ПОКОРИВШИЕ ПЕРВОПРЕСТОЛЬНУЮ


Иветта КРАСНОГОРСКАЯ

Время с середины XIX до начала ХХ столетия считается эпохой расцвета российского предпринимательства. А еще эти годы называют золотым веком отечественного меценатства. Почетное место в плеяде известных российских благотворителей принадлежит династии купцов Щукиных.

До недавнего времени большинство исследователей, изучавших историю этой семьи, сходились во мнении, что торговыми делами прославленный род начал заниматься в конце XVIII века. Если брать во внимание только Москву, то, скорее всего, они правы. Однако благодаря калужскому краеведу Виктору Пухову несколько лет назад стали известны данные, неопровержимо доказывающие: Щукины имели свое дело уже в 1625 году.

Из обнаруженных им документов ясно, что почтенный посадский человек Ивашка Щукин еще при царе Михаиле Федоровиче, первом из Романовых, владел в Боровске лавкой на городском торжище и что вместе с ним работали его сыновья — «Сенка да Максимка». Кроме того, семья располагала собственным земельным наделом и арендованными участками земли. В 1677 году в переписи посадских тяглых людей в Боровске значится уже несколько домов Щукиных. Жили Щукины землей и торгом, наделы их к тому времени заметно расширились и вышли за пределы посада, вплотную приблизившись к болоту у городского бора. Это место, кстати, с тех пор так и называется — Щукино.

При Екатерине II самым богатым купцом в Боровске, имевшим поместья и торговавшим в разных городах, был Лука Степанович Щукин. Годовой торговый оборот его предприятия превышал 1 млн руб. Огромная по тем временам сумма! Уважавшие Щукина горожане в 1767 году избрали его депутатом для участия в комиссии, занимавшейся составлением нового свода российских законов.

МИЛЛИОНЕР-МАНУФАКТУРЩИК

Начало московской ветви династии Щукиных было положено во второй половине XVIII столетия, когда один из членов этой большой семьи — Петр Федосович вместе с сыном Василием уехал из родного Боровска в Москву. В Первопрестольной дела Щукиных пошли хорошо, и вскоре они заняли достойное место среди московских купцов.

В 1838 году Иван Васильевич Щукин, сын Василия, открыл крупную мануфактурную компанию, производящую кисею. С 1878 года она стала именоваться торговым домом

«И.В. Щукин и сыновья»; занималось это предприятие реализацией ситцев иваново-вознесенских фабрик, Шуйской и Трехгорной мануфактур, шерстяных, шелковых и льняных тканей. Мануфактура и торговый дом были известны в Центральной России и Сибири, на Кавказе и Урале, в Средней Азии и даже в Персии. Предпринимательская деятельность Ивана Васильевича развивалась настолько успешно, что ему не составило большого труда перейти из третьей гильдии купечества в первую. Он нажил за свою жизнь миллионное состояние.

Супруга Ивана Васильевича, Екатерина Петровна, происходила из московской купеческой семьи Боткиных, отличавшейся образованностью и любовью к искусству. Именно от матери Щукины-младшие унаследовали прославившую их страсть к коллекционированию и меценатству.

У знаменитого предпринимателя было 11 детей, из них шестеро — сыновья: Николай, Петр, Сергей, Владимир, Иван, Дмитрий. Позже вместе с отцом совладельцами фирмы стали Николай, Петр и Сергей. В 1882 году отец большого семейства приобрел в Москве дворец, ранее принадлежавший князьям Трубецким, расположенный в Большом Знаменском переулке. Впоследствии это роскошное здание оказалось тесно связано с династией Щукиных.

