ООО «НАЧАЛО» С ПРОДОЛЖЕНИЕМ — ОТ КООПЕРАТИВА К ЗАВОДУ


Леонтий БУКШТЕЙН

От названия этой фирмы веет надеждой и желанием перемен.
Именно с таким настроем воспринимали многие старт кооперативного движения, возможность проявить инициативу, совершить первые самостоятельные шаги в бизнесе. Далеко не всем удалось сделать так, чтобы это начало имело продолжение и в итоге привело к устойчивому успеху. Учредителям ООО ПО «Начало» удалось. Нельзя сказать, что им просто повезло, что как-то особенно благоприятно складывались жизненные обстоятельства. Они добились цели потому, что работали (и работают!) напрягая все силы, упорно преодолевая сотни больших и малых проблем. Они смогли сделать то, о чем мечтали в самом начале пути.
Теперь это солидное частное предприятие, а точнее, завод, поставляющий на рынок автомобильных запчастей сложные детали, узлы и агрегаты.

В Набережных Челнах все связано с автомобильной промышленностью. Город — спутник автогиганта много лет жил его заботами, радовался его успехам, горожане или работали на КамАЗе, или обслуживали тех, кто здесь трудился. Как всякий гигант, завод тяжело преодолевал последствия потрясений 80—90-х годов, к которым прибавился трагический пожар. В ту пору от КамАЗа стали отпочковываться фирмы и фирмочки, многие из которых не справились с бурными волнами нарождающегося рынка. Но были и такие предприятия, что устояли, выплыли, окрепли и пошли своим курсом. «Начало» как раз одно из них.

Отправляясь в Набережные Челны, я ожидал увидеть арендованные площади для сборки продукции или в лучшем случае цех, приспособленный для выпуска каких-нибудь деталей. Все оказалось совсем не так.

Привожу краткую выписку из данных по производству запчастей для автомобилей ВАЗ за месяц:

Панель (ВАЗ-2101) — 2,5 тыс. штук.
Балка —16 тыс. штук.
Панель (ВАЗ-2108) — 5 тыс. штук.
Крыло (ВАЗ-21093) — 5 тыс. штук.
Диск (ВАЗ-2101) — 12 тыс. штук.
Диск (ВАЗ-2106) — 16,399 тыс. штук.
Диск (ВАЗ-2108) — 22,767 тыс. штук.
Капот (ВАЗ-21093) — 5 тыс. штук.
Крыло (ВАЗ-2103) — 6 тыс. штук.

И это только малая часть из 123 позиций, по большинству из которых завод осуществляет поставки подобного масштаба. Понятно, что ни в какие мастерские или отдельные приспособленные помещения такое производство не втиснуть. Его и не втискивали.

