КТО ЧТО НАРУШАЕТ


Валентина МЕТАЛЬНИКОВА

Приезжие раздражают. К сожалению, это действительно так. «Драка с местными» — понятие, знакомое еще по благостным советским временам, подобное происходило повсеместно — от пионерского лагеря до стройотряда. Данному явлению есть вполне научное объяснение.
Дело в том, что, когда доля мигрантов в социуме превышает 10%, вполне вероятно возникновение конфликтов.

В более крупных масштабах — города, края, страны — простая драка ничего не решает. А между тем раздражение мигрантами нарастает, хотя их доля в населении точному учету не поддается. Развитые страны ограничивают приток иностранцев, но коренное население все равно считает, что приезжих слишком много. Точнее, дело даже не в их численности, а в их качестве. Мигранты, особенно инокультурные, как правило, молодые люди, в их семьях традиционно больше детей. И потому местное население боится «вымывания» титульной национальности, того, что приезжие, набрав «критическую массу», будут устанавливать собственные порядки. В общем, ситуация им видится как в известной сказке: «У лисы была избенка ледяная, а у зайца — лубяная». Как тут «зайцам» не бояться…

Страх и неприязнь к чужакам возникает, в частности, потому, что в них видят источник всех зол и, конечно, преступности как наиболее очевидного воплощения негатива. Это свойственно жителям всех стран, притягивающих мигрантов.

Об этнической преступности говорят во всем мире. Считается, что китайские триады в Японии контролируют проституцию, в Канаде подделывают финансовые документы и кредитные карты, в Великобритании занимаются наркотиками, игорным бизнесом и рэкетом. Утверждают также, что именно триады контролируют нелегальную миграцию из Китая в Юго-Восточную Азию, Европу, Австралию, страны Северной, Центральной и Южной Америки, Россию. За албанскими преступными группировками числится торговля героином в Европе, прежде всего в ФРГ, Греции и Италии, а теперь уже и в Швейцарии и Великобритании.

В России тоже все «распределено». По неофициальным данным, выходцы из Китая, Вьетнама и Северной Кореи в основном занимаются изготовлением и продажей того, что в протоколах именуется контрафактной продукцией, а попросту говоря, дрянными подделками. Африканцы, как правило бывшие студенты наших вузов, потянулись в розничную торговлю и шоу-бизнес. Грузинам в России принадлежат мелкий автосервис и автомойки. Азербайджанцы, которых только в Москве насчитывается до 1,5 млн человек, специализируются на рыночной торговле. Армяне держат продовольственные магазины и рестораны. Таджики, молдаване и украинцы работают на стройках.

Таков легальный бизнес мигрантов. Но неофициальная статистика знает и их неофициальные занятия. Ни один эксперт не подпишется под этими словами, но, как говорится, есть мнение, что этнические группировки — лидеры организованной преступности в России. На первом месте по численности — азербайджанцы, следом — грузины, за ними — прочие выходцы с Кавказа. Китайский и вьетнамский криминал пока действует в рамках своих этнических общин, но только пока. Считается, что наркобизнесом занимаются уроженцы Анголы, Конго и Таджикистана, проституцией — Украины и Молдовы, кражами — Грузии, вооруженными нападениями — Северного Кавказа.

Итог крайне неутешителен: получается, мигранты — грабители и убийцы. И они же, судя по криминальным сводкам в СМИ, — бомжи, мелкие хулиганы и уличные преступники.

Таковы, как мы уже сказали, неофициальные данные. А вот официальные.

В ноябре прошлого года столичная милиция подсчитала, что на долю приезжих приходится 41,4% преступлений, связанных с наркотиками, 40% — с применением огнестрельного оружия и 75% преступлений — со взрывчатыми веществами. По данным некоторых западных аналитиков, в ряде европейских государств до 20% всех криминальных деяний совершают иностранцы, причем их доля в числе преступников значительно выше, нежели иностранцев в общей численности населения страны.

И в то же самое время руководители Федеральной миграционной службы приводят другие цифры. Начальник ФМС генерал-полковник милиции Александр Чекалин утверждает, что на долю мигрантов приходится только 1% преступлений. О том же говорит и его заместитель генерал-майор милиции Игорь Юнаш: среди людей, совершивших уголовные преступления, мигрантов всего 1—2%.

Как известно, преступность не имеет национальности. Особенно сегодня, в эпоху глобализации, когда общество структурируется не столько по этническому признаку, сколько по сфере деятельности.

Что же касается бездомных, то мигранты здесь действительно не редкость. Кстати, в ряде стран СНГ не отменено уголовное преследование за бродяжничество, и понятно, что часть местных бомжей перебирается в Россию. Иностранцы из дальнего зарубежья, например с Ближнего Востока, месяцами живут на полу в транзитной зоне аэропорта Шереметьево.