О Иване Васильевиче современники отзывались как о крайне противоречивой натуре. С одной стороны, он обожал роскошь, питал пристрастие к дорогим сигарам и винам, изысканным блюдам. Путешествуя, всегда брал с собой дорожную корзину, полную провизии. Чего там только не было! Окорок, телячья нога, бычий язык, рябчики, цыплята, солонина, несколько сортов красного вина и минеральной воды, банки с черной икрой, вареньем, черносливом…

С другой стороны, Иван Васильевич никогда не слыл чопорным и напыщенным человеком: охотно ходил на рынок за покупками, дремал, случалось, в аванложе Большого театра, исправно посещал церковь. Его авторитет и влияние были в Москве чрезвычайно велики. Помимо основной своей деятельности Щукин служил в Учетном комитете Московской конторы Государственного банка, являлся одним из учредителей Московского учетного банка, Товарищества ситцевой мануфактуры А. Тюбнера и Трехгорного пивоваренного товарищества. В сентябре 1856 года его наградили Золотой медалью на Анненской ленте, еще через несколько лет «за отличную усердную службу» в Московском коммерческом суде — Золотой медалью на Владимирской ленте, а в 1888 году И.В. Щукину присвоено звание советника коммерции. Скончался Иван Васильевич в 1890 году.

КТО ТАКИЕ КУПЦЫ?

Формирование купеческого сословия завершилось с изданием в 1785 году Городового положения («Грамота на права и выгоды городам Российской империи»). По этому закону каждый, независимо от пола, возраста, происхождения и прочего, при наличии капитала от 1 тыс. до 50 тыс. руб. мог записаться в гильдию (чтобы попасть в первую гильдию требовалось от 10 тыс. до 50 тыс. руб.; во вторую — от 5 тыс. до 10 тыс. руб.; в третью — от 1 тыс. до 5 тыс. руб.). Купцы всех трех гильдий освобождались от рекрутской повинности, а первой и второй — от телесных наказаний. Принадлежность к первым двум гильдиям повышала социально-экономический статус отечественных предпринимателей: им предоставлялось право на внутренний оптовый и розничный торг, устройство заводов и фабрик, освобождение от казенных служб. Купцам первой гильдии разрешалось торговать как в России, так и за ее пределами, соответственно они могли иметь морские суда; члены второй гильдии — только речные. Купцы третьей гильдии занимались мелким предпринимательством: торговали дешевыми товарами, содержали трактиры, бани, постоялые дворы.

ЯБЛОКО ОТ ЯБЛОНИ…

Судьбы сыновей И.В. Щукина сложились по-разному. Петр и Сергей стали успешными предпринимателями, продолжателями дела отца. Дмитрий и Иван оказались менее удачливы в бизнесе. Николай и Владимир вовсе не выказали способности и склонности к семейному торговому делу, хотя в свое время именно на них возлагались большие надежды, особенно это касалось старшего — Николая Ивановича. Он являлся советником коммерции, попечителем училища Даниловской мануфактуры и Орловской лечебницы, членом правления Трехгорного пивоваренного товарищества, но это не мешало ему в первую очередь быть светским фатом и картежником.

Как предприниматель Николай не состоялся, но все же унаследовал две хорошие семейные черты: во-первых, увлекался коллекционированием серебра (которое, правда, распродал в течение жизни), а во-вторых, постоянно поддерживал одного из братьев — Ивана, делясь с ним деньгами из собственной части отцовского наследства. Был женат на богатой вдове одного из Боткиных, детей не имел.

ГЕНЕРАЛ ОТ ИСКУССТВА

Петр Иванович, второй сын Ивана Васильевича Щукина, родился в 1853 году. Примечательно, что карьерный путь он начинал не в отцовской компании, а в немецких фирмах, причем с низших должностей: конторщика и ткача на бархатном производстве. Тогда Петр Иванович даже не подозревал, что полученная в молодости профессия ткача со временем разовьет у него интерес к коллекционированию тканей.

После шестилетней коммерческой практики в Берлине, Лионе и Гамбурге он вместе с отцом стал руководить торговым домом. И хотя обязанности совладельца семейного бизнеса выполнял исправно, но вскоре выяснилось, что его интересы лежат далеко за пределами коммерции. Вещи и предметы для своих коллекций Петр Иванович покупал в Москве на знаменитой Сухаревке, а летом — на Нижегородской ярмарке, где торговала вся их семья. Вот как он описал поездки в Нижний Новгород: «Из Москвы выезжали с вечерним поездом в раскладных креслах первого класса и брали с собой подушки. В Павлове ели пирожки; утром в Гороховце умывались у баб, которые стояли на платформе станции с кувшинами, тазами, мылом и полотенцами, предлагая свои услуги; затем пили на станции кофей или чай… В то время, когда мой брат Сергей и я были на ярмарке, отец, а потом и брат Дмитрий заботились о своевременной высылке нам товара и ездили на фабрики Гюбнера, Цинделя и Прохорова, где торопили исполнять наши заказы…»

Вообще, страсть к коллекционированию пробудилась у Петра Ивановича в 70-х годах во время стажировки в Лионе, куда отец послал молодого человека изучать процесс выработки шелковых тканей. Там будущий меценат начал скупать редкие французские книги, литографии, гравюры. Впоследствии, совершая деловые поездки по России и Европе, Петр нередко отклонялся от оговоренного маршрута, для того чтобы пополнить свою коллекцию.

