ВОЗВРАЩЕНИЕ КОРОЛЯ РАЗВЛЕЧЕНИЙ


Агунда АЛБОРОВА, Сэм КЛЕБАНОВ, фото Александра ДАНИЛЮШИНА

Кинопрокатный бизнес в России набирает обороты. За относительно короткий срок — несколько лет, прошедших после августовского кризиса 1998 года, — был сделан колоссальный рывок от развалившейся государственной системы кинопроката с прозябающими в нищете кинотеатрами к частным компаниям с многомиллионными оборотами, прокатывающим мировые киношедевры в современнейших многозальных мультиплексах.

В мировой практике проката кинокартин существует два способа ведения бизнеса. Первый — прямая дистрибуция лент известных мировых киностудий, второй — покупка независимыми компаниями фильмов на рынке. В нашей стране, как и везде, развиваются оба этих направления.

Голливудские студии, называемые мэйджерами (от англ. major — «главный»), на российском рынке предпочитают работать через национальные дистрибьюторские компании. Warner Brothers и New Line Cinema продвигают свою продукцию через «Каро Премьер», Buena Vista International/ Walt Disney и Sony Pictures — через «Каскад Фильм», XX Century Fox и MGM — через «Гемини Фильм». Лондонская компания UIP (United International Pictures), прокатывающая в разных странах картины студий Paramount, Dreamworks и Universal, взаимодействует с «Ист-Вест».

Именно эти четыре российские фирмы и являются основными представителями голливудских киномонстров, играя по их правилам и в общем-то не очень от этого страдая. Практически все они заключили со своими мэйджерами долгосрочные договоры, позволяющие иметь вполне приличный для нашего рынка доход. Ведь в соответствии с существующей практикой после проката фильма за определенный срок прибыль дистрибьютора может составлять от 10% до 15% от общего объема прибыли. Нетрудно подсчитать, что при прокате кассовых фильмов, таких, например, как «Матрица 3» или «Властелин Колец. Возвращение Короля», собравших более $12 млн, даже 10% оказываются весьма серьезными деньгами.

Собственно схема бизнеса российских дистрибьюторских компаний уже сложилась и близка к общемировой. Скажем, договор «Каро Премьер» с Warner Brothers дает ей право заниматься дистрибуцией фильмов этой студии в России, а следовательно, представителям «Каро» не надо ехать на кинорынки и конкурировать с другими компаниями при закупке фильмов производства Warner Brothers.

Мэйджер в данном случае помимо обеспечения своего дистрибьютора киноновинками берет на себя издание и предоставление полного каталога фильмов студии, выделяет на их продвижение рекламные бюджеты. Это, безусловно, облегчает работу кинопрокатчика, но в то же время все аспекты его деятельности — от расходования рекламных бюджетов до количества копий фильма, запускаемых в прокат, — находятся под довольно жестким контролем со стороны мэйджера. Как правило, копии не продаются, а заранее расписываются по кинотеатрам (по-английски этот процесс называется booking), затем фильм прокатывается строго определенное количество раз.

В России уже сложилась традиция, согласно которой полученная прибыль делится между кинотеатром и прокатчиком в соотношении 50% на 50%. Трудно сказать, хорошо это или плохо, но такое распределение пока устраивает всех участников отечественного рынка. В Америке более гибкая система: величина процента от прибыли в первую и во вторую неделю проката обычно разная и меняется в зависимости от его общего срока.

Отдельное направление этого бизнеса — выпуск фильмов на видеокассетах и DVD-дисках. Крупные мэйджеры иногда заключают договор о прокате с одной дистрибьюторской фирмой, а контракт на выпуск видео- и DVD-копий — с другой. Например, Universal передала через UIP так называемые кинотеатральные права на свои фильмы компании «Ист-Вест», а права на производство видеокопий — «Премьер Видео Фильм», владеющей собственным оборудованием.

За лидерство по кассовым сборам конкурируют «Каскад Фильм» и «Каро Премьер». Сейчас, после вывода на рынок «Матрицы», «Гарри Поттера» и «Властелина Колец», «Каро» вышла на первое место.

По данным, опубликованным в журнале «Кинобизнес», в 2003 году компания «Каро Премьер» (14 картин) собрала $50,6 млн, «Каскад Фильм» (25 картин) — $47,7 млн, «Гемини Фильм» (13 картин) — $20,4 млн, «Ист-Вест» (13 картин) — $20,3 млн.

