ВЗРЫВНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ


Елена БАТЫРЕВА

Такой кровавой бойни Европа не видела давно… В утренний час пик 11 марта в Мадриде в течение 15 минут прогремела серия взрывов. Первые три произошли в 7ч 39 мин по местному времени в электропоезде, прибывшем к одному из перронов столичного вокзала Аточа. А сразу вслед за ними последовали еще четыре взрыва — в поезде, который не дошел до этого же вокзала всего 500 м. По счастливой случайности он опаздывал на две минуты, иначе последствия могли бы оказаться куда более трагичными. Еще три взрывных устройства, содержавших, по разным данным, от 13 до 15 кг титанида, правоохранительным органам удалось обезвредить. Печальный итог: число погибших в испанской столице достигло 200 человек, около 1,5 тыс. находившихся в тот роковой день на вокзале получили ранения. Старый Свет пережил шок…

Терроризм в Европе — явление далеко не новое. Сам термин был введен в обращение здесь еще во времена Великой Французской революции. А в XIX веке этот страшный феномен уже вполне оформился и приобрел те черты, которые позволили экспертам определить его как «действия, сопряженные с применением насилия или его угрозой и направленные против людей и объектов». Обычно они сопровождаются выдвижением конкретных требований и имеют целью привлечь общественное внимание или оказать воздействие на власти. Впоследствии были выделены несколько наиболее характерных видов терроризма: националистический, религиозный, терроризм анархистов, а также левых или правых экстремистов.

Если анархический террор в наши дни встречается крайне редко, то остальные его проявления представлены в Европе достаточно широко. Так, к национал-террористическим относится «Ирландская республиканская армия» (ИРА), а также испанская организация «Баскская родина и свобода» (ЭТА), провозгласившие себя «борцами за национальное освобождение» и стремящиеся создать самостоятельное государство для определенных этнических групп. Правда, в последнее время и ИРА, и ЭТА заявили об отходе от террористических методов борьбы за свои идеалы.

Примерами левоэкстремистских организаций являются немецкая «Баадер-Мейнхоф» и итальянские «Красные бригады», провозглашающие уничтожение капитализма и замену его «справедливым» строем. Как правило, их акции направлены против отдельных «богачей» или различных «символов капитализма».

Правые экстремисты — это обычно самые неорганизованные группировки, часто связанные с западноевропейскими неонацистами. Свою задачу они видят в борьбе с демократическими правительствами с целью установления фашистских режимов. Их «объектами возмездия» служат прежде всего иммигранты и беженцы.

Что касается религиозного терроризма, то к этой категории можно отнести организации различного толка, среди которых наиболее известны «Аль-Каида» (международная террористическая организация, во главе которой стоит Усама бен Ладен), «Хамас» (группировка суннитских мусульман), «Хезболла» (ливанская шиитская группировка), радикальные еврейские организации Меера Кахана, японская секта «Аум Сенрике». Руководствуясь, например, идеей борьбы с «неверными», они организуют кровавые террористические акции и утверждают при этом, что действуют во имя Всевышнего. Объекты религиозного терроризма размыты географически, этнически и социально, и развивается он гораздо динамичнее остальных.

Однако, по мнению западных экспертов, теракты 11 сентября 2001 года в США ознаменовали появление в классификации терроризма нового феномена, который можно условно назвать гипертерроризмом. А недавние события в Мадриде наглядно показали, что теперь и Европа стала частью конфронтации глобального характера: «классический» терроризм с политической подоплекой в рамках одного государства, по-видимому, уходит в прошлое.

«НА ЕГО МЕСТЕ ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ Я…»

Последние несколько недель, несмотря на призывы лидеров разных государств не паниковать и активизацию деятельности правоохранительных органов, Европа жила в ожидании новых трагедий, болезненно реагируя на любые известия о террористических угрозах.

В Португалии в редакцию газеты Correio da Manha позвонил неизвестный и от имени «Аль-Каиды» сообщил, что террористы, взорвавшие 11 марта пригородные поезда в Мадриде, уже находятся в Португалии. «Сейчас был Мадрид, потом будет Португалия», — пригрозил мужчина.

Чрезвычайно серьезно восприняли угрозу терактов и в Великобритании. «Чудом» назвал мэр Лондона ситуацию, при которой британской столице удастся их избежать.

Не исключил возможности терактов в Польше президент страны Александр Квасьневский.

С угрозами «возмездия» по отношению к Франции выступила неизвестная исламская группировка «Слуги Аллаха». В ее заявлении, направленном в одну из французских газет, отмечалось, что, приняв закон, запрещающий ношение в государственных школах религиозных символов, бросающихся в глаза, в частности исламского платка-хиджаба, эта страна совершила преступление против ислама.