После смерти отца, когда появилась возможность распоряжаться капиталом по собственному усмотрению, Петр Иванович занялся собирательством в неслыханных доселе масштабах, не жалея на поиск и покупку новых экспонатов ни сил, ни времени, ни денег. Поначалу он не имел четко выраженной специализации: его интересовали как русские, так и западные, и восточные древности. Однако постепенно Петр сосредоточился на коллекционировании образцов древнерусского искусства и предметов быта.

В 1891 году Петр Щукин купил в Москве на Малой Грузинской улице земельный участок, некогда входивший в усадьбу князя Леона Грузинского, на котором специально для хранения своих коллекций решил построить дом. К проектированию здания, задуманного в исконно русском стиле, предприниматель подошел очень серьезно, скрупулезно изучая образцы архитектуры допетровской эпохи и старинные рукописи. С известным тогда архитектором Борисом Викторовичем Фрейденбергом они ездили в Ярославль, где осматривали старинные постройки, зарисовывали детали декоративного убранства. Проект музея выставлялся на всеобщее обозрение в Петербурге и даже привлек внимание императора Александра III.

Строительство началось в мае 1892 года, а уже в сентябре 1893-го оригинальный дом с острыми щипцами, украшенный резьбой и поливной керамикой, был полностью готов. Внутри же его украшали роспись на стенах и потолках, скопированная из подлинных документов, красочные изразцовые печи, скобяные изделия, сделанные вручную по найденным образцам второй половины XVII столетия, — все это соответствовало назначению здания.

С конца 1893 года в новом музее стали размещать щукинские коллекции, однако вместить туда все, что собрал Петр Иванович, оказалось невозможно. Тогда Щукин приступил к строительству второго здания, проект которого он заказал архитектору Адольфу Эрнестовичу Эрихсону. В 1898 году на Малой Грузинской появился еще один дом, внешне более строгий, соединенный с первым 30-метровым подземным туннелем. Но и этого купцу показалось мало. Во дворе, слева от основного музейного комплекса, осенью 1905 года по проекту архитектора Федора Никитича Кольбе было сооружено одноэтажное помещение для архива.

Первых посетителей музей принял в 1895 году. Причем всех желающих пускали туда бесплатно, а сам коллекционер нередко выступал в качестве гида, рассказывая о наиболее интересных образцах своего собрания. В фондах музея с большим энтузиазмом работали художники Аполлинарий Васнецов, Василий Суриков, Валентин Серов, многие историки. Довольно часто его экспонаты демонстрировались на тематических выставках, проходивших в других городах.

В целях систематизации собрания Щукин начал издавать тематические каталоги под названием «Щукинские сборники». В них он давал описания его отдельных частей, а также публиковал самые интересные документы, хранящиеся в коллекции. Кроме того, в экспозиции музея были выделены отделы церковных древностей, оружия, тканей, ковров, гобеленов и шпалер, драгоценностей и посуды.

В 1905 году Петр Иванович принял решение передать свой музей вместе со всем комплексом зданий Историческому музею. В то время собрание Щукина, насчитывающее сотни тысяч ценных предметов, превышало фонды Исторического музея.

Музей получил статус Отделения Императорского Российского Исторического музея имени Александра III и был назван в честь Петра Ивановича Щукина. Расходы на его содержание и пополнение фондов даритель взял на себя.

Что же побудило преуспевающего купца сделать такой щедрый подарок? Не последнюю роль здесь, по-видимому, сыграл тот факт, что, стремясь привлечь богатых коллекционеров к пополнению фондов государственных музеев, правительство приняло постановление, по которому в случае безвозмездной передачи собрания государству даритель имел право на высокий гражданский чин — действительного статского советника, соответствующий чину армейского генерала. По воспоминаниям людей, близко знавших Петра Ивановича, он очень этим гордился.