В последнее время многие наши кинопрокатчики высказывают мнение, что рано или поздно крупнейшие мировые мэйджеры захотят выйти на российский рынок самостоятельно, отказавшись от промежуточного звена — национальных дистрибьюторских фирм. Дело в том, что экономически гораздо выгоднее иметь свою компанию в стране проката, платить за ее содержание порядка $50— 70 тыс. в месяц и получать всю прибыль на собственные счета.

Почему они не сделали этого сразу? Скорее всего, потому что на новом, только формирующемся рынке в такой стране, как наша, создавать дочернюю компанию считалось рискованно. Его емкость и привлекательность не поддавались оценке, существовавшая союзная сеть кинотеатров рухнула, подавляющее большинство людей смотрели фильмы на видео, а профессионалы, которые могли бы вести бизнес на мировом уровне, отсутствовали. Гораздо проще было начать действовать через местные дистрибьюторские компании.

Сейчас же, когда рынок частично сформировался и уже возможно оценивать происходящие на нем процессы, условия для прямого присутствия гораздо более благоприятны. Видимо, так решила и компания UIP: на весеннем кинорынке в Москве в марте этого года состоится презентация ее дочерней компании UIP-Russia. Понятно, почему именно она рискнула сделать первый шаг, ведь UIP имеет наибольшее количество своих представительств в разных странах мира. Весьма вероятно, что за UIP вскоре последует Warner Brothers, так как у нее есть опыт открытия собственной сети мультиплексных кинотеатров по всему миру.

СКОЛЬКО СТОИТ НЕЗАВИСИМОСТЬ

Помимо четырех вышеназванных дистрибьюторов кино ввозят и прокатывают в России появившиеся в последние несколько лет независимые компании. Наиболее известные — «Вест», «Парадиз», «Централ Партнершип», «Пирамида», «Люксор», «Cinema Vision/Гельварс Синема». Причем некоторые уже успели создать собственные небольшие сети кинотеатров: «Пирамида Хоум Видео» («Комсомолец», «Байконур», «Варшава»), «Парадиз» («5 звезд», «Ролан», «Бармалей» и кинотеатр «Москва» в Ереване).

Бизнес этих компаний строится по-другому. Они приобретают фильмы на открытом рынке и обычно выкупают все права: на выпуск картины сначала в кинопрокат, затем на видео- и DVD-копиях, на продажу ее на телевидение. Самые успешные из них уже имеют капитал, достаточный для покупки и проката дорогого кино. Например, «Парадиз» привез в Россию такие фильмы, как «Банды Нью-Йорка» и «Брюс всемогущий» (известно, что последний принес $1 млн). В ближайшее время компания собирается выпускать в прокат продукцию студии Universal. Это довольно дорого: за некоторые ленты придется выкладывать семизначную сумму. Кстати, последний пакет своих фильмов Universal не собирается реализовывать через UIP, чьим совладельцем вместе с Paramount она является, а выставила на продажу на рынке. Но пока неясно, сохранится ли эта практика после начала работы UIP-Russia.

Если первенство по ввозу американских блокбастеров и наиболее кассового «мейнстримовского» кино принадлежит дистрибьюторам, то именно независимые компании являются основными поставщиками качественных европейских и азиатских фильмов. Так, «Централ Партнершип» и «Cinema Vision/Гельварс Синема» специализируются на большом французском кино. Фильм «Амели», купленный «Централ Партнершип», и «Такси-3», представленный «Cinema Vision/Гельварс Синема», — примеры удачной реализации их проектов в российском прокате. Хорошее европейское кино (преимущественно немецкое) привозит компания «Екатеринбург-Арт». Самые кассовые азиатские картины в российском прокате — «Герой», «Темные воды» и «Куклы» — представили «Парадиз» и «Кино без границ».

Надо заметить, что независимость этим компаниям обходится недешево, а сложившаяся система ввоза фильмов сопряжена с определенными сложностями, отнюдь не способствующими развитию независимого проката. Лицензия на все права на фильм (она чаще всего покупается с правом показа в России и странах СНГ, иногда и в странах Балтии) может стоить от $4 тыс. до $2,5 млн. Затраты на дубляж (им обычно занимается покупатель) колеблются в зависимости от числа актеров и количества диалогов и в ряде случаев достигают $12 тыс. (100-минутный фильм) и более.

