Станислав ЛАКОБА: «НА ЮЖНОМ КАВКАЗЕ ДОЛЖНА НАСТУПИТЬ СТАБИЛЬНОСТЬ»


Беседу вел Юрий Кузьмин

Недавние события в Грузии в очередной раз привлекли внимание к Южному Кавказу, этому не самому спокойному, но стратегически важному для многих государств региону. Своим мнением о ситуации там с нашим журналом поделился первый вице-спикер парламента Абхазии с 1993 по 1996 год, известный абхазский политик, историк, профессор Станислав Лакоба.

— Станислав Зосимович, как бы вы определили сегодняшний статус Абхазии?

— Абхазия — государство, существующее де-факто, что подтверждает ряд документов международного сообщества, в том числе и ООН.

— А что это значит?

— Фактически государство есть, но юридически оно не признано. Что касается Грузии, то данное государство существует исключительно юридически, в международных документах, но на деле как единого целого его нет. И это не только мое мнение, но и точка зрения многих экспертов, в том числе западных аналитиков, которые считают, что Грузия — все еще несостоявшееся государство, несмотря на значительные финансовые вливания международного сообщества и помощь американцев.

— Но сейчас президентом Грузии стал Михаил Саакашвили, который взялся железной рукой навести в государстве порядок, и США его поддерживают…

— Судя по тому, что делает этот человек, он вряд ли добьется желаемого результата. Агрессивная политика Саакашвили относительно Аджарии, Абхазии и Южной Осетии настораживает. Нельзя вести конструктивный диалог на уровне угроз. Заметьте, в конфликт вовлечены республики, по территории которых будет проходить важнейший для региона экспортный нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан. И получается, что не кто иной, как президент Грузии инспирирует здесь кризисные ситуации.

Михаила Саакашвили многие воспринимают в качестве ставленника Джорджа Буша. Схема его прихода к власти не нова. Точно так же Буш-старший и госсекретарь в его правительстве Джеймс Бейкер привели когда-то к власти Эдуарда Шеварднадзе. Спустя 12 лет республиканцы повторили свои действия. Джеймс Бейкер приехал в Грузию в начале июля 2003 года и предложил новую систему выборов в грузинский парламент. Тогда и была посажена первая грузинская «роза», с которой началась «револющия роз». Но об этом почему-то забыли.

Вспомните одно из высказываний Саакашвили: «Основным гарантом нашей государственности являются США». Где это видано?! Гарантами безопасности государства обычно выступают экономика, национальные вооруженные силы, стабильная политическая ситуация… А грузинский президент открытым текстом говорит, что он марионетка, что ему не нравятся европейцы, так как в Давосе его сухо приняли. То ли дело американцы! Однако американцы будут вести себя хорошо лишь до поры до времени. Тем более сейчас, когда может произойти смена администрации США.

Перед Грузией стоит масса нерешенных вопросов, очень много мин замедленного действия. Например, проблема с чеченским населением. Ахметский район, где проживает значительное число чеченцев, находится недалеко от Тбилиси. Эту территорию фактически никто не контролирует, люди мигрируют из Чечни в Грузию и обратно. А завтра они могут потребовать автономии района.

Всем известно, что Грузия хочет убрать российские военные базы из Батуми и Ахалкалаки. Кстати, Аджария не столько внутригрузинская проблема, сколько международная. Недавние аджарские события, согласованные действия России, Турции и США подтвердили эту аксиому. Аджария граничит с армянским анклавом в Южной Грузии. И если вывести базу из Ахалкалаки, грузины ничего не выиграют: не исключено, что, после того как российские войска уйдут, армяне, составляющие большую часть населения Самцхе-Джавахети (Джавахк), поднимут вопрос о присоединении Ахалкалаки к Армении.

С проживающими в Грузии азербайджанцами, а их около 700 тыс. человек, также немало трудностей. Выборы здесь сопровождались эксцессами, а население с недоверием относится к личности Михаила Саакашвили.

Да, на Южном Кавказе сегодня присутствуют США. Но не стоит забывать, что есть еще Турция и Россия, которые имеют свои стратегические интересы в регионе. На Кавказе всегда так, особенно в последние столетия: если в какой-то период там не было России, то присутствовала Турция, и наоборот. Я не думаю, что американцы не считаются с этими странами, они вынуждены учитывать их интересы.

— И потом, Россия все-таки является мощной военной державой, да и Грузия в некоторых вопросах от нее очень зависима…

— Конечно. Те же американские консультанты рекомендуют Саакашвили налаживать отношения прежде всего с Россией. Грузии нужны от России газ и электроэнергия. США никогда не предоставят ей этого бесплатно. Они могут оказать поддержку Грузии в данном вопросе, но не сразу, а через два-три года, когда построят нефтепровод. Но ведь два-три года еще надо прожить. Поэтому Грузия и старается лишний раз не раздражать Россию, чтобы продолжать получать дешевые газ и электроэнергию и, что самое главное, заручившись поддержкой Москвы, восстановить территориальную целостность бывшей Грузинской ССР, а не Грузии. Но для этого им надо восстановить СССР!