В условиях дарения также оговаривалось, что если правительство когда-либо пожелает продать земельный участок и здания музея (а они в то время оценивались в 500 тыс. руб.), то на вырученную сумму надлежит образовать именной фонд П.И. Щукина «для приобретения памятников старины и на ученые исследования и издания музея».

Но в 1912 году, вскоре после смерти Щукина, музей был закрыт, а в 1917 году большинство его экспонатов перевезено в здание Исторического музея на Красной площади.

Благодаря стараниям Петра Ивановича Государственный исторический музей владеет сегодня самым крупным собранием устюжской эмали и лучшими экземплярами северорусских эмалей других художественных школ. Экспонаты из коллекции Щукина составляют значительную и наиболее ценную часть собрания отдела дерева Государственного исторического музея. К ним относятся памятники народного, декоративно-прикладного, церковного и мебельного искусства XVI—XIX веков. Это украшенные резьбой и росписью деревянная посуда, шкатулки и коробейки, предметы быта.

Современников Щукина восхищала его уникальная коллекция старинного русского серебра XVI—XIX веков: жалованных и имеющих владельческие надписи ковшей, кубков, чарок, стаканов, братин. Она стала основой собрания отдела драгоценных металлов музея и отражает историю русского серебряного дела и ювелирного искусства.

Коллекция русского холодного и огнестрельного оружия, переданная из музея Щукина, обогатила собрание ГИМа жалованным и наградным оружием, представляющим самостоятельный художественный интерес или непосредственно связанным с древней традицией и именами военных и государственных деятелей.

Библиотека Петра Ивановича также отличалась многогранностью и изобиловала редкостями.

В нее вошли не только русские литературные памятники, но и молдавские, персидские, грузинские, армянские. Щукинская коллекция документов охватывает почти четыре столетия — с конца XVI до начала XX века.

Предметом особого интереса П.И. Щукина являлась история производства в России художественных изделий из стекла, керамики, в том числе фарфора, в XVIII—XIX веках. Тематическая коллекция, посвященная этому вопросу, положена в основу собрания отдела керамики и стекла ГИМа.

Картинную галерею собрания составляли полотна русских и зарубежных художников: портреты известных государственных деятелей, военных и ученых, пейзажи, натюрморты, картины, написанные на бытовые сюжеты. Как самостоятельные части собрания выделялись коллекция миниатюр, гравюр и литографий и коллекция резной кости, насчитывающая около 1 тыс. предметов, многие из которых являются раритетами и мемориальными памятниками.

Регулярно посещая по торговым делам крупные российские ярмарки, Петр Иванович собрал также огромную коллекцию восточных, западноевропейских и русских тканей, образцов золотого шитья, платков и шалей.

В настоящее время по адресу Малая Грузинская, 15, в здании, выстроенном Щукиным, размещается Государственный биологический музей им. К.А. Тимирязева.

«МИНИСТР КОММЕРЦИИ»

Сергей Иванович Щукин, родившийся в 1854 году, оказался самым хватким и оборотистым из братьев и значительно приумножил состояние отца. Иван Васильевич и думать не мог, что именно этого сына ждет такое блестящее будущее, ибо в детстве Сергей не подавал никаких надежд. Он отставал в росте и развитии, имел слабое здоровье, заикался и был очень нервным. Но молодой человек не смирился с участью, которую, казалось бы, уготовила ему судьба. Сергей выучил немецкий и французский языки, стал заниматься спортом, уехал в Саксонию, где получил среднее образование. Затем, окончив в Баварии Высшую коммерческую школу, он вернулся домой. Делать деньги.

В 1878 году Сергей Иванович активно включился в дела торгового дома «И.В. Щукин и сыновья». Он настолько поразил своей деятельностью отца, что дворец в Большом Знаменском переулке Иван Васильевич завещал ему, и после смерти родителя, в 1890 году, именно Сергей возглавил семейную фирму. Современники также не остались равнодушными к предпринимательскому таланту Сергея Ивановича, дав ему прозвище «министр коммерции». Те же, кто недолюбливал Щукина за острый язык и присущие ему резкость и безапелляционность суждений, называли его дикобразом.

