Дмитрий ПОНОМАРЕВ: «Администратор торговой системы» уже есть


Беседу вел Леонтий Букштейн

Развивающийся оптовый рынок электроэнергии не может действовать сам по себе. Ему нужен координирующий орган, выполняющий функции регулятора с целью максимального расширения сектора свободной торговли. Таким органом стало некоммерческое партнерство «Администратор торговой системы», которое наряду с РАО «ЕЭС России» и правительством страны работает сегодня над созданием новой, перспективной модели рынка электроэнергии.
В июле эта структура довела до сведения общественности первые результаты своей деятельности по становлению свободного рынка электрической энергии. Наш корреспондент встретился с председателем правления НП «АТС» Дмитрием Пономаревым и попросил его ответить на вопросы журнала.

— Дмитрий Валерьевич, для начала: почему именно некоммерческое партнерство?

— Есть несколько причин. Во-первых, администратор торговой системы должен быть создан в форме некоммерческого партнерства — таково требование Закона об электроэнергетике. Во-вторых, НП — единственная организационно-правовая форма, которая дает возможность для свободного членства. Именно НП позволяет объединяться не через реализацию своих прав, не через покупку акций. Да и вопрос исключения из него решается очень просто. У нас уже были прецеденты, когда мы исключали из НП участников, не выполнявших определенные правила. И в-третьих, что тоже немаловажно, в рамках НП можно вести предпринимательскую деятельность и получать прибыль.

Нашу деятельность с момента создания, с 2001 года, можно разделить на три этапа. Первый длился до 1 ноября 2003 года, в тот период мы готовились к запуску рынка электроэнергии. Второй этап продолжался до 1 июля 2004 года, тогда рынок вставал на ноги. Теперь он успешно функционирует, и начался третий этап работы НП, но об основных его признаках говорить еще рано.

— Что происходило на первых двух этапах?

— Самое существенное для нас — принятие Закона об электроэнергетике и соответствующего постановления Правительства РФ, после чего и появился сектор свободной торговли электроэнергией. Знаковым событием для нашей структуры стало также включение представителей государства в состав наблюдательного совета. В России это первый опыт их присутствия в некоммерческом партнерстве. Мы перешли важный рубеж, превратившись в того администратора торговой системы, о котором и говорится в законе. Сейчас у нас восемь представителей государства: от Правительства РФ, Госдумы и Совета Федерации.

— Теперь Федеральную энергетическую комиссию сменила Федеральная служба по тарифам. Ваше положение в связи с этим изменилось?

— Не то чтобы кардинально, но в лучшую сторону. Пришли рыночники, они мыслят по-современному, и с ними легче находить общий язык.

— Давайте поговорим о сути становления НП «АТС».

— Мы купили 100% акций ЗАО «ЦДР ФОРЭМ». Теперь это наше дочернее предприятие, и сейчас идет процесс интеграции. Устав компании приведен в соответствие с Законом об электроэнергетике. Сформирован и новый состав наблюдательного совета АТС. В конце прошлого года запущен свободный сектор ОРЭ — оптового рынка электроэнергии. К слову сказать, термин «ФОРЭМ» можно оставить в прошлом. Важным моментом для становления «Администратора торговой системы» было подключение к системе ежесуточного планирования работы единой энергетической системы страны. Перестроен и регулируемый сектор ОРЭ: введена новая система договоров и новая схема финансовых расчетов. В рамках третьего этапа становления АТС мы готовим целевую модель оптового рынка электроэнергии.

— Что же она собой представляет?

— Усовершенствована нормативная база, принято положение о раскрытии информации, что принципиально важно для проведения открытых торгов. Небольшое, но знаковое событие для российской энергетики: в августе мы впервые для всеобщего сведения публикуем отчет о результатах контроля за деятельностью системного оператора. Таким образом, мы приступаем к реализации одной из основных наших функций.

Разработан огромный пакет документов — договоров и регламентов. Он с трудом уместился на 800 страницах. И это еще не все, работа продолжается. Все участники некоммерческого партнерства получают данные документы, знакомятся с ними, изучают суть происходящего. Думаю, их ожидает удвоение объема подобных документов, потому что мы должны прописать все до мелочей — от управления режимами до описания функций системного оператора. Работа будет идти параллельно с развитием самого рынка.

— В составе «Администратора торговой системы» появилась НКО — небанковская кредитная организация. Каковы ее функции?

— Она учреждена для улучшения, ускорения и оптимизации расчетов. Все участники АТС в конце концов будут вести расчеты за отпущенную и купленную электроэнергию через один уполномоченный банк. Подумали мы и о системе сбора данных коммерческого учета. Участники АТС заключили между собой более 500 договоров информационного обмена, составляющих ее основу.

— Многие годы бичом электроэнергетики были неплатежи, в том числе и крупных потребителей. Этот печальный опыт учтен в новой системе?

— Во всех подробностях. На свободном секторе рынка мы впервые в стране ввели централизованный клиринг и систему полного финансового обеспечения.

— Что это значит?

