Сергей КАЛЕНДЖЯН: «ОБУЧЕНИЕ В БИЗНЕС-ШКОЛЕ — ЭТО ПРАЗДНИК»


Беседу ведет Леонтий Букштейн

Высшая школа корпоративного управления Академии народного хозяйства (АНХ) при Правительстве РФ входит в число ведущих бизнес-школ, специализирующихся на подготовке высших управленческих кадров. Ее выпускниками являются более 2 тыс. российских топ-менеджеров и главных специалистов, прошедших обучение по самым современным программам.
Об истории создания Высшей школы корпоративного управления и о ее нынешнем дне рассказывает декан школы доктор экономических наук Сергей Календжян.

— Сергей Оганович, создать авторскую школу для управленцев высшего уровня вообще непросто, а в России, пожалуй, непросто вдвойне: все-таки более полувека без бизнеса сделали свое дело.

— Мы живем в такое интересное время, когда можно создать новую бизнес-школу. Есть особое ощущение радости от реализации идей, воплощения их в жизнь, получения позитивного отклика от сотен слушателей. В этом смысле мне повезло. В Академии народного хозяйства всегда царила атмосфера инициативы и творчества, которая дала возможность открыть ряд успешных бизнес-школ, в том числе и Высшую школу корпоративного управления. Она была создана в 2000 году на базе международного учебно-консультационного центра «Евро-Менеджмент». Днем рождения центра считается 1 января 1996 года, тогда он размещался в одной комнате, в штате его насчитывалось всего два человека.

— Вы используете какие-то особые приемы в управлении школой?

— Нам очень помогают технологии управления, которые широко применяются на Западе. Например, особые формы работы со слушателями. Это не только общение во время учебы. Связь не прерывается и после нее: мы организуем встречи со своими выпускниками, ведем с ними переписку. Для новых групп от имени школы устраиваем неформальный прием. Из числа слушателей избираем президента и демократическое руководство курса с определенными полномочиями. Все это элементы нашей корпоративной культуры.

— То есть создается некое сообщество выпускников?

— Если хотите, да. Мы предоставляем слушателям и выпускникам всю нашу базу данных. Им теперь не нужно искать топ-менеджеров в кадровых агентствах, ведь есть коллеги — выпускники той же самой школы, что и они. К тому же сейчас, когда в наши учебные аудитории наряду с маститыми бизнесменами все чаще приходят молодые, у них появилась возможность сотрудничества. Я знаю уже не один случай, когда молодой перспективный менеджер получает приглашение от «соседа по парте» на престижную работу прямо в стенах нашей школы.

— Каков же возрастной диапазон ваших слушателей?

— От 25 до 50 и более лет. Учатся сами, потом рекомендуют коллегам, друзьям, родным и знакомым. В нашем арсенале очно-заочная и вечерняя формы обучения плюс корпоративные программы с выездом на фирмы и предприятия.

— Какие имеются особенности в организации работы вашей школы?

— Опыт и знание как теории, так и практики западного и отечественного бизнеса и образования позволили создать систему конкурентоспособных программ, служащих базой для успешной деятельности. Наша школа очень близка к менеджменту компаний, мы не замкнуты в себе, постоянно посещаем предприятия. Мы работаем непосредственно в компаниях. Причем не только и не столько в столице, но и по всей России. Поэтому у нас мощный департамент корпоративного обучения.

Принципиально важным для нас является корпоративное управление со встроенной системой аутсорсинга и делегирования полномочий. У нас имеются серьезные собственные наработки по маркетингу и менеджменту бизнес-школы. Система делегирования полномочий и ответственности встроена в систему деятельности школы.

— Специфика бизнеса ваших слушателей как-то учитывается в учебных программах?

— Мы стараемся строить обучение так, чтобы оно касалось основных, генеральных направлений развития бизнеса. Корпоративное управление, маркетинг, менеджмент, делегирование полномочий, аутсорсинг важны для любого вида бизнеса и предпринимательской деятельности. И мы в этих темах довольно сильны. Специфику же компаний мы учитываем в корпоративных программах. Там, на местах, мы полностью «сливаемся» с конкретным бизнесом. Обучение становится обучающим консультированием, это выгодно и удобно предприятиям.