В 31 год Сергей Иванович женился на красивой молодой женщине — Лидии Григорьевне Кореневой, происходившей из старинного дворянского рода. Она безумно любила светскую жизнь, цветы и роскошь, а также увлекалась новой тогда наукой психологией. Особняк, доставшийся Сергею Ивановичу от отца, сразу же стал известен всей Москве роскошными приемами и домашними концертами, которые посещали видные представители знати, торгово-промышленной элиты и творческой интеллигенции. У счастливой семейной пары было три сына: Иван, Григорий и Сергей — и дочь Екатерина.

Сергей Иванович занимался делами не только семейной фирмы. Он состоял членом правления товарищества «Эмиль Циндель», членом совета Московского учетного банка, председателем совета Московского купеческого общества взаимного кредита, членом правления страхового общества «Якорь», избирался членом правления Московской купеческой управы, товарищем старшины московского купечества.

В его характере удачно сочетались склонность к риску и способность просчитывать ситуацию на несколько ходов вперед. В результате он всегда оставался в выигрыше.

Например, одно из самых известных его коммерческих предприятий имело место в революционном 1905 году. В стране бушевала всероссийская стачка, коммерция не приносила доходов, и конкуренты Щукина, казалось бы, забыли о торговле. Между тем Сергей Иванович, не отвлекаясь на политику, планомерно скупал всю продукцию московских мануфактур. Когда страсти улеглись, выяснилось, что рынок полностью контролируется Щукиным, который не преминул резко повысить цены на товары и в итоге получил от этой операции колоссальные дивиденды.

ПОКЛОННИК ИМПРЕССИОНИСТОВ

Искусством и коллекционированием живописи Сергей Иванович заинтересовался лишь после 40 лет. Однако и в этом деле, как и во всем остальном, он проявил себя человеком напористым и целеустремленным.

С 1895 года Щукин начал собирать работы западных художников. А в 1896 году, будучи в Париже, Сергей Иванович познакомился с творчеством импрессионистов. Это стало решающим моментом: коллекционер избрал «своим» направлением в искусстве французский импрессионизм и постимпрессионизм. Среди первых его приобретений полотна Джеймса Уистлера, Пюви де Шаванна, Поля Синьяка, Поля Сезанна. Стоит отметить, что тогда эти художники не только не имели признания, а более того, вызывали насмешки и недоумение почтенного общества.

Но отбирая картины для своего собрания, Сергей Иванович не прислушивался ни к оценке признанных авторитетов, ни к мнению широкой публики. Говорили, что «министр коммерции» чудит, что его увлечение импрессионистами не что иное, как московское самодурство, дикий купеческий «чертогон»… На самом же деле он обладал каким-то особым чутьем на живопись. И, как выяснилось позже, интуиция его не подвела. Сегодня коллекция С.И. Щукина оценивается в десятки миллионов долларов.

В 1897 году Сергей Иванович приобрел первую в России картину Клода Моне «Сирень», а затем еще 12 полотен этого мастера, в том числе «Полдень», «Вечер», «Стога», «Чайки» и знаменитый «Завтрак на траве». Также он купил 16 картин Поля Гогена, среди которых «Автопортрет», «Сбор плодов», «Женщины на берегу моря».

В 1905 году на Парижской выставке Сергей Иванович впервые увидел работы Анри Матисса, и с тех пор этот живописец стал его главной привязанностью. Через год Сергей Иванович побывал в мастерской художника, а еще через несколько лет уже Матисс гостил в щукинском особняке. По заказу предпринимателя он выполнил два декоративных панно для лестницы в его доме — «Танец» и «Музыка». Матисс познакомил Щукина с молодым Пабло Пикассо. И несколько лет оба художника, не признанные даже на родине, не то что за рубежом, жили на деньги российского мецената.

В 1905 году в жизни Щукина наступила черная полоса. Утопился его 17-летний сын Сережа, на которого отец возлагал большие надежды. Поговаривали, что юноша был членом существовавшего тогда клуба самоубийц: дети богатых и знатных родителей кончали с собой по жребию. Прошло совсем немного времени — не стало и жены. Ходили слухи, что Лидия Григорьевна отравилась, не пережив смерти Сережи. А еще через два года покончил жизнь самоубийством их младший сын Григорий, глухой от рождения.