КАК СТАТЬ ВЛАДЕЛЬЦЕМ НАСТОЯЩЕГО ЗАВОДА

  • Этот завод построен, что называется, с нуля. Теми самыми инженерами, что были многократно оплаканы отечественной прессой и литературой как не способные ни на что, кроме как тянуть лямку на советском заводе, производящем нечто, непонятное простому смертному. Построен, конечно, не непосредственно ими, а на их деньги, заработанные начиная с середины 80-х годов.
  • Передо мной сидит генеральный директор предприятия Александр Геннадиевич Иванов и, как бы посмеиваясь над самим собой, отвечает на вопросы. Я очень хочу, чтобы читатели смогли представить полуулыбку моего собеседника: он не делает важного лица, не хмурит солидно брови. А ведь Иванов — совладелец одного из крупнейших предприятий страны по производству запчастей, деталей и узлов к легковым отечественным (да и импортным уже тоже) автомобилям. Повторю: предприятие создавалось с нуля, в чистом поле…
  • — Итак, вы, восемь учредителей кооператива «Начало», затеяли построить завод в степи…
  • — Нет, не в степи. На картофельном поле.
  • — То есть как?
  • — А вот так. Когда мы пришли на место будущей строительной площадки, то увидели здесь картофельное поле. Земля «гуляла» без дела, ну и народ пока что посадил картошку.
  • — И что же у вас выросло?
  • — А мы дождались, когда люди собрали осенью свой урожай, и, помолясь, приступили.
  • — Так-таки помолясь?
  • — Ну, каждый про себя и по-своему: мы же в «Начале», как раньше пели, «дети разных народов». Это не помешало нам поднять и укрепить кооператив, затем преобразовать его в ООО ПО «Начало». А выросло у нас предприятие полного цикла по производству кузовных деталей и узлов к автомашинам ВАЗ почти всех модификаций. На площади в 13 га поднялись полноразмерные заводские корпуса, где были установлены многие десятки единиц прессового, металлообрабатывающего, сварочного оборудования. И ушло у нас на это больше десяти лет жизни. Но за все то время мы, учредители, ни разу серьезно не поссорились. Потому что у каждого есть свой участок работы, свое направление, за которое он отвечает.
  • — Если бы сам не увидел, не поверил бы, что такое можно создать на пустом месте и, главное, без государственной поддержки.
  • — Но мы ведь советские люди, бывшие пионеры и комсомольцы. У нас еще та закалка: умеем преодолевать трудности в борьбе за светлое будущее.