Еще одна затратная часть — производство копий для проката в кинотеатрах. Одна копия обходится от $900 до $1,5 тыс. Требуется же их гораздо больше, так как именно от количества копий зависит распространение картины и, следовательно, доход от проката. Кстати, особенностью российского бизнеса является то, что по существующему закону одна копия любого фильма, запущенного в прокат, обязательно должна быть сдана в Госфильмфонд (понятно, что для компании это дополнительные расходы).

Все независимые российские кинопрокатчики зарубежных фильмов единодушны во мнении, что, пожалуй, главная для них проблема — действующие сегодня жесткие таможенные правила на ввоз закупленных лент. По законодательству величина сбора определяется лицензионной стоимостью фильма. И потому их бизнес находится в очень невыгодном положении по сравнению с деятельностью дистрибьюторов. Для компании, вкладывающей собственные средства в процесс, таможенный сбор, составляющий в среднем $1,5—$3 тыс. за один фильм, — серьезная статья расхода. В то время как для Warner Brothers подобная сумма, выплачиваемая за присланный интернегатив, с которого делаются копии, — мелочь, при том, что за фильм будет собрано, скажем, $10 млн.

Кроме того, растаможивание занимает много времени. Известны случаи, когда из-за этого срывались не только пресс-показы, но и премьеры.

В отличие от России, во многих странах таможенные сборы за ввоз кинокартин минимальны. В Швеции, например, платят $100—150 в виде НДС на импорт, причем вся процедура таможенного оформления занимает буквально несколько минут. Кроме того, в некоторых странах независимому кино даже оказывается государственная поддержка. В Эстонии, например, выделяются субсидии на прокат около 15 «художественно ценных» фильмов в год. Эти средства распределяются между прокатчиками, импортирующими подобное кино, и покрывают часть их расходов, включая стоимость кинокопий. В странах ЕС действует программа поддержки европейского кино «Медиа Плюс».

В настоящее время уровень расходов и доходов независимых кинопрокатных компаний очень разный — от убытков в сотни тысяч долларов до миллионных прибылей.

«ИЗЮМИНКА» БИЗНЕСА, ИЛИ КИНО НЕ ДЛЯ ВСЕХ

Нетрудно предположить, что у каждого фильма, как и у любого другого продукта, есть свой потенциал и свой потребитель. В России с ростом количества кинотеатров киноаудитория в последние несколько лет стремительно увеличивается, и, по мнению экспертов, уже можно говорить о ее специфике. Зрителей возрастной группы 14+, регулярно посещающих кинозалы, у нас значительно больше, чем в Америке и Европе, а аудитория людей среднего возраста (сегмент 35+) очень немногочисленна. Соответственно процент сборов от лент, привлекающих в основном молодежь, гораздо выше, чем от любых других. Подобная неоднородность зрителя создает определенную сложность для кинопрокатчика: ему важно понять и даже интуитивно угадать, кем и как закупаемый фильм будет воспринят.

Большая часть российских независимых компаний не мудрствуя выбирает привычный, а потому более надежный путь — прокатывают достаточно качественные и доступные для понимания разных аудиторий фильмы, гарантированно «отбивая» свои затраты. Хотя в последнее время цены на подобное кино, рекламные бюджеты и расходы на печать большого количества копий выросли настолько, что никто не может гарантировать возврат расходов.

Дело в том, что с развитием рынка, увеличением количества копий, а также экранов и одновременным снижением среднего количества посадочных мест в залах (особенно в мультиплексах) сумма дохода на каждую кинокопию неуклонно снижается. Еще пять лет тому назад в таких кинотеатрах, как «Кодак Киномир», «Горизонт», «Пушкинский», «Прага», на прокате одного фильма можно было заработать порядка $100—150 тыс. в неделю. Сейчас одна картина собирает гораздо меньше — приблизительно $3—10 тыс., примерно столько же, сколько в Америке.

Лишь немногие рискуют завозить на наш рынок так называемые фильмы не для всех, относящиеся к известному во всем мире элитарному направлению под названием «артхаус». С точки зрения законов обычного бизнеса продвижение таких лент и получение от их проката прибыли — дело весьма непростое, причем не только в России. Тем интереснее тот факт, что и у нас уже существуют компании, вполне успешно развивающие сегмент «интеллектуального кино».

По количеству фильмов и общим кассовым сборам в этой нише первое место стабильно держит компания «Кино без границ». В 2003 году ею выпущено в прокат 12 картин, которые собрали около $800 тыс. Подобные фильмы закупают также «Централ Партнершип», «Пан Терра», «Парадиз», «Камер-Тон Фильм», «Интерсинема Арт».