Кадры для работы в стенах Академии народного хозяйства и на предприятиях у нас есть, и кадры сильные. Наш преподавательский состав — это более 50 высококвалифицированных специалистов. Часть из них — преподаватели АНХ, часть — сотрудники московских вузов и НИИ, некоторых мы приглашаем из-за рубежа. Фактически все наши штатные преподаватели имеют образование, полученное за рубежом. Мы придерживаемся той линии, что преподаватель должен быть не просто ученым, но и иметь опыт практического консультирования.

— В вашей школе есть программа «Доктор делового администрирования» (DBА). Расскажите о ней, пожалуйста.

— Программе пошел второй год. Для нас ее появление стало большим событием. Я сам хожу на занятия в качестве слушателя.

— И не смущаетесь? Все-таки вы декан бизнес-школы…

— Для нас было очень важно первыми начать программу DBА в Российской Федерации. И также важно, что ее руководителем является академик Абел Гезевич Аганбегян, уделяющий много внимания развитию этой программы. Ее успеху способствовали кадровый потенциал академии, накопленный опыт работы по программам MBA и обширные связи с зарубежными бизнес-школами. В частности, мы изучали опыт коллег из Швейцарии, Англии и Австралии. На программе «Доктор делового администрирования» учатся доктора и кандидаты наук и наши выпускники, имеющие диплом МВА.

Некоторые так вошли во вкус непрерывного образования, что спрашивают меня: «А что будет после DBА?» Теперь у нас новая задача: предложить программу «после DBА». Я со смехом говорю нашим слушателям: «Это была ваша первая ошибка, когда вы пришли к нам учиться. Теперь вам от нас не уйти». Мы достигли уровня, когда 50% слушателей приходят по рекомендациям выпускников.

— По каким программам вы работали до создания бизнес-школы?

— Например, в кооперации с бизнес-школой университета Западного Онтарио (Канада) в начале 90-х годов мы освоили в Москве программу «Западная концепция бизнеса», которая включала три модуля: менеджмент, маркетинг, финансы. Мы перевели на русский язык ряд известных кейсов (набор учебных конкретных ситуаций. — Ред.). Начали применять активные методы обучения. Этот опыт помогает нам при реализации современных долгосрочных программ для высших управленческих кадров.

— Как вы начали сотрудничать с европейскими университетами?

— В 1994 году я понял, что необходимо искать партнеров в Европе. По адресам, взятым из справочника европейских университетов, я разослал 300 писем с предложением о сотрудничестве.

— Интересно, сколько пришло ответов?

— Более 30. Я написал им еще раз. И получил ряд предложений о сотрудничестве. Затем в один прекрасный день раздается звонок из Германии от президента Института менеджмента Гизелы Беме. Она пригласила меня в гости к себе в институт. Я сделал встречное предложение: сформировать учебные группы. Первой стала группа из сотрудников московских организаций. Мы посетили немецкий город Бад-Гарцбург для ознакомления с гарцбургской моделью менеджмента. Вторая группа включала представителей администрации и деловых кругов Вологодской области. Это был 1995 год.

— И каков оказался итог?

— Всем участникам — и москвичам, и вологодцам — поездка понравилась. Самое главное — они положительно восприняли модель управления людьми в социально-рыночной экономике. После этого началась наша постоянная совместная деятельность с Институтом менеджмента. На основе представленных немецкими коллегами материалов мне удалось разработать вариант программы «Евро-Менеджмент», который предназначался для использования в российских условиях.

— Вы уже тогда были уверены, что в России пригодится европейская модель менеджмента?

— Мне многие говорили, что европейская модель несовместима с менталитетом россиян, что западные методы ведения бизнеса у нас использовать нельзя. Признаюсь, и у меня на этот счет имелись сомнения. Однако мы тщательно подготовились к началу программы. Перевели учебные материалы на русский язык, отредактировали тексты. Создали систему очно-заочного обучения. Разработали оригинальные тренинги. Система контроля знаний включала не только ответы на вопросы, каждый слушатель должен был в письменной форме представить описание собственного рабочего места по предлагаемой методике, составить инструкцию по управлению своей компанией.