    СМЕЛОСТЬ ГОРОДА БЕРЕТ

  • Как же родилась идея создать собственное предприятие с тяжелым прессовым оборудованием, со сложным производством, связанное с обработкой металла? Все начиналось с кооператива на прессово-рамном заводе КамАЗа. Шел 1989 год, была то ли перестройка, то ли недостройка. Чтобы удержать специалистов на предприятии, дать им возможность заработать, директор завода поступил мудро: он разрешил организовать кооперативы, работающие на заводскую программу. С этого и пошел у нас разговор о тех, кто развивал производство.
  • — Как звали того мудрого директора завода?
  • — Габдрахим Габдрахманович Замалдинов.
  • — Постойте, так это же ваш технический директор по подготовке производства!
  • — Да, мы пригласили его в ООО ПО «Начало». Опыт у него огромный, еще со времен работы на ВАЗе, в Тольятти.
  • — Итак, кооператив начал действовать.
  • — Да, и через год-полтора мы оказались в числе семи-восьми выживших из четырех десятков кооперативов. На заводе в тот период по многу месяцев не выдавали зарплату, а кооперативы позволяли людям жить.
  • — Вы работали на заводскую программу?
  • — И на нее, и уже стали делать запчасти к «жигулям».
  • — Ваша тогдашняя должность на заводе?
  • — Заместитель начальника цеха. Да мы все здесь практически из одного цеха.
  • — А что было дальше?
  • — А дальше начался ажиотаж с запчастями к «жигулям». Объемы производства на заводе упали, и нас просто умоляли наладить выпуск еще каких-нибудь деталей на соседних участках. Но мы от выбранного курса не отклонялись, старались не потерять свое лицо, давать только высокое качество. Это стало нашей основной линией и на будущее. С завода мы ушли по своей воле, поскольку открыли собственное производство на арендованных площадях за пределами завода.
  • — Большое?
  • — Мы арендовали 600 кв. м. Наши первые детали — передняя панель к ВАЗ-2101, балка под мотор, тормозные колодки, сайлен-блоки и еще кое-что по мелочи. В то же время штамповку по-прежнему заказывали на заводе, так что у нас постоянно возникали проблемы с вывозом, ценообразованием и металлом. Тогда-то и родилась идея обзавестись станочным парком для штамповки.
  • — Нелегко вам, наверное, приходилось.
  • — Мы никого не пытались обманывать. Наша фирма потому и выжила, что мы и с деловыми партнерами, и друг с другом вели себя честно. Я думаю, что если человек причиняет окружающим зло, то рано или поздно оно все равно вернется к нему. К нам же за столько лет ничего не вернулось. Значит, нечему было возвращаться. Так ведь?
  • — Вам виднее. Вы такое прошли со своим бизнесом, что поневоле станешь верить вашим выводам. Но как же появилась мысль про «собственный свечной заводик»?
  • — Как я уже сказал, мы решили, что пора штамповку с завода выводить. А следовательно, требовались новые корпуса, новые производственные площади. И мы занялись этим вплотную. Взяли в аренду на 49 лет пустовавшие земли. Поставили первый корпус. Затем еще один. Получилось, конечно, не идеально, архитекторов-планировщиков среди нас не было… Прессовое оборудование купили списанное. Долго его восстанавливали, но в работу запустили абсолютно все. А потом стали покупать и новое: на Украине, в Саратовской области, Воронеже, Туле. Ситуация в машиностроительной отрасли нам и тогда была хорошо известна. Шел 1997 год.
  • — А у родного завода что-нибудь выкупили?
  • — Ни одного верстака. Станки стояли увешанные ярлыками судебных исполнителей. Нет, нам ничего от прежней жизни, кроме знаний и опыта, не нужно было.
  • — Программу действий вы уже сформулировали?
  • — У нас имелся перечень деталей и узлов, которые мы наметили поставить на поток. Мы знали, что спрос на них есть и что он растет.
  • — Сегодня, с высоты сделанного, каким вам кажется это производство?
  • — Очень простым. Производительность труда и энерговооруженность были невысокими. Преобладал ручной труд. С годами мы смогли начать модернизацию производства, производительность росла и растет. Про качество и говорить не буду: с плохим качеством на рынке делать нечего.
  • — Как вы использовали получаемую прибыль?
  • — Реинвестировали в производство. Про виллы на берегу Адриатики, килограммовые золотые цепи и трехэтажные усадьбы мы как-то не думали. Иначе все бы рухнуло в первые же три года. Вся прибыль у нас здесь, на бывшем картофельном поле.
  • — И сколько здесь?
  • — Основных средств — 170 млн руб.
  • — Вроде бы должно хватать для хорошей жизни.
  • — Нашему предприятию 15 лет. И только год назад я позволил себе купить приличную машину, хотя коллеги-кооператоры из других фирм покупали их через полгода. Правда, не знаю, живы ли теперь те кооперативы, занимаются ли бизнесом. Но думаю, вряд ли.
  • — Кто у вас в команде «генератор идей»?
  • — Есть у нас такой. Это Владимир Иванович Вилков. Мы живем его идеями. И что интересно — они у него не кончаются. Так что живем с запасом прочности.
  • — Чем вы объясняете успех фирмы?
  • — Мы занимались и занимаемся только тем, что умеем хорошо делать. Как говорят в народе, если умеешь доить корову, то не надо пытаться объезжать лошадь.
  • — Как изменилась жизненная философия замначальника цеха Иванова, ставшего капиталистом?
  • — Значительно. Но у меня не произошло того, что случилось в подобной ситуации с некоторыми моими коллегами: меня не тянуло и не тянет во власть. Это все из той же теории про корову и лошадь. Научившись управлять финансовыми потоками, многие считают возможным попробовать управлять регионом или даже государством. Но это же разные профессии! Особенно у нас в стране.
  • Что касается учредителей и владельцев ООО «Начало», то среди нас нет депутатов, мы не рвемся в парламент, не вступаем в партии, не участвуем в излишне политизированных дискуссиях. Мы заняты своим делом. Может, потому и сложилось определенное отношение к нам со стороны руководства города. Оно мне кажется уважительным.

