Альберт ШАКИРОВ: «НА БЛАГО ВСЕМ»


Беседу ведет Леонид Бурганов

Повышение нефтеотдачи пластов месторождений — задача общероссийская. В свое время в Татарстане, где складывались непростые условия разработки и добычи, ее тоже начали решать, и довольно эффективно. Сегодня тот ценный опыт, а также новые разработки в этой области — достояние фирмы «Татнефтеотдача». Наш корреспондент беседует с генеральным директором ОАО «Татнефтеотдача» Альбертом Шакировым.

— Альберт Наилович, ваша фирма занимается разработкой эксклюзивных технологий повышения нефтеотдачи пластов. Для начала расскажите, пожалуйста, о наиболее эффективных из них, а также о методах интенсификации добычи нефти.

— Повышением нефтеотдачи пластов мы занимаемся с 1994 года. В процессе разработки, опытно-промышленного и промышленного внедрения мы рассмотрели и реализовали сотни технологий. Например, нами создан реагент КС-6, обладающий нефтевытесняющим и нефтеотмывающим свойствами. Подобные свойства имеет также недавно созданный нашими специалистами мицелярный раствор. Эффективной получилась и технология на базе водно-эмульсионных коллоидных систем. Учитывая избирательное воздействие данного реагента, мы предложили технологию изоляции пластовых вод. Еще большей избирательностью обладает новый углеводородный гидрофобизатор, позволяющий снижать обводненность на 20—50%.

Среди наиболее перспективных наших направлений — применение комбинированных технологий, изменение структуры по’рового пространства призабойной зоны, разглинизация и разрушение гелей и эмульсий, образующихся при обработке. Таким требованиям отвечают технологии ТатНО-20011 и ТатНО-20012.

— Как вы вводили в эксплуатацию считавшееся забалансовым Елгинское месторождение и месторождение с нефтью повышенной вязкости — Степноозерское?

— Лицензии на Елгинское и Степноозерское месторождения достались нашей компании только потому, что другие предприятия не решились взяться за них. Например, на Степноозерском добываемая нефть очень тяжелая и по некоторым пластам ее вязкость чрезвычайно высока, что делает невозможным добычу традиционными методами и оборудованием. А потому нам приходится применять различного рода депрессанты и винтовые насосы, ставшие доступными в нашей стране лишь в последнее время.

Естественно, все это требует жесткого контроля за добычей по каждой скважине. Даже 1 т нефти, добытая сверх установленного режима на таких, как здесь, слабосцементированных пластах и при высокой вязкости, может моментально привести к прорыву пластовой воды, то есть практически к гибели скважины. Хотя на Елгинском месторождении вязкостные характеристики нефти получше, но из-за того, что залежи водоплавающие и имеют малую амплитуду, проблемы практически те же.

— Как сегодня развивается взаимодействие с ОАО «Татнефть» и другими нефтяными компаниями?

— Все свои разработки мы, естественно, испытывали и внедряли на объектах АО «Татнефть». Эта старейшая нефтяная компания очень много делает в области развития и применения методов повышения нефтеотдачи пластов (ПНП). Также наши технологии внедряются в Западной Сибири и Оренбургской области. Ведутся переговоры с нефтяниками Удмуртии и Пермской области. Достаточно тесные отношения складываются у нас с малыми нефтяными компаниями республики. Понимая всю сложность освоения небольших месторождений, мы стараемся помогать друг другу в вопросах интенсификации добычи и изоляции вод.

— В 2003 году «Татнефтеотдача» первой из татарстанских нефтяных компаний начала работать в Казахстане. Это означает, что ваши технологии будут использованы в новых условиях. В каких именно?

— Казахстанские нефтяные месторождения относятся к старейшим в отрасли. Некоторые из них осваиваются с начала прошлого века. Как и у всех нефтедобытчиков, проблем у наших коллег там много, и одна из них — высокая обводненность пластов. Первые опыты решения этой проблемы уже есть, надеемся, что и в дальнейшем сотрудничество будет плодотворным.

— Есть информация, что ваша компания — единственная в Татарстане из всех, работающих в сфере оптимизации нефтеотдачи, кто имеет свой научный центр. Расскажите об этом подробнее, пожалуйста.

— Наш девиз — «Союз науки и производства». Взаимодействие с учеными с самого начала деятельности компании позволило сохранить научную элиту в области развития технологий ПНП (и не только) и достичь существенных успехов. Это несколько десятков высокоэффективных технологий и более 3 млн т дополнительной добычи нефти.

Понимая необходимость глубокого изучения горно-геологических особенностей объектов воздействия, мы давно вынашивали идею образования особого научного центра. Основная его задача — объединить усилия ученых различных направлений (геологов, химиков, физиков, математиков, механиков и др.) для создания высокоэффективных технологий разработки месторождений.

— «Татнефтеотдача» замахнулась на создание собственного — и тоже единственного в Татарстане нефтеперерабатывающего завода. На каком этапе сейчас находятся переговоры с зарубежными инвесторами?

— Идея НПЗ родилась в момент очередного обострения, возникшего при обсуждении с нашими коллегами из других регионов проблемы открытия банка качества нефти.

Ситуация такова, что нефти Нурлатского, Черемшанского, Аксубаевского районов Татарстана, а также прилегающих к нам Самарской и Ульяновской областей относятся к тяжелым нефтям с малым выходом легких фракций, большим количеством серы и интерметаллов. По своему составу они больше похожи на битумы. (Кстати, в Канаде аналогичная ситуация.) Что нужно сделать, чтобы не ухудшать качество нефти других компаний, уже находящейся в «трубе»? Ответ: переработать на месте.