Специфика бизнеса компаний, занимающихся фильмами направления артхаус, обусловлена самим продуктом — это, как правило, нестандартные режиссерские работы, рассчитанные на четко определенную аудиторию (в странах Европы она уже вполне сформировалась). Их стоимость на рынке колеблется от $10 тыс. до $150 тыс. и зависит от моды на снявшего фильм режиссера, от участия в картине звезд, от общего интереса рынка, от полученных фестивальных наград.

По сложившейся традиции артхаус- фильмы субтитрируются, что обходится дешевле, чем дубляж, копий обычно делают не больше трех, расходы на рекламу могут быть меньше. Некоторые кинокартины в стиле артхаус дублируются и выпускаются в широкий прокат, так же как и «мейнстримовское» кино. Например, последние два фильма Ларса фон Триера — «Танцующая в темноте» («Интерсинема АРТ», около $500 тыс.) и «Догвиль» («Централ Партнершип», более $560 тыс.), а также «Темные воды» Хидео Накаты («Кино без границ», $320 тыс.).

Сложность проката интеллектуального кино в России заключается в том, что аудитория пока только формируется, и поэтому показывают его лишь в тех кинотеатрах, чей зритель может оказаться наиболее лоялен и восприимчив. Некоторые фильмы уже идут с большим успехом на экранах московской сети «Парадиз» («Ролан», «5 звезд»), в кинотеатре «35 мм», в Центральном доме литераторов, в питерском Доме кино.

Чемпионом ограниченного проката в 2003 году стала картина режиссера Такеши Китано «Куклы» — две копии, показанные в столичных кинотеатрах, собрали $220 тыс. Это феноменальный результат для российского рынка, и, судя по нему, можно предположить, что в Москве число зрителей, предпочитающих артхаус-кино, будет расти и дальше. А значит, появятся и кинотеатры, специализирующиеся на прокате такого кино. Мировая практика показывает, что данная категория фильмов никогда не идет на экранах в мультиплексах, для их просмотра требуется совершенно другой кинозал. Для артхауса, образно говоря, нужен бутик, мультиплекс же вполне сравним с гипермаркетом.

В регионах знатоков и любителей артхауса пока несоизмеримо меньше, чем в столицах. Тем не менее это кино уже прокатывают в крупных городах, таких, как Екатеринбург, Новосибирск, Нижний Новгород, Калининград, Воронеж и Красноярск. Главным препятствием для его продвижения в регионах является нежелание публики смотреть субтитрированные ленты. Однако потенциал развития артхауса в городах-миллионниках несомненно есть. Для его реализации необходимо, во-первых, насыщение и даже перенасыщение «мейнстримовского» сектора (как уже происходит в Москве), а во-вторых, создание небольших специализированных кинотеатров, управлять которыми будут увлеченные и терпеливые люди, способные воспитать целевую аудиторию.

Чрезвычайно важная статья дохода для компаний, занимающихся кино направления артхаус, — продажи на телевидение. Лет пять назад продавать подобные фильмы на телевидение было проще, поскольку тогда еще не сформировались жесткие сетки и предпочтения каналов. Платили за них меньше, чем сейчас, но покупали больше. Например, на канале «ТВ-6» был постоянный слот «Кино без границ», где каждую неделю показывали артхаус-фильмы. Сейчас их можно посмотреть на «РТР», «Rеn-TV», «НТВ» и на канале «Культура». Одним из самых активных покупателей является спутниковый канал «НТВ Плюс». Лицензионные платежи за право показа на рay-TV (платное телевидение) все еще во много раз ниже, чем на free-TV (бесплатных каналах).

В целом же, по оценкам экспертов, в 2003 году объем российского рынка проката составил около $200 млн. К 2007 году ожидается его увеличение до $400 млн. И это далеко не предел.

СПРАВКА «БОССа»

«Кино без границ» — российская компания, создавшая в нашей стране индустрию кино- и видеопроката артхаус-фильмов. На рынке работает семь лет. Среди наиболее успешных проектов — «Куклы» Такеши Китано, «Город Бога» Фернандо Мерейлиша, «Утро понедельника» Отара Иоселиани, «Сука любовь» Алехандро Гонсалеса Иньярриту, «Беги, Лола, беги» Тома Тыквера.

В скором времени планирует открыть в Москве первый в России трехзальный кинотеатр, специализирующийся исключительно на прокате фильмов в стиле артхаус.