Не отверг возможной опасности, исходящей от «черного интернационала», и министр внутренних дел ФРГ Отто Шили.

«Европа почувствовала себя атакованной»,— констатировал глава Комиссии Европейских сообществ Романо Проди…

КТО ВИНОВАТ?

Однако вернемся в Мадрид.

Первой реакцией властей на серию чудовищных взрывов стало обвинение в случившемся национально-террористической группировки басков ЭТА. Хотя, учитывая характер ее деятельности, такая версия изначально выглядела малоубедительной (ведь теракт подобного масштаба был бы равносилен самоубийству этого объединения), Совет Безопасности ООН по настоянию официального Мадрида принял специальную резолюцию, возлагающую на ЭТА ответственность за происшедшее. Реакция последовала незамедлительно. Представители организации резко заявили о непричастности к взрывам и со своей стороны связали их с политикой правительства Хосе Мариа Аснара, поддержавшего англо-американскую коалицию в войне с Ираком.

Лишь через несколько дней, после того как были обнаружены неопровержимые улики причастности к теракту исламистов и их связи с «Аль-Каидой», власти Испании оставили ЭТА в покое. В руки полиции попала видеопленка, на которой мужчина по имени Абу-Духаном аль-Афгани, назвавшийся военным представителем «Аль-Каиды» в Европе, полностью взял на себя ответственность за взрывы в Мадриде и предупредил о новых терактах. «Эти нападения, — заверил он, — лишь малая часть того, что может случиться из того, что вы называете терроризмом».

К настоящему моменту следствие изучает версию на причастность к преступлению экстремистской «Вооруженной исламской группы Марокко», которая, как предполагается, связана с «Аль-Каидой».

Для Хосе Мариа Аснара и его Народной партии, находившейся у власти последние восемь лет, такой поворот событий стал полным крахом. И это ясно подтвердили итоги всеобщих выборов, состоявшихся в Испании 14 марта, через три дня после кровавых событий.

Наблюдатели отмечали, что активность избирателей была весьма высокой: в голосовании приняли участие 34,5 млн испанцев (77% населения). Итоги же его оказались неожиданными для многих: Народная партия Хосе Мариа Аснара получила в нижней палате Генеральных кортесов 148 мест, а Испанская социалистическая рабочая партия, возглавляемая Хосе Луисом Родригесом Сапатено, совершив стремительный рывок, завоевала 164 мандата.

И все же неожиданной победа социалистов выглядит лишь на первый взгляд. Народ проголосовал против того правительства, которое втянуло Испанию в ненужную и чуждую ему войну, ставшую причиной национальной трагедии. Да и попытка переложить ответственность за мадридские взрывы на «без вины виноватую» ЭТА также отнюдь не способствовала укреплению доверия правительству Аснара.

ТРИУМФ ТЕРРОРИЗМА ИЛИ ПОБЕДА ДЕМОКРАТИИ?

Сразу после победы лидер социалистов подтвердил данное перед выборами обещание, заявив, что если ООН не возьмет на себя управление Ираком, то контингент испанских войск будет выведен из этой страны до 30 июня. Мадрид намерен искать сотрудничества с Францией и Германией, которые всегда выступали против войны, подчеркнул Сапатено.

Подобное решение нового правительства, без сомнения, нанесет удар по антииракской военной коалиции. Означает ли это, что своей кровавой акцией исламские террористы добились желанной цели? И чем же тогда стали испанские выборы — триумфом терроризма или победой демократии? Такими или приблизительно такими вопросами задавались западноевропейские политологи, комментировавшие итоги всеобщих выборов в Испании.

В статье «Истина об 11 марта», опубликованной в ежедневной французской газете Le Mond, Хосе Мариа Аснар написал: «Террористы избрали смертельный удар, чтобы посеять террор и посягнуть на наши права и свободы… Некоторые могут подумать, что решение — это искать мир с террористами, вести переговоры с ними, когда они снова идут убивать. Но такой исход неприемлем как для меня, так и для миллионов испанцев. Нам нужна только победа над террористами». В свою очередь лидер новой правящей партии заявил о решительном намерении серьезно скорректировать внешнюю политику страны и прежде всего восстановить «взаимопонимание с Европой». Так как, по его глубокому убеждению, только объединенная и сильная Европа может стать гарантией безопасности и прогресса для мира в целом.

ЗА БЕЗОПАСНОСТЬ В ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОМ МАСШТАБЕ

Родригес Сапатено оказался не одинок в своем мнении. В условиях, когда на карту поставлены мир и благополучие всего европейского пространства, многие государственные лидеры выступили с призывом к сплоченности и пересмотру политики обеспечения безопасности в общеевропейском масштабе.