    НАЧАЛО И ПРОДОЛЖЕНИЕ

  • — Начало есть, каким будет продолжение? — поинтересовался я у Александра Геннадиевича Иванова. — Ведь сколько хороших начинаний заканчивалось тихим фиаско или бурным провалом…
  • — Созданный потенциал позволяет еще года три-четыре жить без инвестиций в производство. Тем не менее мы рассматриваем предложения по диверсификации нашего бизнеса. Производственные площади у нас есть, оборудование имеется, земли под застройку в достатке. Но нельзя рассчитывать на вечное процветание какого-то одного бизнеса. Нужно смотреть вперед, и мы смотрим.
  • Попробовали заняться литьем. Пусть небольшими партиями, но уже получаем отливки из алюминия. Сделали высадку (способ формовки металла. — Авт.). Тоже пошло без проблем. Теперь на очереди автоматические линии. Потом мы решили, что можно не только «железо мять», почему бы не взяться и за другие товары народного потребления?
  • — Тут явно чувствуются идеи Владимира Ивановича Вилкова…
  • — Да-да, а как же! Но и не его одного. У нас «коллективный разум» работает. Кроме того, наши представители ездят по выставкам, изучают инновационные проекты, смотрят, что в мире и стране есть хорошего и пригодного к внедрению.
  • — Как вы стимулируете свой персонал работать лучше?
  • — Первое — заработная плата. Она у нас выше, чем даже на крупных предприятиях города. Второй год подряд мы выплачиваем 13-ю зарплату, о чем во многих фирмах уже давным-давно позабыли, наверное. В «Начале» около 500 высококлассных специалистов, а их за умеренную плату на производстве не закрепишь. Но у нас все, включая уборщиц и дворников, — прекрасные работники. Будете на территории — сами увидите.
  • Второе — социальная поддержка. Молодым, желающим учиться, и родителям, которые хотят учить своих детей, мы даем беспроцентную ссуду.
  • Третье — условия труда и быта. Раздевалки, душевые — это как положено на приличном предприятии. Спецодежда — для всех, причем заводская швейная мастерская подгоняет ее по фигуре. Служебный транспорт для сотрудников ходит без перебоев, ведь предприятие работает в три смены. Столовая у нас, как раньше называли, рабочая. В ней чисто символические цены — 20—30 руб. Кроме того, расчеты ведутся через пластиковые карты, то есть из заработной платы. Летом наша столовая готовит больше полуфабрикатов и выпечки, для того чтобы женщинам было легче кормить свои семьи в загородных условиях. О материальной помощи в радостные или скорбные дни я уж и не говорю — администрация всегда поддерживает сотрудников. Ежегодные медицинские осмотры, флюорография и прочее, — это обязательная процедура. Сейчас потихоньку разворачиваем заводскую физиотерапию: все-таки народ у нас и на улице работает, и физические нагрузки немалые.
  • — Да у вас значительные затраты на персонал…
  • — О людях нужно думать. Все стараться самому, в одиночку проглотить — для здоровья вредно. А в конечном счете — и для бизнеса тоже.
  • — Какие задачи для вас сегодня главные?
  • — Повышение производительности труда и качества продукции, уменьшение себестоимости. Мы за валом не гонимся. Имидж компании — это тоже наш капитал.
  • — Вы довольны своей жизнью?
  • — Никогда об этом не задумывался. Просто все время работал. Но моя сегодняшняя жизнь мне нравится. И я рад, что у меня мало свободного времени, что живу все время на пределе. Если на рыбалку вырываюсь раз в месяц, то уже счастье. Может, главное в том, что я не завишу ни от кого. Хотя проблем — море, начиная с беспредела цен на металл, на электроэнергию, на топливо и кончая безумными тарифами на услуги.

    ТЕХНИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА КАК СТЕРЖЕНЬ ПРОИЗВОДСТВА

