Как можно говорить о патриотизме, уважении к лучшим людям российского государства, когда такое вносится в проект закона?
    Отмена льгот на транспорт тоже вещь небезобидная. Многие пожилые люди живут за счет дачных, приусадебных участков. Если им нужно будет платить за пригородный автобус, электричку (а цены там растут быстрее, чем в среднем инфляция), то их жизненный уровень, и без того более чем скромный, резко снизится.
    С льготами, их количеством и размерами, безусловно, надо разобраться. Часть компенсировать деньгами, часть оставить, как это делается в большинстве стран. Главное — не спешить. Я часто говорю коллегам-депутатам: «Не спешите жать на кнопки. Может быть, вы кого-то своим решением убиваете».

    Записал Виталий Мареченков