Павел ЛОГИНОВ: «СТРАХОВАНИЕ — ПОЗИТИВНЫЙ БИЗНЕС»


Беседу вела Татьяна Пудова

Президент Столичного страхового общества Павел Логинов назначил мне встречу на 20.00. До предела загруженный график не позволял ему выкроить на интервью и получаса во время рабочего дня. В итоге, задержавшись на совещании до 22.30, он сказал: «У меня есть только полчаса. На 23.00 уже назначены переговоры». Типичный бизнесмен…
Созданное им в 1998 году Столичное страховое общество за четыре, а фактически даже за три года работы (один год ушел на получение лицензии), по оценке российского рейтингового агентства «Эксперт РА», оказалось на первом месте среди наиболее динамично развивающихся страховых фирм России и признано победителем конкурса «Элита фондового рынка — 2002» в номинации «Компания-открытие 2002 года». Сам же Павел Логинов включен в рейтинг «1000 лучших менеджеров России» и стал лауреатом конкурса «Деловые люди-2003».

— Павел Владимирович, Столичное страховое общество создавалось в тот момент, когда на рынке уже было достаточно много крупных, с солидным стажем работы страховых компаний. Благодаря чему вам удалось не затеряться в этом многообразии?

— На то есть много разных причин. Главная из них — у истоков Столичного страхового общества находилась и продолжает оставаться профессиональная, квалифицированная команда. Услуги и сервис, которые мы предлагаем, без ложной скромности, очень высокого качества. И это не пустые слова. До прошлого года мы фактически не занимались рекламой компании, тем не менее на недостаток клиентов не жалуемся. Замечу, что более половины из них пришли к нам по рекомендациям коллег или партнеров. Согласитесь, такой факт говорит о многом. Кроме того, изначально мы поставили перед собой задачу: к каждому клиенту подходить индивидуально. Этот принцип лежит в основе миссии компании.

— В чем же заключался индивидуальный подход?

— Допустим, кто-то попал в аварию. Повреждения незначительные, всего лишь небольшая царапина. Но эта царапина требует обязательного приезда ГИБДД, получения всевозможных справок, стояния в очередях, оформления различных документов, общения с автосервисом и т. д. У нас есть полисы, согласно которым все необходимые действия мы берем на себя. Это создает достаточную степень комфорта для клиента, что могут предложить далеко не все фирмы.

— Получается, что вы «брали» клиентов в большей степени за счет качества, расширения дополнительных, то есть сервисных, услуг. А перечень основных услуг у вас был традиционным?

— Структура страхового рынка находится в прямой зависимости от состояния экономики и уровня доходов населения. Сегодня в России страхуется то, что максимально подвержено риску, а также то, что вы вынуждены страховать согласно законодательству либо в силу требований ваших контрагентов. Для физических лиц это страхование жизни и здоровья, средств автотранспорта, домашнего имущества, страхование выезжающих за рубеж. Для корпоративных клиентов — страхование, связанное с внешнеэкономической деятельностью, в частности страхование грузов, различных видов ответственности, страхование имущества, товаров на складе, автотранспорта, добровольное медицинское страхование. Исходя из этого, формируется портфель всех страховых компаний, в том числе и Столичного страхового общества.

— Но что-то же новое у вас наверняка появляется? Или по крайней мере планируется? Не зря же два года назад вы признаны самой динамично развивающейся страховой компанией России?

— Конечно, есть и новые предложения. Сейчас, например, мы разрабатываем ряд продуктов для частных клиентов — так называемые коробочные продукты по страхованию имущества, жизни и здоровья физических лиц. В чем смысл этих предложений?

Особенность нашего бизнеса состоит в том, что практически не существует ни одного вида страхования, которое бы не требовало дополнительных мероприятий: осмотра, экспертизы, оценки. В результате большинство страховых услуг очень сложно унифицировать. Мы же хотим разработать продукт, который будет обеспечивать для нестандартных видов страхования стандартные решения.

— А что можно ожидать корпоративным клиентам?

— Большую часть корпоративных клиентов Столичного страхового общества составляют компании малого и среднего бизнеса. Для них мы собираемся до конца этого года внедрить ряд предложений по комплексному страхованию бизнеса: клиент сам будет выбирать набор услуг, формируя таким образом свою страховую защиту. В этом случае суммарное удешевление услуги может достигать 30%. В качестве пилотных отраслей, на базе которых мы хотим отработать новую услугу, выбран ресторанный бизнес и смежные с ним сегменты.