То, что происходит в настоящий момент в Грузии, следует рассматривать как временное явление. Американцы не будут вечно поддерживать Грузию, они передадут ее своему главному в регионе союзнику — Турции. Даже сегодня грузинские миротворческие силы, которые находятся в Югославии, действуют в составе турецких батальонов. Однако турецко-американские взаимоотношения переживают сейчас сложный период, между ними много трений. Прежде всего это курдский вопрос, а нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан проходит и через территорию Восточной Турции, населенную курдами.

А знаете, что сделали турки вскоре после того, как у них возникли серьезные разногласия с американцами? Поставили вопрос о преподавании в школах русского и китайского языков. Это говорит о том, что российский фактор приобретает новое значение.

— На ваш взгляд, удастся ли вытеснить Россию из Южного Кавказа или нет?

— Нет, не удастся. Более того, Россия понадобится тем же американцам, потому что есть другая проблема — Китай. Он очень быстро развивается. Пока здесь столкнулись лбами Россия и США, китайцы уже подбираются через Казахстан к каспийской нефти, ищут подходы к Туркмении, прокладывают железную дорогу в Иран. Ну о чем говорить, если Китай в Панкисском ущелье в Грузии построил гидроэлектростанцию! Небольшую, но построил. Это же не просто так.

Я считаю, что у России колоссальные рычаги влияния, серьезнейшие позиции. Но беда в том, что у нее много проблем и ей не хватает порой элементарной политической воли. Немало удалось сделать Владимиру Путину, но наследство ему досталось тяжелейшее. С появлением Путина на политической арене многое изменилось. В России усиливается централизация, выстраивается вертикаль власти, происходит рост экономики. Это позитивные моменты, и они не могут не сказаться на международном положении.

Мне кажется, что в скором времени сложится союз ЕС — Россия. Это будет одна сила, США — другая, а Китай — третья.

— У Абхазии и Грузии всегда были натянутые отношения. Почему началась война между ними? Что стало причиной?

— Основная причина — распад большого государства, СССР. Когда такое случается, на окраинах бывшей империи начинают обостряться отношения. Вообще регионы Центральной Азии и Кавказа интересны многим, потому что там сосредоточены огромные запасы энергоносителей. Иногда эти регионы называют Каспийско-Персидским стратегическим энергетическим эллипсом, он охватывает территорию от устья Волги до султаната Оман, сюда входят Иран, Ирак, Закавказье… Обратите внимание: Каспий, Нагорный Карабах, Южная Осетия, Абхазия — именно здесь сегодня происходят конфликты. Когда-то Россия занимала в этих конфликтах доминирующее положение, она имела сильное влияние в Закавказье, потом оно ослабло.

Что же касается войны, то она спровоцирована Эдуардом Шеварднадзе, который надеялся таким образом отвлечь Грузию от других проблем. Война началась 14 августа 1992 года, а 11 августа в своем выступлении по телевидению в прямом эфире грузинский президент сказал: «Грузия сильна как никогда, мы даже не были так сильны еще 10—14 дней назад». Почему он это сказал? Потому что Грузия, не являясь членом СНГ, получила по Ташкентскому соглашению (Договор о коллективной безопасности между странами СНГ 1992 года) большое количество вооружения. Кроме того, был еще «дагомысский сговор» 24 июня 1992 года, во время которого Эдуард Шеварднадзе заручился поддержкой Бориса Ельцина относительно Абхазии.

— Но Грузия в свою очередь обвиняет Россию в том, что она поддерживала в войне Абхазию. Откуда у абхазов появилось оружие?

— В начале войны никакого вооружения у нас вообще не было. Мы видели, как уходили российские военные, бросив Гудаутский аэродром. «Неужели вы не поняли, что вас сдали?» — говорили они нам. А потом, в сентябре, когда Эдуард Шеварднадзе не смог, даже с таким мощным вооружением и с поддержкой Бориса Ельцина, ничего сделать с Абхазией, он начал обвинять Россию. Тогда же изменилось отношение к нам и самого Бориса Ельцина, возмущенного неблагодарностью Шеварднадзе, после чего ситуация стала иной.

— Но все-таки вооружение поставлялось?

— Стрелковое оружие, бронетехника отвоеваны у Грузии. Ни одной единицы вооружения мы ни от кого не получили. Естественно кое-какую помощь нам оказывали, но не всегда, и не оружием.

