Мухамед ЦИКАНОВ: «МИГРАЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС ДОЛЖЕН БЫТЬ УПРАВЛЯЕМЫМ»


Беседу ведет Елена Прогонова

Не секрет, что российская экономика сегодня испытывает большой дефицит квалифицированных кадров. Отчасти решить проблему можно за счет привлечения профессионалов из ближнего зарубежья. Однако способна ли наша страна предоставить им достойные условия для жизни и работы? И как быть с нелегальными мигрантами, которые занимаются в основном неквалифицированным и низкооплачиваемым трудом? На эти и другие вопросы отвечает заместитель министра экономического развития и торговли Российской Федерации.

— Мухамед Мухадинович, в Европе и США мигранты заняты не на престижных работах, а на не требующих квалифицированного труда. И это вполне объяснимо, поскольку там общий уровень жизни выше и коренные жители осваивают те сферы деятельности, где необходимо специальное образование. Но целесообразен ли такой подход для России?

— Прежде всего хотел бы отметить, что мигранты за рубежом заняты не только неквалифицированным трудом. Вспомните об уехавших на Запад российских физиках и программистах.

В России же труд мигрантов используется в основном на низкооплачиваемых работах, не требующих высокой квалификации (это строители, водители и кондукторы общественного транспорта). Однако многие занимаются и квалифицированным трудом, например в сфере услуг.

Причем реальная потребность в дешевой рабочей силе действительно существует, а вот законодательства, которое позволяло бы гражданам из бывших союзных республик легально приезжать к нам и работать, на данный момент нет. Так что нужно создавать соответствующую законодательную базу.

— Сейчас много говорится о том, что России необходимо привлекать высококвалифицированных специалистов. Каким же образом?

— Есть только один способ — развивать экономику, повышать уровень жизни населения. Высококвалифицированный специалист поедет туда, где ему будут больше платить, где будут созданы наиболее выгодные и привлекательные условия для работы и жизни. В этом плане мы, к сожалению, еще не можем составить конкуренцию США и Европе. Увы, сегодня ситуация в России такова, что нам не удается удержать даже своих специалистов.

— Нелегалы — проблема любого мегаполиса. Существуют ли какие-то экономические способы ее решения?

— Нелегал удобнее работодателю не только тем, что согласен на более низкую заработную плату, чем местное население, но и тем, что кроме зарплаты, никаких расходов на него не требуется — ни социальной страховки, ни пенсионных отчислений. За него не надо платить налоги, да и сам он налоги не платит.

Выход здесь может быть в том, чтобы оформить проживание нелегала в стране юридически, то есть перевести его в легальный статус. Становясь легальным работником, человек автоматически делает отчисления в государственную казну, в том числе и опосредованно — через законное оформление его работодателем. Можно также установить правила подачи декларации о доходах при выезде из страны. Это и есть экономический способ решения проблемы, но очевидно, что без юридических механизмов он неосуществим.

— США, Канада, Израиль, Австралия поднялись благодаря энергии мигрантов. Там принимают мигрантов, в том числе и из России, поскольку это выгодно. Но почему такая огромная страна, как Россия, не хочет принимать своих же беженцев — русскоязычное население из стран СНГ?

— Перечисленные вами государства действительно активно используют труд иностранцев, но не временных мигрантов, а иммигрантов, то есть людей, приехавших к ним жить и работать навсегда. А временному мигранту получить разрешение на работу, к примеру в той же Америке, чрезвычайно сложно, хотя, безусловно, черный рынок рабочей силы есть и там.

Когда распался СССР, жителям бывших республик дали возможность принять двойное гражданство. И те, кто тогда принял гражданство РФ, сегодня могут беспрепятственно у нас работать. Проблемы же существуют у тех, кто его не получил, а теперь хочет работать в нашей стране.

Поскольку экономика России заинтересована в трудовых кадрах из ближнего зарубежья, для них необходимо создать упрощенные процедуры регистрации и получения разрешения на работу.

— Каким образом конкуренция между мигрантами и местными жителями на рынке труда влияет на экономику региона?

— Это самое распространенное заблуждение, будто мигранты создают местным жителям проблемы с трудоустройством. В действительности мигранты и местные жители не являются конкурентами, потому что сферы экономики, в которых они заняты, совершенно разные.

Если говорить о неквалифицированном труде, то логика очень проста: приток мигрантов наблюдается в тех регионах, где уровень доходов выше, чем в целом по стране, и где, следовательно, местное население не идет на низкооплачиваемую и неквалифицированную работу. На нее соглашаются только мигранты. Здесь нет конкуренции по уровню зарплаты.

В сфере квалифицированного труда конкуренции нет уже и по профессиональному признаку. Самый наглядный тому пример: русский повар в русском ресторане и китайский повар — в китайском. Совершенно ясно, что они не конкуренты.

Напомню, кстати, что сегодня в России миграция характерна не только для мегаполисов, но и для всего Дальневосточного региона. Там обширные сельскохозяйственные угодья, заброшенные местными жителями, теперь возделываются китайцами. В связи с этим у нас появились две основные задачи: закрепить на Дальнем Востоке местное население и стимулировать приток туда населения из других регионов страны.

Миграционный процесс должен быть управляемым, поэтому необходимо, с одной стороны, поощрять приток перспективных для использования в России мигрантов, а с другой — выставлять барьеры, препятствующие въезду в страну нежелательных элементов.

ОПТИМАЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

В конце февраля компания «Оптима», один из крупнейших российских системных интеграторов, провела пресс-конференцию, посвященную итогам своей деятельности в 2003 году и планам на 2004 год.

Наиболее значимыми достижениями «Оптимы» в 2003 году стали возросший на 47% по сравнению с предыдущим годом оборот, составивший $81 млн, и серьезное укрепление позиций компании в энергетике, нефтегазовом и государственном секторах.

Различные виды услуг в обороте «Оптимы» представлены следующим образом: системная интеграция — 62,8%, консалтинг — 22,2%, защита информации — 8,5%, разработка программного обеспечения — 6,5%.

«В прошлом году основной акцент в своей деятельности мы перенесли на задачи отраслевого масштаба, — сказал президент компании Валерий Шандалов. — Так, в 2003 году нами был создан Центр компетенции в энергетике, основное направление деятельности которого — разработка специализированных решений для автоматизации технологических процессов предприятий энергетики. Развивая эти решения, мы заключили соглашение с General Electric — мировым лидером в области АСУТП».

Рынок энергетики является для компании одним из ключевых. 12-летний опыт работы с предприятиями этой отрасли позволяет выполнять сложнейшие и масштабные проекты. По итогам года доля проектов в энергетике от общего оборота фирмы — 43%.

В 2003 году «Оптима» заняла серьезные позиции и на нефтегазовом рынке. Был выигран ряд тендеров на построение сетей передачи данных для дочерних предприятий «Газпрома». «Нефтегазовый рынок рассматривается нами как один из наиболее перспективных в российской экономике, и в 2003 году доля проектов в этом секторе составила 36% от общего оборота компании», — отметил Валерий Шандалов.

Третьим по величине рынком (17% от общего оборота) для «Оптимы» стал государственный сектор. С ведомственными учреждениями компания работает достаточно давно — с 1996 года. За это время у нее появился ряд ключевых заказчиков, среди них МВД, Минюст, ФСБ и др.

Основной тенденцией в развитии компании в ближайшие годы будет ориентация на вертикальные рынки: укрепление позиций в энергетике, нефтегазовом и государственном секторах, а также выход на рынки промышленности и транспорта В 2004 году, по словам Валерия Шандалова, «Оптима» планирует увеличить свой оборот до $100 млн.