  • Обычно в производстве основной упор идет на технику. В ООО «Начало» ею занимается тот самый Габдрахим Габдрахманович Замалдинов, технический директор по подготовке производства, столь трепетно выращивавший производственные кооперативы в надежде сохранить инженерный потенциал вверенного ему прессово-рамного завода КамАЗа. Оттуда он ушел в 1999 году, но вскоре, после небольшого перерыва на отдых, вновь был призван в ряды руководителей.
  • — С чего начинались наиболее ходовые поставки предприятия?
  • — Выпускали двери к ВАЗ-2109. Затем — капот к «десятке». Потом стали производить рамки радиатора практически ко всем моделям, сейчас и для ВАЗ-2110 делаем. Были у нас технические проблемы с геометрией и качеством, особенно при изготовлении крыльев к ВАЗ-21093. В прошлом году изготовили восемь крупных штампов. И дело пошло веселее, деталь идет без замечаний.
  • Сегодняшняя наша забота — обеспечение высокого качества. Мы вложили большие средства в обновление оборудования. И сейчас все детали, которые поставляем на рынок, имеют нашу маркировку, наш торговый знак.
  • — Почему так строго?
  • — А пошли подделки под «Начало». За эти годы фирма сделала себе имя, вот и хотят недобросовестные конкуренты попользоваться чужим авторитетом. Вот почему у нас на штампах теперь есть маркеры.
  • — Куда уходят ваши изделия?
  • — В регионы России и СНГ. Начиная от Подмосковья и Москвы — и до Украины, Урала, Сибири.
  • Мы недавно проводили встречу с нашими дилерами, а их у нас порядка двух десятков. И вот что меня удивило: если у кого и были вопросы, то из разряда мелких и легко решаемых. Ну, скажем, по поводу упаковки или размещения груза при транспортировке. Мол, загрузка транспорта получается недостаточной. Кое-кто попробовал грузить товар по-своему и получил вмятины и повреждения готовых изделий. А крупных проблем нет. Я, честно говоря, даже сам не ожидал: неплохо мы все-таки процесс наладили.
  • — Как вам удается улавливать конъюнктуру?
  • — Постоянно отслеживаем потребности рынка, в том числе и через своих дилеров. Пока что наша продукция востребована.
  • — А если спрос упадет? Сможет «Начало» оперативно перестроить производство?
  • — Сможет. Ведь и сегодня помимо запасных частей к автомобилям мы производим немало товаров народного потребления: для строительства, ремонта зданий, мебельного производства (оконные и дверные петли, ручки разнообразного назначения, вентиляционные решетки). Не только штампуем, но и делаем сварку, сборку узлов, окрашиваем по порошковой технологии. Причем в очень серьезных объемах. У нас ведь все свое: и проектирование, и изготовление штампов, и точечная сварка, и окончательное производство изделий. При этом от поставщиков практически не зависим: мы мало что из комплектующих завозим со стороны. Например, есть такая маленькая деталька — заклепочка на диске сцепления. Ну замучили нас с ней поставщики: то перебои, то повышение цен! Так мы взяли и поставили свои холодно-высадочные автоматы. Теперь имеем этих заклепочек столько, сколько надо. Да еще и продавать можем. То же самое со всевозможными шпильками и другим крепежом. Только что закупили литейную машину, будем лить ручки новой конфигурации. Свое — оно и дешевле, и, что для нас очень важно, надежнее.
  • — У вас как технического директора, какие основные задачи?
  • — Во-первых, обеспечивать высокое качество. Мы начинаем готовиться к сертификации производства по ISO. Во-вторых, оптимальная металлоемкость, экономичность. Сделать из бревна спичку — ума не надо. Это в прежней экономике такие номера могли проходить, а в нынешних условиях — только жесткий регламент и точный расчет.
  • — В одиночку этого добиться трудно. Кто на производстве реализует техническую политику?
  • — У нас случайных людей в техническом руководстве нет. Наши ведущие специалисты отработали в аналогичном производстве по 20—25 лет. К ним мы прикрепляем молодых. Плюс к этому у «Начала» хорошая связь с Камским политехническим институтом. Студенты-дипломники были у нас на производстве, мы им все показали. Сразу после защиты дипломов планируем их забрать к себе. У нас правило: неизвестных нам людей на работу в инженерный корпус не приглашаем.