В ту ночь, когда скончалась жена, Щукин принял решение передать личную коллекцию в дар Москве. Он выразил свою волю в завещании, датированном 1908 годом, но поставил одно условие: собрание должно храниться и экспонироваться целиком.

Щукин, горячо любивший жену, поклялся, что увековечит ее имя. В 1910 году он отдал 200 тыс. руб. на строительство Психологического института. Весной 1914 года состоялось эпохальное для Москвы событие — официальное открытие Психологического института им. Л.Г. Щукиной.

Основанный профессором Г.И. Челпановым Психологический семинарий, положивший начало институту, размещался в трех комнатах университетского здания на Моховой. Его содержание обходилось казне в 600 руб. ежегодно. Содержание института в новом, специально отстроенном здании требовало многократно большей суммы. И такую сумму составило частное пожертвование Сергея Ивановича. В нашей стране это первое и единственное (не считая нескольких последующих взносов того же Щукина) пожертвование в адрес психологического учреждения.

В 1915 году Сергей Иванович женился второй раз — на Надежде Афанасьевне Конюс. На свет появилась дочка Ирина.

После Октябрьской революции коллекцию предпринимателя национализировали, а его дворец превратили в Музей современного искусства. Сергей Иванович отправил жену и ребенка в Германию, сам же, боясь оставить картины без присмотра, согласился на предложение новой власти стать хранителем и экскурсоводом в собственном музее. Некоторое время он жил в выделенной ему маленькой комнатушке. Но в 1918 году Сергей Иванович все же эмигрировал во Францию, надеясь, что государство сохранит его коллекцию как достояние народа и передаст потомкам. К счастью, у него имелись счета в западных банках, куда откладывались деньги для покупки картин, что позволило семье Щукина безбедно жить за границей. Однако бизнесом бывший «министр коммерции» больше не занимался.

Сергей Иванович дожил до преклонных лет. Он умер зимой 1936 года и похоронен во Франции на Монмартрском кладбище. Щукин так и не узнал, что его последний сын, Иван Сергеевич, ученик профессора истории Василия Ключевского, создатель самой крупной в Европе библиотеки русской философской и религиозной мысли, доктор Сорбонны по истории восточных искусств, погиб в самолете, сбитом во время Ливанской войны. Он никогда не узнает и о том, что его родной внук Андре Марк Делок-Фурко обвиняет нашу страну в краже у его семьи полотен великих художников…

Вся коллекция Сергея Ивановича осталась в России. Некоторое время она продолжала находиться в Большом Знаменском переулке. В 1919 году на ее основе создан Первый музей новой западной живописи. Через десять лет он был слит с бывшим собранием купца Ивана Морозова и все его фонды перевезены в Государственный музей нового западного искусства (ГМНЗИ) на Пречистенку. Бывший особняк С.И. Щукина перешел в ведение Министерства обороны. Когда в 1946 году по указанию Иосифа Сталина ГМНЗИ расформировали (это называлось борьбой с низкопоклонством перед Западом), первоклассную коллекцию поделили между Эрмитажем и Музеем изобразительных искусств им. А.С. Пушкина и, объявив формалистической, почти на 30 лет спрятали в запасники. Сегодня же она составляет гордость этих музеев.

Психологический институт в 1924 году был переименован в Государственный институт экспериментальной психологии. Затем его название менялось неоднократно. О Лидии Григорьевне и Сергее Ивановиче несколько десятков лет здесь старались не вспоминать. В наши дни он называется Психологическим институтом Российской академии образования (РАО), но все чаще к этому названию добавляют слова «имени Лидии Григорьевны Щукиной».

При написании материала были использованы следующие источники:
Демская А.А. Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. — М., 1983.
Корш Е.Ф. Петр Иванович Щукин. — М., 1913.
Перцов П. Щукинское собрание французской живописи: Музей новой западной живописи. — М., 1921.
Полунина Н., Фролов А. Коллекционеры старой Москвы: Биографический справочник. — М., 1997.
Пухов В. Династия Щукиных//Знамя (Калуга). — 2003, Март.
{EMAILPRINT}