Это было время так называемого монопольного главенства России на Кавказе. И продолжалось оно до сентября 1994 года, когда в Азербайджане состоялось подписание соглашения с ведущими нефтяными компаниями мира по разработке месторождений Азери-Чыраг-Гюнешли в азербайджанском секторе Каспия. В число участников соглашения, создавших Азербайджанскую международную операционную компанию, вошли Государственная нефтяная компания Азербайджана, ряд американских, британских и российских корпораций. Именно тогда США заявили, что Южный Кавказ не должен являться зоной исключительно российских интересов и что у них есть там свои геостратегические цели.

С того момента на Южном Кавказе четко обозначилось западное влияние. К 1994 году все конфликты были заморожены: и карабахский, и осетинский, и абхазский. Но борьба за влияние в регионе не закончилась. Сейчас, после передышки, многие пытаются перейти ко второму этапу передела мира и все силы брошены сюда, на Южный Кавказ.

Впрочем, неудачи США в Ираке отодвигают решение этого вопроса. Но не стоит забывать, что Россию хотят оттеснить от источников энергоносителей, что будет губительно для нее. Я говорю так с точки зрения национальных интересов вашей страны: Южный Кавказ или Закавказье значат для нее гораздо больше, чем для США и других стран.

— А что сейчас представляет собой экономика Абхазии?

— В основном она поддерживается курортами, которые в последние годы стали оживать. К нам вновь приезжает на отдых много россиян.

В Пицунде, Гагре, Сухуми сегодня безопасно. В санаториях практически нет свободных мест. Это связано и с введением безвизового режима между Россией и Абхазией. Кроме того, сейчас жители Абхазии могут получить российские паспорта.

— Мне не совсем понятна данная ситуация: Абхазия юридически считается территорией Грузии, а граждане получают российские паспорта…

— Я думаю, что так решаются стратегические задачи. И это очень опасно. Создалась уникальная ситуация. В соответствии с нормами международного права Россия и Грузия претендуют на Абхазию. Первые говорят: там наши граждане, вторые — это наша территория. Театр абсурда, одним словом. Международные организации всячески поддерживают Грузию в этом вопросе. Мы видим выход в дружественных и тесных отношениях между Абхазией и Россией. Потому что Россия для нас — окно в западный мир, и через нее мы надеемся включиться в европейское сообщество.

— То есть вы видите будущее Абхазии в ассоциации с Россией?

— Да. Я считаю, что у нас сегодня только такой путь, другого нет. Последние 200 лет на Кавказе было сильно влияние России, и Абхазия, естественно, связана с ней в экономическом, политическом, культурном и языковом отношении. В Абхазии русский является языком межнационального общения. А денежная единица у нас — российский рубль. В то же время прискорбно, что в Абхазии нет ни одного российского фонда, ни одной российской программы, — все отдано на откуп западным неправительственным организациям.

— Как повлияли события последних 12 лет на национальный состав республики?

— До войны на территории Абхазии проживало порядка 240 тыс. грузин, из них около 80 тыс. — в Гальском районе, на границе с Грузией. Абхазского населения было около 100 тыс., армянского — примерно 80 тыс., а русских — около 60 тыс. человек.

Сейчас примерный национальный состав таков: грузин около 80 тыс., причем живут они в основном в том же Гальском районе, абхазов около 100 тыс., армянского населения порядка 80 тыс., русского примерно 35—40 тыс. человек.

— Я слышал, что сегодня грузины начинают возвращаться в Гальский район…

— Они уже давно стали возвращаться, но Грузию это не устраивает. Тбилиси прельщает югославский сценарий, официальные лица Грузии, абсолютно не стесняясь, говорили о боснийском варианте в Абхазии. Но мало кто понимает, что боснийская ситуация нависла над самой Грузией. Можно сказать, что Югославию постигла судьба Грузии. Повторюсь, Грузии как цельного государства сегодня нет. Она существует только на бумаге и исключительно благодаря поддержке США и международного сообщества.

— Каково ваше видение перспектив Абхазии, политических и экономических? Что с ней произойдет в ближайшие пять — десять лет?

— По большому счету, все решит один вопрос чисто геополитического характера. Россия и США должны четко определить сферы своего присутствия и влияния на Южном Кавказе. Многое зависит от того, где пройдет этот водораздел, что во многом упирается в исход иракской авантюры.

Вы же знаете, что за спинами и абхазов, и грузин стоят другие, более мощные силы. Я уже рассказывал об их энергетических интересах, а мы — как приложение к нефтегазовому коридору.

Однако мне кажется, что в Абхазии в ближайшие годы, несмотря на возможные эксцессы в связи с завершением в 2004—2005 годах строительства экспортного нефтепровода Баку — Джейхан, ситуация будет относительно стабильная. В свое время Лев Троцкий хорошо сказал: «Путь в Баку ведет через Батум — Тифлис. Этот последний пункт является стратегическим фокусом Закавказья… Нефтепромышленникам все равно как дорваться до нефти: через Деникина, через мусульманскую партию ”Мусават” или через ворота ”национального самоопределения”». Дело в том, что Абхазия как раз примыкает к этому региону, а ему необходима стабильность.