  • — Как вы узнаете об оценке ваших изделий?
  • — Вот свежий пример. В журнале «За рулем» недавно были опубликованы результаты тестирования продукции 13 производителей задних тормозных колодок. Мы заняли второе место, опередив ряд известных, в том числе зарубежных, предприятий. А второе место — потому только, что два параметра (по геометрии и по тесту на отрыв накладки от металла) у нас ниже, чем у фирмы-лидера. Они соответствуют российским стандартам, но лидер имеет показатели чуть-чуть лучше.
  • Когда я стал разбираться с этим вопросом, то выяснил, что по геометрии мы отстали лишь из-за того, что ставим металл толщиной 3,5 мм, а не 4 мм. Еще раньше мы проверяли на своих стендах — никаких проблем нет, эксплуатация надежная и безопасная. Но четырехмиллиметровому он несколько, на самую малость, уступает.
  • Теперь что касается отрыва накладки ферродо (специальный материал для тормозов. — Авт.). Такой показатель у нас тоже стандартно надежный, но секрет следующий: мы используем отечественный клей, а лидер — импортный. Однако он значительно дороже. Соответственно, и розничная цена товара будет выше. А это существенно: у лидера теста цена колодок — от 450 руб., у нас же — 190 руб. Есть разница? Я думаю, для российского автомобилиста есть, и немалая.
  • — А что можно сказать про другие выпускаемые вами узлы?
  • — Мы сертифицируем каждое свое изделие. Это значит, что все они соответствуют принятым в стране стандартам качества. И не будем забывать, что такое автомобиль: это средство повышенной опасности. Сами понимаете, какую роль наши узлы и детали, особенно сцепление и тормоза, играют в обеспечении его безопасной эксплуатации. У нас же завод, а не «левая» автомастерская.
  • — Да, я это видел. Похоже на небольшой, но довольно активный завод КамАЗа.
  • — Конечно, любой завод по сравнению с КамАЗом покажется маленьким. Но 2 тыс. человек — это уже не шутки и не автомастерская. Мы могли бы работать и при численности, скажем, 8 тыс. Да мы и не зарекаемся: предприятие на подъеме, растет и развивается…
  • — Смелое заявление.
  • — А начать такое производство в чистом поле — это как? Нас ведь никто не спонсировал, мы не на готовое пришли и ничью собственность не захватывали.
  • — Вернемся к делам текущим. Вы гарантируете качество изделий с товарным знаком «Начало»?
  • — Всегда.
  • — Возвраты бывают?
  • — Да. Сотые доли процента от общего объема производства. Как говорит один мой товарищ, и на Солнце пятна есть. Но по моим наблюдениям, возвраты чаще всего связаны с неправильной эксплуатацией или другими субъективными обстоятельствами. А наши дилеры голову над причинами возврата не ломают, отправляют нам возврат, зная, что мелочиться не станем, заменим. Повторяю: все это бывает крайне редко, мы своим именем и торговой маркой дорожим.
  • — На предприятии много ручного труда?
  • — Не так уж много. Сейчас, например, планируем на одной из операций по кузовным деталям ставить новую линию прессов. Хотя персонал справляется и вручную, а новая линия — удовольствие недешевое, но для улучшения качества это необходимо. У нас будет автоматическая линия, аналогичная вазовской.
  • — Зачем идти на дополнительные затраты, улучшая организацию производства, если у вас практически нет конкурентов?
  • — Имидж компании дороже денег. Это капитал, который будет работать на нас в дальнейшем. Если потребитель видит надпись: «Сделано в ООО ”Начало”», он должен быть уверен: изделие высококачественное и надежное. Я уж не говорю, что постоянно улучшаются условия труда рабочих, что для нас тоже немаловажно.
  • — Если завтра один из мировых производителей автомашин предложит ООО «Начало» поставлять кузовные детали или иные запчасти для его автоцентров в России, вы сможете ответить согласием?
  • — У нас есть достаточно сложное и современное прессовое оборудование, металлообрабатывающие станки с числовым программным управлением, координатно-шлифовальные станки и электроэрозионные станки. Мы готовы к любым, самым серьезным предложениям. И мы справимся.