К РОССИИ ПОТЕРЯЛИ ИНТЕРЕС


Татьяна ПУДОВА

34-й Всемирный экономический форум (ВЭФ) «Партнерство ради безопасности и процветания» в Давосе завершился 25 января, и, как обычно, без принятия обязывающих политических документов. Однако если в 2003 году большинство участников форума были настроены явно пессимистически, что объяснялось его главной темой — предстоявшей войной в Ираке, то Давос-2004 можно назвать встречей отрезвления и надежды. В 2003 году экономические темы находились под гнетом центральной политической проблемы. Давос-2004 вернулся к тому вопросу, ради решения которого ВЭФ, собственно, и создавался: как увязать экономический рост с перспективами демократии в условиях, когда большинство государств пока не знают ни того, ни другого.

В прошлом году форум проводился в Нью-Йорке в знак солидарности с Америкой после событий 11 сентября, сейчас же он вновь вернулся в Давос. Главной темой нынешней встречи стало восстановление доверия в международных отношениях после терактов и экономических проблем последних лет.

На этот раз на форуме не было многих известных бизнесменов, что связано с недавней чередой финансовых скандалов. Но его состав все равно оказался внушительным — около 2 тыс. представителей правительств и деловых кругов из 99 стран. Официальную Россию представляли вице-премьер Алексей Кудрин, советник президента Андрей Илларионов, министр по связи и информатизации Леонид Рейман и руководитель Комитета Совета Федерации по международным делам Михаил Маргелов.

Российское присутствие в Давосе, в отличие от предыдущих лет, осталось практически незамеченным. И в этом нет ничего плохого, поскольку, по мнению членов нашей делегации, отсутствие пристального внимания — дополнительный аргумент в пользу наступления в России экономической и политической стабильности. «День России» достался Давосу-2004 в наследство от тех времен, когда российская проблематика являлась для участников форума чем-то новым и загадочным, а на гостей из Москвы (среди них были премьер Виктор Черномырдин, политическая и бизнес-элита) смотрели как на пришельцев с другой планеты. А когда в стране все стабильно, то мировому сообществу незачем ее отдельно обсуждать. На этом форуме Россию рассматривали в компании с Китаем, Бразилией и Индией — государствами, которые, по прогнозу аналитиков американской инвестиционной компании Goldman Sachs, к 2050 году войдут в шестерку ведущих стран по объему ВВП и доходу на душу населения.

Алексей Кудрин, анализируя в интервью ИТАР — ТАСС итоги участия российской делегации в 34-м Всемирном экономическом форуме, сказал, что «в Давосе прошло своего рода выездное заседание Совета по иностранным инвестициям при российском правительстве». По оценке вице-премьера, в нем приняли участие «первые и вторые лица около 20 ведущих фирм». И почти каждый из них «высказал заинтересованность в развитии своего бизнеса в России». Поддержал общий благоприятный инвестиционный настрой и президент ЕБРР Жан Лемьер, встретившийся с Кудриным. Ободренный российский вице-премьер обещал доложить об успешных давосских встречах Владимиру Путину и Михаилу Касьянову.

Тем не менее не обошлось и без неприятностей. Несмотря на презентацию блестящих экономических успехов, «День России» на форуме был безнадежно испорчен выступлением Джорджа Сороса. Американский финансист и филантроп, за последние 15 лет вложивший в культуру, науку и экономику России не менее $1 млрд, заявил о бесперспективности российской экономики в условиях отсутствия демократии и о своем решении окончательно свернуть финансовую деятельность в Российской Федерации. С «ресурсным проклятием», висящим, по словам Сороса, над Россией, нынешние власти справиться не в состоянии.

Вопросы, которые задавались нашей делегации, в основном касались дела ЮКОСа, положения крупного бизнеса в России, победы единороссов на парламентских выборах, демократических преобразований в условиях фактически однопартийной системы и новой роли парламента. Вразумительных ответов на эти вопросы, как сообщают «Финансовые известия», зарубежные участники форума так и не дождались.

Вице-премьер Кудрин повторил заученную российскими чиновниками фразу о том, что дело ЮКОСа — частный случай. А по поводу однопартийности сказал, что «единая команда президента, премьера, правительства и ”Единой России” — естественное звено политической системы, которое дает успех». Свое выступление Алексей Кудрин посвятил экономическим итогам 2003 года и планам правительства. Михаил Маргелов же объяснял, что в России кончился период политического абсурда, а главный итог парламентских выборов состоит в том, что народ отказал в доверии коммунистам.