Американская компания Exхcon Mobil подобрала нам соответствующие технологии, причем уровень переработки, который они обеспечивают, составляет 98%, чего нет практически ни у одного НПЗ России. Проведены и предварительные расчеты, показывающие рентабельность производства. Теперь дело за финансами. Переговоры с инвесторами идут, но проект дорогостоящий, и им требуется время для полной оценки всех рисков.

— Чем вам грозит реализация идеи создания банка качества нефти, выдвинутая крупными западносибирскими компаниями?

— Конечно, России грех терять деньги, продавая на мировых рынках нефть ухудшенного качества. Этот вопрос нужно решать, и чем быстрее, тем лучше. Но при чем же здесь компании, усиленно лоббирующие идею банка качества нефти лишь с целью получения дополнительных дивидендов? Ведь хорошая нефть — не их заслуга, просто в разных регионах и качество ее разное. А государству, которое является их хозяином, нужны доходы, и я не думаю, что оно будет губить одни компании в угоду другим, ущемляя при этом свои интересы. Ведь основной запас менее качественных нефтей сосредоточен в более густонаселенной европейской части России, отсюда и занятость населения, и развитая социальная инфраструктура.

Нужен новый закон о недрах, учитывающий все эти факторы. Необходимо перераспределять грузопотоки, создавая экспортные направления для продажи только высококачественной нефти, а также развивать собственную переработку тяжелых нефтей, чтобы изъять их из грузооборота.

— Расскажите, пожалуйста, об участии вашей компании в деятельности Центральной комиссии по разработке. Ведь практика сверхскоростной добычи нефти приводит к тому, что огромное ее количество теряется, в пластах остаются трудноизвлекаемые запасы, обводняются нефтеносные горизонты…

— То, о чем вы говорите, называется разубоживанием нефтяных залежей. Территориальная комиссия по разработке и в целом татарстанские нефтяники очень ответственно относятся к оптимальной разработке месторождений. Результатом такого отношения является, с одной стороны, интенсивное применение методов увеличения нефтеотдачи, а с другой — высокие темпы ввода мелких месторождений с трудноизвлекаемыми запасами. Только малые нефтяные компании Татарстана добывают из таких месторождений 4,6 млн т нефти в год.

— Недавно указом президента Республики Татарстан вам присвоено почетное звание «Заслуженный геолог Республики Татарстан», по итогам республиканского общественного конкурса «Руководитель года» вы стали лауреатом в номинации «Лучший руководитель предприятия топливной промышленности». Вы защитили диссертацию на соискание степени доктора геолого-минералогических наук…

— Можно добавить: награжден золотым знаком «Горняк России», стал лауреатом национальной премии имени Минина и Пожарского «Достойному гражданину — благодарная Россия». Кроме того, компании «Татнефтеотдача» вручен Американский золотой сертификат интернационального престижа.

Все эти и многие другие награды — признание не только моих заслуг, но и заслуг нашего коллектива в целом, который всегда поддерживал мои начинания, очень ответственно и инициативно подходил к решению как производственных, так и социальных вопросов.

— Нам известно, что компании «Татнефтеотдача» наряду с несколькими другими фирмами организаторами Всероссийской благотворительной акции «Инвалидам войны — достойную жизнь» выражена особая благодарность за посильную помощь в проведении. Это ваше кредо — участвовать в благотворительных акциях?

— Я из рабочей семьи: отец в прошлом нефтяник, мать трудилась в сфере обслуживания, сейчас оба они пенсионеры. Так что, как живется простому человеку, я знаю. В последние годы в Татарстане многое сделано для того, чтобы улучшить качество жизни людей. Вместе с акционерами компании мы стараемся внести посильный вклад в этот процесс. Вот уже три года направляем до 20% прибыли на различные социальные нужды и благотворительные акции. Помочь нашим людям и родной республике — моя гражданская позиция.

— В этом году вы отметите свою «личную пятилетку» работы генеральным директором ОАО «Татнефтеотдача». Суммируя то, что уже удалось сделать, к каким выводам вы пришли?

— Начало моей деятельности в этой компании в должности главного геолога связано с получением лицензий на Елгинское и Степноозерское месторождения. Тогда же на объектах ОАО «Татнефть» стали внедряться наши прогрессивные технологии. На первом этапе этих работ основная нагрузка ложится на геолога. Судя по всему, я данный этап прошел достойно: стал генеральным директором.

Сейчас, спустя годы, приятно посмотреть на обустроенные месторождения, многочисленные дороги, линии электропередачи, подведенные к деревням благодаря нашему приходу в эти края; отремонтированные детские сады, возведенные мечети и жилые дома, городской парк — всего и не перечислить. Однако далось это огромным трудом. Работали мы тогда круглосуточно, да и становление нашей компании пришлось на неблагоприятные времена: падение цен на нефть на мировых рынках и осложнение экономической ситуации в стране.

Спасибо нашему президенту Минтимеру Шариповичу Шаймиеву, который вовремя обнаружил наметившуюся в ту пору негативную тенденцию, ведущую в тупик нефтяные компании. Льготы, предоставленные нам руководством республики, позволили выправить финансовую ситуацию на предприятиях, встать на ноги и за счет дальнейшего развития вернуть долги государству, дав еще столько же прибыли. Таков наглядный пример эффективного взаимодействия с властью, когда она не душит налогами, а всерьез занимается созданием оптимальных условий для работы нефтяников и отрасли в целом.