ПРЕМЬЕР ЗАПАСА


Алексей СЕРГЕЕВ

После отставки Касьянова многие ожидали, что весьма быстро он будет назначен на новую должность. Как это произошло с другим высокопоставленным отставником — Александром Волошиным. Однако этого по сию пору не произошло и вряд ли произойдет в ближайшие месяцы. Данный факт красноречиво свидетельствует о том, насколько чужим для нынешнего президентского окружения и опасным для него персонажем является экс-премьер.

Некоторые люди, имеющие отношение к экс-премьеру, говорят о том, что из-за отсутствия политической культуры в нашем обществе факт неназначения Касьянова истолковывается превратно. Мол, на Западе фигуры такого ранга не менее года пребывают в своего рода оплачиваемом отпуске, что связано с прохождением срока давности по наиболее «горячим» сведениям, составляющим государственную тайну. Однако в постсоветской России существует другая традиция.

Высокопоставленных руководителей назначают на менее рейтинговые, но почетные и влиятельные должности (Сергей Степашин, Сергей Кириенко, Александр Починок). Делают руководителями авторитетных общественных организаций (Евгений Примаков) или топ-менеджерами крупнейших национальных компаний (Анатолий Чубайс, Александр Лившиц). Под них создают окологосударственные финансовые структуры с широкими полномочиями и разрешают открывать собственные компании с эксклюзивными возможностями («Госинкор», например, была образована под первого ельцинского руководителя Администрации президента Андрея Петрова, Государственная финансовая корпорация — под экс-министра экономики Андрея Нечаева, НК «КомиТЭК» — под бывшего первого замминистра финансов Андрея Вавилова и др.). Делают председателями советов директоров ведущих корпораций (уже упоминавшийся Александр Волошин, экс-глава Центробанка Виктор Геращенко, бывший вице-премьер Александр Шохин), парламентариями или, на худой конец, послами в европейских странах (Виктор Черномырдин, экс-руководитель Администрации президента Николай Бордюжа).

Люди, связанные с Михаилом Михайловичем, говорят об особом положении бывших первых лиц неспроста: по всей видимости, статус, аналогичный положению генерала, зачисляемого в резерв, был предоставлен Касьянову президентом, причем не на один и не на два месяца, а на более длительный срок. И не только лично экс-премьеру, но и его ближайшему окружению. Судя по всему, изначально предполагалось, что легко и просто договориться о новом месте работы не удастся.

Подобная ситуация беспрецедентна. Никто из российских высокопоставленных отставников несколько месяцев без должности, как Касьянов, не оставался. Были те, кто получал назначение из рук первого лица, были те, кто уходил в оппозицию (Кириенко, ставший одним из руководителей СПС, Степашин, примкнувший к «Яблоку», Примаков, сделавшийся в 1999 году лидером движения «Отечество — Вся Россия»). Касьянов же оказался «между небом и землей».

Мартовские слухи о том, что он станет новым лидером объединенной правой оппозиции, не подтвердились. Информация о скором назначении главой Сбербанка России — тоже. Причем в последнем случае это были отнюдь не пустые разговоры — о том, что такое предложение может быть сделано, заявляли нам многие сведущие люди.

Кресло под председателем Сбербанка Андреем Казьминым качается, в последний месяц оно закачалось еще сильнее. Но назначения на его место Михаила Касьянова, на взгляд автора, ожидать нет оснований. Во-первых, потому что по схеме кадровых назначений последних месяцев (о ней мы писали в № 4 за 2004 год. — Ред.), наиболее вероятным надзирающим за этим хлебным местом окажется «питерский». Во-вторых, в силу того что сам Касьянов, видимо перестав ждать предложения Кремля, выдвинул идею создания международного банка для финансирования российских нефтегазовых трубопроводных проектов.

По плану экс-премьера, ЕС, Россия и ряд стран СНГ берутся совместно финансировать масштабные инфраструктурные проекты, которые прежде всего позволят увеличить нефтегазовый экспорт в Европу России и других постсоветских государств. Известно, что наращивать экспорт нефти и газа в ближайшее время станет практически невозможно: пропускные способности трубопроводов и нефтеналивных портов на пределе.

Организационных препятствий для обустройства большего количества трубопроводов не существует. Но пока привлечь серьезные инвестиции для масштабного строительства экспортных инфраструктурных объектов не удается. Исключения — Балтийская трубопроводная система и Каспийский трубопроводный консорциум, в которые вложилось государство, а также терминал в Высоцке (Ленинградская область), построенный ЛУКОЙЛом для экспорта нефтепродуктов, — только подтверждают правило.

Государство, как известно, не передает трубопроводы в собственность частных инвесторов, что является главным препятствием для крупных частных вложений в эту отрасль. В отсутствие же таких вложений единственным выходом является создание масштабного и дешевого кредитного ресурса.

По расчетам Касьянова, для того чтобы профинансировать строительство нефте- и газопроводов стоимостью 30—40 млрд евро, нужен банк с уставным капиталом 5—6 млрд евро. В международный банк, по мысли Михаила Касьянова, должны были бы вложить деньги Россия, ряд государств СНГ и Евросоюза (прежде всего новые участники ЕС — бывшие страны соцлагеря).