С тех пор мы сотрудничаем с немецкими коллегами. С г-жой Беме мы издали на русском языке серию учебников, которые посвятили профессору Рейнхарду Хену, автору гарцбургской модели управления, принятой в нашей школе за основу. Эти книги эксклюзивно предоставляются нашим слушателям.

— А как вы «работали над собой»?

— Я постоянно учился. В начале 1996 года у меня появилась возможность пройти обучение по программе для руководителей и преподавателей бизнес-школ в IESE. Это знаменитая бизнес-школа в Барселоне. Тема моей выпускной работы — «Программы МВА для руководителей». Под впечатлением от IESE у меня сложилось окончательное представление о том, какой должна быть современная бизнес-школа.

— Как формировался ваш имидж?

— Для того чтобы иметь надежную репутацию в России и, тем более, за рубежом, нужно быть компетентным специалистом и ответственным партнером. На основе этих принципов мы строим отношения со своими слушателями и коллегами.

— Что дала вам учеба в Испании?

— Для меня были очень полезны беседы с деканом бизнес-школы IESE Карлосом Кавалье и президентом Всемирной академии менеджмента профессором Педро Нуэно, это помогло при разработке пилотной программы МВА. В IESE я изучил саму технологию менеджмента бизнес-школы, понял роль и значение постоянной связи с выпускниками. В Барселоне я публично защитил свою концепцию программы MBA и стратегию бизнес-школы.

— Как вы переходили от теории к практике?

— После стажировки в IESE я вернулся в АНХ уже с продуманным планом создания бизнес-школы. Шел 1996 год, время для России сложное: экономическая нестабильность, политические потрясения… Казалось, что сейчас не до бизнес-образования. И вот в этих условиях мы начали набор слушателей на программу профессиональной переподготовки «Евро-Менеджмент».

— Судя по всему, вам не привыкать рисковать.

— Сегодня на эту тему можно и пошутить. А тогда мне было не до шуток. Вообще-то, я себя не считаю рисковым человеком…

— Это ваше личное мнение. Но со стороны, как говорится, виднее.

— И все же я рискнул сделать первый набор. И не осенью, а в начале лета. Мне многие говорили, что набрать группу не удастся: люди заняты на дачах, собираются в отпуск, и главное — впереди выборы президента России… А у меня просто не было времени выжидать! И мы все-таки собрали группу из 21 человека. До сих пор я помню каждого слушателя нашего первого потока. А дальше уже дело пошло.

Поначалу мы работали по программе профессиональной переподготовки. Двигались вперед шаг за шагом, не забегая вперед. Наращивали базу для организации обучения по программе МВА. А когда достаточно продвинулись и достигли серьезного успеха, начали свою программу «Евро-Менеджмент — мастер делового администрирования для руководителей».

— Что способствовало созданию школы?

— Уверенность в том, что качественное бизнес-образование крайне востребовано в деловых кругах России. Как нельзя успешно играть в шахматы, не зная теории дебютов, так невозможно стабильно и успешно вести предпринимательскую деятельность без знания основ теории менеджмента, маркетинга, финансов.

Концепция бизнес-школы формировалась на протяжении многих лет. Можно выделить три важных этапа этого процесса. Первый, американский, — посещение Уортонской бизнес-школы Пенсильванского университета, университета Мэриленда, Стэнфордского университета, университета Калифорнии и ряда других учебных заведений. Это была эпоха перестройки.

Второй этап, канадский, связан со счастливым случаем. Это было в 1990 году. В какой-то удачный для меня день в приемной ректора академии оказались сотрудники Йоркского университета. Собственно, ехали они в другую организацию, но ее представители их не встретили в Шереметьево-2, иностранцы заблудились и в результате попали к нам, потому что кто-то в Канаде дал им мои координаты на случай непредвиденных проблем. Вот у них такая проблема и возникла. Канадцы привезли с собой гранты на обучение 15 человек из России. Ехать нужно было через четыре недели. Мне поручили сформировать группу. Так я и представители нескольких российских предприятий оказались в одном из сильнейших учебных центров Канады.

Третий этап, европейский, включает в себя знакомство и дальнейшее сотрудничество с руководителями Института менеджмента из Бад-Гарцбурга. И конечно, решающее значение имела стажировка в IESE в 1996 году.

— Что явилось предпосылкой открытия школы?