И про уличную преступность тоже правда. Но дело в том, что, как отмечают эксперты, применение уголовного права у нас до сих пор распространяется в основном на низшие, слабо адаптированные, маргинальные слои, совершающие традиционные уголовные деяния. Другими словами, к ответственности привлекаются обычно те, кто совершил несложное и очевидное преступление, кто не сумел скрыться, не побеспокоился об алиби, не способен ни защищаться сам, ни нанять адвоката, кто не может просто откупиться, наконец, и кого не «отмажут» друзья. Перед нами образ мигранта, не так ли? Да и в зале суда сочувствие встретит скорее местный алкаш, чем приезжий с непривычным акцентом.

Причем это не только российская проблема. Некоторые западные криминологи усматривают причинно-следственную связь между более высоким процентом задержанных и осужденных среди иностранцев и такими факторами, как внешнее отличие мигранта от местных жителей и просто предвзятое отношение общества (и в том числе сотрудников правоохранительных органов) к приезжим.

Поэтому, прежде чем говорить об этническом криминале, стоит подумать, насколько преступление связано с национальностью его исполнителя. И связано ли вообще.

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИИ

В декабре минувшего года правительство и Институт этнологии и антропологии РАН обнародовали некоторые предварительные итоги проведенной в 2003 году переписи населения, ее окончательные результаты будут объявлены в I квартале текущего года.

По численности населения Россия занимает седьмое место в мире. В нашей стране проживает 145,2 млн человек. Причем за 14 лет, прошедших с момента переписи 1989 года, численность населения сократилась на 1,8 млн человек.

Естественная убыль населения на 75% восполняется миграцией, по ее объему Россия находится на третьем месте в мире. По данному показателю мы уступаем лишь США и Германии. Подавляющее большинство (три четверти) мигрантов — это русскоязычное население из стран СНГ.

В Российской Федерации проживает 1 млн граждан из 116 стран, из них 42 тыс. человек имеют двойное гражданство, 1,5 млн человек отказались назвать свое гражданство, а порядка 400 тыс. гражданства не имеют вовсе. Следует отметить, что 43 тыс. человек отнесли себя к таким, прямо скажем, экзотическим «национальностям», как эльфы, гоблины, половцы, печенеги и пр.

Тенденция снижения численности населения, наблюдающаяся в России, характерна практически для всех европейских государств и стран СНГ, за исключением Таджикистана, Азербайджана и Киргизии.

Соотношение городского и сельского населения в РФ сохранилось на уровне 1989 года и составило 73% к 27%. Причем примерно пятая часть горожан проживает в городах-миллионниках, их в России 13. Это Москва (10,4 млн человек и

27-е место в мире по числу жителей), Санкт-Петербург (4,7 млн человек), Волгоград, Екатеринбург, Казань, Нижний Новгород, Новосибирск, Омск, Пермь, Ростов-на-Дону, Самара, Уфа и Челябинск.

80% населения России — 116 млн человек — русские. Зафиксировано две новые (по сравнению с предыдущей переписью) этнические группы: казаки и поморы, которые отнесены к русскому народу. Шесть народов преодолели миллионный рубеж: татары, украинцы, чеченцы, башкиры, чуваши и армяне. При этом число армян, азербайджанцев и таджиков стало больше, а вот украинцев, немцев и евреев — меньше, причем последних особенно. Если в 1989 году евреев в России насчитывалось более 540 тыс. человек, то сейчас их только 220 тыс. Аналогичная ситуация у немцев — соответственно 840 тыс. против 600 тыс. человек. Быстро увеличивается число китайцев, проживающих в РФ. Их, согласно данным официальной статистики, в настоящий момент порядка 35 тыс. человек.

В целом эксперты оценивают нынешнюю демографическую ситуацию в стране как благополучную. Граждан трудоспособного возраста насчитывается 89 млн. При этом младше трудоспособного возраста — 26,3 млн, а старше — 29,8 млн.

Однако такая ситуация продлится очень недолго, всего лишь два года, и уже с 2006 года мы столкнемся с последствиями снижения рождаемости в 90-х годах. А к 2010 году, по прогнозам специалистов, численность населения сократится до 138 млн человек, причем численный уровень трудоспособного населения упадет ниже критической отметки. Именно к этом году, по мнению экспертов, привлечение иностранных трудовых ресурсов станет особенно актуальным.

Следует также отметить, что большинство ученых сходятся в оценке социально-демографической структуры российских семей как неблагополучной. Например, количество незарегистрированных браков по сравнению с предыдущей переписью увеличилось в два раза — с 5% до 10%. В таких семьях проживает более трети всех детей. Средний возраст отца увеличился до 26,2 лет, а матери — до 25,5, при этом если раньше на одну женщину приходилось два ребенка, то теперь лишь 1,3.

На 40% выросло число людей, никогда не состоявших в браке или разведенных. Количество расторгнутых браков составляет 800 тыс. в год против 583 тыс. в 1989 году. Более трети браков распадаются, просуществовав менее пяти лет.

Согласно данным переписи, в России живет 67,6 млн мужчин и 77,6 млн женщин, то есть на 1 тыс. мужчин приходится 1148 женщин (в 1989 году — 1140). Преобладание численности женщин начинается с 33-летнего возраста.

Как и в большинстве развитых стран, население России стареет. По сравнению с данными переписи 1989 года средний возраст россиян увеличился на три года и составил 37,7 года.