— А почему именно они?

— Рынок страхования крупного бизнеса в основном уже поделен. В силу сложившейся практики или международных требований крупные компании вынуждены иметь страховую защиту. В малом и среднем бизнесе подобной практики еще не существует. Это достаточно свободный и перспективный с точки зрения страхования сегмент. А что касается ресторанного бизнеса, на наш взгляд, это одна из наиболее динамично развивающихся сфер. Значит, и перспективы у нее большие. В том числе для страховщиков.

— На сайте Всероссийского союза страховщиков приведены слова коммерческого директора вашей компании Сергея Перелыгина: «Поиск и развитие новых каналов сбыта является одной из первоочередных задач коммерческой дирекции». Что он имел в виду?

— Как я уже говорил, до сих пор большинство наших клиентов приходили к нам по рекомендации. Сегодня мы осваиваем и другие каналы сбыта страховых услуг. Одним из таких направлений является участие в страховых программах, которые реализуются и на федеральном, и на муниципальном уровнях. Свои тендеры проводят также различные ведомства, государственные предприятия. Раньше мы практически не уделяли им внимания, а сейчас выбрали в качестве одного из приоритетов. Кроме того, активно развиваем продажи через брокеров и агентскую сеть, сотрудничаем с банками, другими корпоративными посредниками.

— Продолжая разговор о будущем компании… В рамках реинжиниринга бизнес-процессов в Столичном страховом обществе в прошлом году началась реструктуризация коммерческой дирекции. Что она подразумевает?

— Речь идет о реструктуризации не только одной коммерческой дирекции, а компании в целом. Корпоративная структура Столичного страхового общества сформирована еще в момент его основания. Но время не стоит на месте, развивается рынок, растет бизнес. И не все, что было нормально тогда, адекватно сегодня. Сейчас мы детально описываем все процессы, уточняем, какими хотели бы их видеть. После этого будем выстраивать структуру компании в соответствии с новыми требованиями.

— Что же вас конкретно не устраивает?

— Таких вещей много: у нас не до конца отстроена система бюджетирования, есть нерешенные вопросы, связанные с мотивацией персонала, организацией бизнес-процессов. Пока еще не на должном уровне программное обеспечение. Мы проанализировали узкие места нашего бизнеса, создали рабочую группу, которая занимается проблемами стратегического планирования и корпоративного управления. Предполагаем, что уже в этом году бо’льшая часть вопросов будет решена и Столичное страховое общество выйдет на совершенно другой, качественно более высокий уровень.

— Недавно была принята стратегия развития Столичного страхового общества, согласно которой в течение пяти — семи лет оно должно войти в десятку крупнейших российских страховых компаний по уровню капитализации. Каким образом вы намерены этого добиваться?

— Задач много. Во-первых, мы собираемся развивать направление розничных продаж. В прошлом году специально для этого создали департамент агентских продаж, набрали неплохую команду, открыли школу страхового бизнеса, где проводим обучение агентов. Не могу сказать, что сегодня эта сеть приносит огромные сборы, она только-только начала формироваться. И все же мы рассчитываем, что до конца текущего года не меньше половины полисов физическим лицам будем продавать именно через агентов.

Во-вторых, у нас до сих пор нет своей филиальной сети, хотя порядка 15% наших клиентов из регионов. В ближайшие полтора-два года мы наметили открыть десять филиалов в разных городах, прежде всего в «миллионниках», и не менее десяти новых офисов в Москве. Сейчас в столице только три офиса компании. Кроме того, есть еще несколько тем, о которых я уже упоминал.

Мы планируем, что в течение пяти — семи лет показатели по прибыли от работы с индивидуальными и корпоративными клиентами уравняются.

— А вы уверены, что рынок страхования физических лиц до этого дозрел?

— Если говорить о дне нынешнем, то нет. У людей есть более необходимые потребности: обеспечить себя пищей, кровом над головой, дать своим детям образование. Страхование не стоит в списке первоочередных нужд. Но если сегодняшние тенденции роста экономики сохранятся, если доходы населения будут продолжать расти, вероятно, лет через пять следует ожидать бума на рынке индивидуального страхования.

— И каким же, на ваш взгляд, должен быть уровень жизни, чтобы люди могли позволить себе пойти и добровольно застраховать свою жизнь, здоровье или что-то еще?