— Решение об открытии школы приняли в АНХ после того, как центр «Евро-Менеджмент» достиг значительных результатов. Постоянно росла его экономическая и материально-техническая база, увеличивалась численность слушателей. А самое главное — в числе слушателей было 75% высших руководителей компаний практически из всех регионов и отраслей экономики России.

— Обучение в Йоркском университете оказалось вашим первым «погружением в тему»?

— Не совсем. Я уже успел пройти программу по совместным предприятиям, появились первые наработки. А тогда к своему багажу знаний я добавил обучение по программе «Сотрудничество в области бизнеса “Восток — Запад”» Йоркского университета.

В прошлом году Канадская бизнес-школа отметила новоселье. Что самое интересное — здание построено на деньги выпускников и спонсорские средства. Об этом может мечтать любой декан! И в том же году декан Дежжо Хорват выиграл в номинации «Декан года» в Канаде.

— Итак, вы вошли в сообщество преподавателей бизнес-школ и канадских бизнесменов…

— Да. Программа была блестяще организована. У меня состоялось много встреч с представителями деловых кругов. Я познакомился с руководителями ряда компаний и даже в рамках АНХ создал с канадцами совместное предприятие по обучению российских менеджеров. Мы перевели на русский язык и издали огромным тиражом серию книг для малого бизнеса, успешно проводили учебные семинары и стажировки в Канаде, США и Австралии.

— Продолжаете ли вы сотрудничать с Йоркским университетом?

— Да, и очень успешно. В 2000 году они предложили нам принять участие в программе «Корпоративное управление». Тогда я получил возможность обсудить методики преподавания курса корпоративного управления в рамках программ MBA. Для нас были организованы встречи и дискуссии с членами советов директоров ряда крупнейших канадских корпораций. Также всесторонне рассматривалась проблематика применения аутсорсинга в рамках корпоративного управления. Было очень приятно, что, как и раньше, более десяти лет назад, программу вели профессор Рейн Питерсон и доцент Алина Пекарская.

— Что для вас служит показателем успеха ваших программ и школы в целом?

— Главный показатель — это успех бизнеса наших слушателей. Я знаю много примеров, когда благодаря полученным у нас знаниям слушатели школы смогли расширить свой бизнес в несколько раз уже за время учебы.

— Какие у школы планы по новым направлениям работы?

— Наш слушатель нам известен, и мы известны ему. Тем не менее здесь есть одно «но». Мы подумали: с программами для предпринимателей все более или менее понятно. Накоплен большой опыт. А как быть с теми, кто представляет «вертикаль власти»? Это губернаторы, мэры городов, главы администраций и муниципальных образований. Они находятся в прямом контакте с бизнесом и потому обязаны разбираться в том, что и как делают предприниматели. Должно быть взаимное доверие власти и бизнеса. Может, назрела необходимость проводить учебные программы, на которых одновременно будут учиться представители государственных органов управления и предприниматели?

— Свежая идея!

— Не очень. У нас уже учились мэры ряда городов, сотрудники органов управления территориями. Будет хорошо, если в той сфере появятся специалисты, имеющие комплексное представление о современном управлении. Для этого как раз и подходят наши программы. То, что мы преподаем, может успешно применяться на практике, в частности система делегирования полномочий и ответственности. Ряд выпускников школы уже используют наши материалы для реструктуризации ЖКХ.

— Я знаю, что помимо всего прочего вы продолжаете вести научную работу, пишете учебники.

— Да, хотя несколько лет назад было очень трудно найти время для углубленной научной работы, написания книг и статей. Теперь обстановка несколько разрядилась: налажена эффективная работа школы, и я смог подвести итоги своих исследований и защитить докторскую диссертацию. Издал монографию «Аутсорсинг и делегирование полномочий в деятельности компаний».

— Что является приоритетом для вашей школы на ближайшие годы?

— За короткий период по численности слушателей программ МВА для руководителей нам удалось выйти на уровень ряда известных бизнес-школ. Теперь наш приоритет — обеспечение устойчивого роста качества обучения и сохранение стабильной численности сотрудников. Главное в успехе школы — это компетентные и внимательные сотрудники, стремящиеся сделать для своих слушателей учебный процесс праздником.