— Компании, до того как принять участие в торгах, вносят средства в счет оплаты предполагаемой покупки, мы смотрим, соответствует ли она заявленным объемам, и только после этого допускаем их к торгам или нет.

— Строго!

— Но справедливо. Ведь отпущенную энергию уже не вернуть, а упрашивать покупателя неделями или, того хуже, месяцами оплатить купленное у нас некому. Да и незачем: вам же в магазине не дают колбасу в долг? А здесь «колбаса» бывает стоимостью в миллионы рублей…

— Сколько сегодня участников торгов?

— На 1 июля мы «доросли» до 100 участников. В свободном секторе рынка продан 21 млрд кВт.ч. Это неплохие показатели. Хочу отметить, что цена электроэнергии на нем вплотную приблизилась к цене в регулируемом секторе. Так что прежние опасения о непомерном росте цен на свободном рынке окончательно канули в Лету.

— Вы работаете на уникальном рынке: энергию практически нельзя складировать, ее можно доставлять только определенным путем, существуют потери самого различного характера. Это как-то отражается на специфике функционирования самого рынка?

— Да, и все это понимают. Акцент делается на торгах плановыми объемами, поскольку мы торгуем практически прогнозом: тем, что одни участники собираются потреблять, а другие — произвести на следующие сутки. Но у нас всегда фактическое выполнение отличается от прогноза. Оттого-то и сама двухсекторная модель представляет собой некий компромисс между желаемым и действительным, вынуждая нас создавать специальные, нестандартные системы отношений юридического и иного характера. Ведь когда идеология тарифного регулирования еще только формировалась, никто и не думал, что свободный рынок может появиться так быстро.

В связи с этим мы ввели термин «одноставочные тарифы». Но методики их расчета нет.

И потому Федеральная служба по тарифам ежеквартально утверждает эти тарифы, что не всегда получается сделать вовремя и по всем участникам, поскольку не решено, какие составляющие в них вводить. Участники торгов и региональные энергетические комиссии тоже иногда бывают не готовы к торгам.

— Все, о чем вы говорите, конечно же, работает с использованием компьютерных сетей. Каких?

— Создан специальный аппаратно-программный комплекс. Причем не один, а с резервным вариантом. Общение участников торгов идет через сайт в Интернете. Мы стремимся прививать им культуру электронно-цифровой подписи, что значительно облегчает документооборот. Сейчас подготовлено техническое задание, и скоро будет объявлен тендер на разработку программного обеспечения для целевой модели рынка.

— Такая напряженная работа в удаленном режиме наверняка требует отлаженности всей технологической цепочки.

И особенно каналов связи. Есть у вас уверенность в них?

— Технологические решения НП довольно прогрессивны, и наши участники их воспринимают адекватно. У нас достаточно высокие требования к интерфейсам и каналам связи. Теперь переходим на систему резервирования каналов связи не только между АТС и системным оператором, но и между АТС и участниками. Совсем недавно, в июле, нам были предложены услуги спутникового канала, и теперь любой участник из любой точки страны может через спутник направлять нам свои заявки на участие в торгах. А таким крупным поставщикам электроэнергии, как, допустим, «Росэнергоатом», сбой связи и невыход на торги может принести многомиллионные убытки даже за одну сессию. Есть вопросы и с унификацией кодирования информации — у нас, у системного оператора, в федеральной сетевой компании. Все это — предмет наших забот и усилий в ближайшем будущем.

— Это весь перечень проблем?

— Нет, не весь. У нас, например, был резкий рост количества участников. Но в какой-то момент рост объема торгов остановился на уровне 7—8% общего объема реализации электроэнергии. Теперь он увеличивается незначительно, потому что есть и сезонное снижение потребления, и другие причины.

Выяснилось также, что по причинам юридического и экономического характера достаточно сложно выйти на рынок. Почему? Первое. Потребители столкнулись с жесткой позицией многих АО-энерго, мотивирующих ее экономическими факторами. Речь идет о пресловутом перекрестном субсидировании, когда крупные клиенты в регионах несут на себе весь груз регулирования (конечно, негласного) цен на энергию. Их уход на ОРЭ ведет к выпадению части доходов у АО-энерго, а это, в свою очередь, не позволяет установить ценовой баланс. Просто не на кого переложить плату, зафиксированную в действующих тарифах.

Второе. Мы поняли, что есть ограничения технологического характера: для выхода на рынок нужна определенная система учета, но ее проектирование и монтаж занимают до полугода. Значит, в полном объеме данную работу участники завершат не раньше конца этого года. При вводе подобных систем они опять-таки ощутят на себе противодействие АО-энерго, за которыми, конечно, стоят региональные власти и которые не хотят осложнять себе жизнь.

Третье, и последнее. Действия АО-энерго на рынке. Они заинтересованы в загрузке собственных мощностей и продаже собственной энергии. АО-энерго объективно препятствуют развитию рынка, имея тариф в виде «ценового убежища».

Тем не менее «Администратор торговой системы» есть, он работает в интересах как производителей, так и покупателей и будет делать все для развития свободного сектора рынка электроэнергии в России. Б