— Думаю, что в среднем по стране не меньше $300 в месяц на человека.

— Насколько мне известно, помимо бизнеса у вас есть и солидная общественная нагрузка. Вы возглавляете Комиссию Всероссийского союза страховщиков по развитию инфраструктуры страхового рынка, являетесь членом Экспертного совета Государственной думы РФ по страхованию. Что входит в ваши обязанности?

— Я координирую вопросы, связанные с деятельностью профессиональных участников страхового рынка: брокеров, агентов, экспертов и др. Это огромная армия специалистов, которая долгое время существовала практически в законодательном вакууме. Когда создавалась Комиссия по развитию инфраструктуры страхового рынка, одной из основных моих задач было участие в разработке законодательных и нормативных документов, призванных регулировать деятельность профессиональных участников страхового рынка.

— И каковы результаты?

— С января 2004 года действует новая редакция Закона об организации страхового дела, где брокерам, агентам, актуариям придан статус профессиональных участников страхового рынка. Здесь же прописаны вопросы, связанные с регулированием их деятельности.

В рамках комиссии мы также утвердили два кодекса: профессиональной этики страховых брокеров и профессиональной этики страховых экспертов. На базе этих документов впоследствии разработан Кодекс этики участников страхового рынка, который в апреле нынешнего года подписали более чем 50 компаний.

Нам удалось также добиться того, чтобы профучастников включали в Союз страховщиков в качестве его членов. Раньше в него входили только страховые и перестраховочные компании. Следовательно, у брокеров, агентов, консультантов не было доступа к необходимой информации. Они не имели возможности для инициирования законодательных процессов. Теперь такая возможность появилась.

Сейчас предполагается, что Комиссия по развитию инфраструктуры будет одним из каналов общения профучастников страхового рынка с органами государственного регулирования, власти. А значит, и возможностей для решения насущных для участников рынка вопросов станет гораздо больше.

— Положа руку на сердце, нужна вам эта общественная нагрузка? Тем более что собственный бизнес сейчас вступает в такой важный этап.

— Я занимаюсь страхованием уже больше 12 лет. За это время у меня накопился достаточный багаж знаний. Думаю, он может быть полезен и другим компаниям. Страховой рынок России еще сильно отстает от западного. К примеру, в Японии и Америке он дает 13—15% ВВП, в России же — менее 3%. В развитых странах число занятых в страховом бизнесе больше, чем в банковском. Следовательно, нам есть куда расти. И я чувствую в себе силы участвовать в этом процессе и влиять на него.

— Как человек, знающий ситуацию изнутри, что вы можете сказать о государственной политике в области страхования?

— Это сложный вопрос, на который нельзя ответить однозначно. На мой взгляд, сегодня в России страхование выступает в роли Золушки по отношению к другим отраслям экономики. Что, впрочем, вполне объяснимо. В настоящее время страхование играет слишком малую бюджетообразующую роль. Как только она повысится, сразу возрастет и интерес к нему со стороны властных структур.

Вместе с тем поступления в бюджет увеличатся лишь в том случае, если население пойдет в страховые компании. А этого можно ждать только с развитием экономики в целом и соответствующим ростом доходов россиян. Здесь все очень взаимосвязанно: нужно, чтобы у людей было не только что страховать, но и чем платить за это. Когда цепочка выстроится, а я уверен, что именно так и будет, тогда и государство по-другому посмотрит на страховой рынок.

— А почему вы выбрали именно страховой бизнес?

— Честно говоря, это произошло случайно. В 1992 году, когда я оканчивал пятый курс экономического факультета МГУ, увидел объявление о наборе молодых специалистов в «Ингосстрах». Пришел, попробовал, понравилось. Правда, были периоды, когда хотелось все бросить. Страховой рынок тогда был еще очень слабо развит, и многие мои знакомые, работавшие в других отраслях, при тех же трудозатратах добивались бо’льших результатов. Тем не менее что-то меня удерживало в страховании. А в 1998 году я уже понял, что способен самостоятельно создать компанию, которая стала бы востребованной и успешной. Так появилось Столичное страховое общество.

— Не жалеете о своем решении?

— Ни капельки! У страхового бизнеса есть одна приятная особенность: он очень позитивный по своей сути. Потому что мы компенсируем людям их потери, помогаем достичь определенной стабильности. Как раз это меня и привлекает в страховании.