ЧЕМ ЗНАМЕНИТ ДАВОС

Начало традиции встреч в Давосе положил профессор Клаус Шваб. Поначалу для обсуждения проблем модернизации мира он собирал в основном европейцев. Подлинно мировое значение форум обрел лишь после того, как его посетили британский премьер-министр Маргарет Тэтчер и американский президент Рональд Рейган.

Давосский форум напоминает клубные встречи в Лондоне, на которых когда-то аристократы планировали будущее Британской империи. Однако участники ВЭФ думают не о том, как будет жить какое-то конкретное государство, они обсуждают будущее империи капиталистического предпринимательства, рост и развитие всего, что связано с богатством и проистекает из него.

Давос знаменит не только тем, что собирает на несколько дней множество влиятельных людей — глав государств и правительств, лидеров мирового бизнеса, видных ученых и экономистов, политологов. Помимо этого он дает возможность в неофициальной обстановке встретиться политическим оппонентам, что также очень важно для мирового сообщества.

ДАВОС — ЭТО МЕСТО ВСТРЕЧИ, КОТОРОЕ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ

Александр ЛИВШИЦ, доктор экономических наук, профессор, заместитель генерального директора ОАО «Русский алюминий»

Давос очень удобно расположен. Все серьезные люди заняты, ни у кого нет времени на лишние разъезды. И если бы подобный форум решено было проводить, скажем, в Киото, то идея, думаю, скорее всего заглохла бы, и достаточно быстро.
А Давос — это Европа, ее центр. Все уже привыкли один раз в год собираться здесь, чтобы поговорить: представители Запада — про доллар, мы — про Россию.

Давос переполнен аналитиками, причем очень высокого уровня. А политические деятели приезжают все реже и реже, и это оправданно. Политическому деятелю стоит появляться здесь, лишь когда в его стране что-то происходит. Я понимаю, зачем туда поехал президент Грузии Михаил Саакашвили. Понятно и то, почему не поехал наш премьер. Нам не нужно привлекать к себе лишнее внимание.

Какое-то время назад русские в Давосе были несомненной экзотикой. Всех интересовало, выиграет ли Ельцин у Зюганова, будет ли дефолт, кто такой мистер Путин и т. д. Сейчас, слава богу, интерес схлынул. Даже «русские посиделки» себя исчерпали. Мы становимся предсказуемыми, и это радует.

Я искренне рад, что нынешний Давос прошел именно так, как прошел. Хотя так называемый русский день оказался диалогом глухого с немым. Наших спрашивают о политике, о свободе СМИ, о Ходорковском, а они в ответ рассказывают о темпах экономического роста, о том, что у нас самый объективный и справедливый суд… А что еще им говорить? Они же официальные лица — из правительства и Администрации президента. Наши вели себя, безусловно, достойно.

В Давосе не подписываются коммюнике, здесь вообще ничего не подписывается. Это место общения. Никто в зале и не сидит. Все разбредаются, благо что есть куда «разбрестись», — сидят и разговаривают. Можно очень быстро, буквально за три дня, со всеми пообщаться.

И знаете, что они говорят? У нас, например, любят критиковать: мол, зажали, выстроили вертикаль, сделали парламент ручным. Серьезные аналитики и мои товарищи с Запада оценивают ситуацию в нашей стране совсем по-другому. Они говорили: мы видим, как вы выстраиваете какую-то систему, практически уже завершили этот процесс, но зачем вы ее строите? С какой целью, а главное, где и в чем будете применять? Знаете ли вы сами ответы на эти вопросы?..

Мы забываем одну наипростейшую вещь. В 2008 году постсоветским российским реформам исполнится 17 лет. Люди, которые родились в годы, когда все начиналось, пойдут учиться в институт. То есть за время реформ выросло целое поколение. Это очень долго.

Потому что для обыкновенного человека реформы — это перемены, независимо от результатов. Перемены в его внешнем окружении и в окружении его семьи. Платил за квартиру столько — теперь стало больше. Раньше пенсию домой приносили — сейчас перечисляют на какой-то счет какой-то управляющей компании.

Постоянные перемены утомляют. Ведь есть же масса вещей, ради которых, собственно, мы и живем: семья, друзья, работа, хобби. Почему человек должен все время думать о том, что будет с курсами валют? Было бы замечательно, если бы в следующие четыре года президентства Путина он ускорил реформы. Вернее, ускорил их завершение. Хватит уже. Пора заканчивать.

Записала Ирина Квателадзе