19 марта в Брюсселе прошло экстренное заседание Совета министров юстиции и внутренних дел стран ЕС, где обсуждалась сложившаяся в Европе ситуация и программа мер по усилению борьбы с терроризмом. А через неделю, 25—26 марта, там же состоялся саммит глав государств Европейского Союза, участники которого приняли специальную декларацию, определяющую основные направления этой борьбы.

Хотя ряд ее положений уже вошли в программу, принятую ЕС после 11 сентября 2001 года, почти половина стран — членов ЕС, как отметил Романо Проди, до сих пор медлили с их ратификацией. Однако на этот раз все участники саммита заверили, что в ближайшее время внесут в национальные законодательства положение о европейском ордере на арест, а также разработают конкретные предложения по созданию совместных бригад следователей при рассмотрении дел, связанных с терроризмом, и расширению сотрудничества с Европолом и Евроюстом.

Что касается первостепенных мер, которые ЕС намерен принять в самые короткие сроки, то в новом документе были названы, в частности, такие: усиление пограничного контроля (до конца 2005 года планируется ввести биометрические параметры в паспорта граждан государств Евросоюза и в визы иностранцев, прибывающих на его территорию, а также создать единую информационную базу об украденных или утерянных загранпаспортах граждан стран ЕС); улучшение системы охраны транспортных путей; ужесточение контроля пассажирских и грузовых перевозок; установление более жестких правил регистрации в морских портах и аэропортах, на железнодорожных вокзалах; организация обмена разведывательными данными на постоянной основе; введение на всей территории Евросоюза упрощенных юридических процедур, связанных с обеспечением безопасности.

В декларации предусмотрены и меры финансово-экономического характера, например упрощение процедуры замораживания банковских фондов в том случае, если открылись данные о финансировании на их средства незаконных группировок. Кроме того, оговорены условия продления телекоммуникационными фирмами срока хранения баз данных телефонных переговоров своих клиентов.

Рассматривая терроризм как одну из главных стратегических угроз современности, участники саммита подтвердили решение тесно сотрудничать в борьбе с ним на международном и региональном уровнях, в том числе с третьими странами, отведя ключевую роль в этом процессе ООН и Совету Безопасности ООН.

Отдельно в декларацию вошло «положение о солидарности», в соответствии с которым стране Евросоюза, подвергшейся террористическому нападению, остальные государства ЕС обязаны оказать необходимую помощь, как финансовую (компенсация пострадавшим из национальных бюджетов и бюджета ЕС), так и военную.

Совершенно новым шагом стало введение поста координатора ЕС по борьбе с терроризмом. По предложению верховного представителя ЕС по внешней политике и безопасности Хавьера Соланы на эту должность был назначен бывший депутат Европарламента и бывший заместитель министра внутренних дел Нидерландов Гийс де Вриес.

Предполагается, что этот энергичный 48-летний политик, имеющий нидерландское и американское гражданства, будет отвечать за координацию действий на уровне Евросоюза (в частности, внутри будущих оперативных структур) по обмену данными разведок стран — членов ЕС с целью предупреждения терактов. Кроме того, в круг обязанностей де Вриеса войдет наблюдение за принятием регламентирующих документов, в том числе по борьбе с нелегальными денежными транзакциями и по усилению пограничного контроля. Как сказано в декларации, предварительный доклад о механизме коллегиального взаимодействия национальных правоохранительных органов в борьбе с терроризмом будет подготовлен к сентябрю 2004 года, с «перспективой его принятия в сентябре 2005 года».

Однако главным итогом саммита стал тот факт, что его участникам удалось добиться настоящего прорыва по вопросу о возобновлении процесса принятия единой Конституции ЕС. Было выражено общее мнение, что откладывать его больше нельзя. Даже те страны, которые до недавнего времени заявляли о несогласии с отдельными ее положениями, а именно Испания и Польша, заявили о своей готовности пойти на компромисс.

Как подчеркнул председательствующий ныне в ЕС премьер Ирландии Берти Ахерн, хотя странам Евросоюза еще предстоят сложные консультации по ряду вопросов и положений, главы государств и правительств продемонстрировали политическую волю и договорились согласовать текст Конституции не позднее 17—18 июня, к очередной встрече в верхах. Кстати, он же признал, что «мадридская трагедия сделала необходимым поиск компромиссов». «Мы все почувствовали потребность приложить дополнительные усилия для блага Европы», — сказал Ахерн.

Таким образом, результатом трагедии в испанской столице оказалось понимание того, что единственным достойным ответом глобальному терроризму на европейском пространстве сможет стать только сама единая и сильная Европа, в деле строительства и укрепления которой сегодня наметился очевидный прогресс.