Организационной и юридической основой этого банка предложено сделать Международный инвестиционный банк и Международный банк экономического сотрудничества. Сейчас они, по мнению экспертов, не играют значительной роли в банковском секторе, но сохранили статус международных организаций: эти банки были созданы еще в советские времена для обслуживания финансовых операций в рамках СЭВ. Эксперты считают, что данный проект направлен на то, чтобы возродить инфраструктуру энергетического сотрудничества, которая ранее существовала вокруг нефтепровода «Дружба».

По словам Касьянова, Путин поддержал проект и дал задание правительству и Центробанку проработать вопрос до середины июля, однако сам Михаил Михайлович рассчитывает, что результат будет не раньше сентября.

Эксперты полагают, что для реализации проекта в бюджете должны найтись на менее 2 млрд евро. Однако это не основное препятствие. Возглавь Касьянов этот банк — и, будучи политическим тяжеловесом, он приобретет репутацию человека, на практике усиливающего московскую ориентацию восточноевропейских стран, что можно использовать как ресурс на региональных выборах 2007 года (Михаил Михайлович, кстати, не исключил возможности своего участия в них), а затем, возможно, и на президентских выборах.

Правда, для последнего нужно быть членом путинской кадровой обоймы, а одной из причин отставки Касьянова, судя по всему, был личный конфликт с президентом (об этом см. интервью с Александром Казаковым в № 4 за 2004 год. — Ред.). Касьянов явно «выпал из гнезда», так как очень многие другие креатуры Бориса Ельцина продолжают занимать ведущие должности при Путине, а некоторые, как, например, Владислав Сурков или Игорь Шувалов, даже усиливают свои позиции.

Судьба Суркова показывает, что отставка Касьянова отнюдь не была объективно обусловлена: Путин убрал Михаила Михайловича за некие прегрешения перед собой, о которых пока можно только гадать. Тем не менее Владимир Путин и Михаил Касьянов работали «в связке» (пусть и во многом вынужденной) четыре года, поэтому не исключено, объединяющего в их отношениях больше, чем разделяющего, и Касьянов при определенных обстоятельствах вполне может претендовать на роль наследника Путина.

Разумеется, это не устраивает политических конкурентов экс-премьера. И они уже начали действовать. Как известно, шестеро депутатов Государственной думы (Виктор Илюхин, Геннадий Гудков, Александр Хинштейн, Евгений Ройзман, Алексей Волков, Владимир Стальмахов) обратились в ФСБ, МВД и Генпрокуратуру с просьбой проверить происхождение средств, из которых формируется фонд финансирования «продолжения политической карьеры» экс-премьера Михаила Касьянова.

Авторы запроса уверены, что упомянутый неформальный фонд Касьянова находится «под управлением лиц, близких к депутату ЛДПР Ашоту Егиазаряну», а одним из основных источников являются структуры Федерального агентства по рыболовству. Депутаты утверждают, что располагают информацией о том, что на пополнение политического фонда Касьянова направляются деньги, выводящиеся из системы агентства по рыболовству путем распределения квот на вылов минтая. Еще одним источником финансирования они называют проект реконструкции гостиницы «Москва».

Депутаты получили информационную поддержку своего проекта в виде сюжета по второму телеканалу. Осведомленные источники полагают, что за инициативой депутатов стоят кремлевские чекисты, прежде всего помощник президента Виктор Иванов.

В окружении Иванова якобы считают, что Касьянов — человек, за которым надо следить. Его подозревают (не без оснований) в близости к олигархам, весьма недовольным практикой путинских зачисток на экономическом поле.

Олигархи, уверены в окружении Иванова, в состоянии создать под него исследовательский центр, который будет вырабатывать антипутинские идеи, критиковать экономическую и социальную политику президента и правительства и распространять эти идеи через СМИ, подконтрольные олигархам.

В такой ситуации Касьянов может выступить как троянский конь олигархов. То есть фактически в том же качестве, что когда-то и сам Путин, выдвинутый ельцинским кланом, но отказавшийся от защиты его интересов. Правда, Владимир Путин, опираясь на свой огромный политический ресурс, скорее всего, останется лидером страны де-факто, сохранив рычаги влияния, и после 2008 года. Но риск выхода Михаила Касьянова из-под контроля, безусловно, есть.

Однако главная причина нелюбви к экс-премьеру в том, что у чекистов имеются собственные кандидаты в наследники. Прежде всего это, безусловно, министр обороны Сергей Иванов. Да и нечекисты в президентском окружении выдвигают в наследники персон, альтернативных Касьянову, и усиление экс-премьера отнюдь не в их интересах.

Международный банк, о котором говорит Михаил Касьянов, скорее всего, будет создан. Но вот только станет ли он главой этого банка — вопрос. Автору представляется, что наиболее вероятен сценарий, когда Михаил Касьянов окажется председателем совета директоров или президентом банка при «питерском» председателе правления. Или председателем совета директоров другой солидной структуры.

Однако не исключено, что Касьянову вновь удастся завоевать доверие президента и сделаться реальным руководителем предложенной им новой банковской структуры. Но диалог с Путиным простым не будет, потому у Михаила Михайловича впереди не один месяц томительного ожидания решения в «резерве Верховного главнокомандующего».