ДОЛГИ НАШИ ТЯЖКИЕ


Алексей МАШКОВЕЦ, экономический консультант*

Стремительный рост внешнего долга в 80—90-х годах вызвал волну дискуссий, связанных с проблемой управления госдолгом. Ошибочная экономическая политика последних советских и первых российских правительств в части внешних заимствований, а также принятие Россией финансовых обязательств СССР существенно увеличили долговое бремя. Относительная тяжесть долга возросла также в результате значительного снижения реального курса рубля в 1991—1992 и 1998 годах.**

Увеличение внешнего долга сопровождалось взрывным ростом платежей по его обслуживанию и погашению. Неспособность осуществлять выплаты дважды за последнее десятилетие, в декабре 1991-го и августе 1998 года, привела к национальным дефолтам. Соглашения о реструктуризации долговых платежей нельзя признать удачными. Они позволили уменьшить нагрузку на экономику страны в течение 1992—2000 годов, но существенно увеличили бремя внешнего долга как в целом, так и в части, приходящейся на первое десятилетие XXI века.

В 1992—1999 годах советские долги на сумму в $91 млрд были реструктурированы, причем просроченные процентные платежи в $19,7 млрд переоформлены как новый долг. За тот же период российское правительство получило новые займы на сумму $74,3 млрд и выплатило $45,7 млрд, в том числе $23,6 млрд в счет погашения основной части долга. Таким образом, размеры основного долга увеличились еще на $50,7 млрд.

Однако за прошедшие девять лет общий объем государственного внешнего долга возрос не на $70,4 млрд (19,7 + 50,7), а на $83,6 млрд — с $67,8 млрд в конце 1991 года до $151,4 млрд в конце 1999 года.

В результате проведенных реструктуризаций долговой кризис был отложен, одновременно создалась ситуация «пиковых» платежей в 2003, 2005 и 2008 годах.

Достигнутая в начале 2000 года договоренность о полномасштабной реструктуризации российского коммерческого долга Лондонскому клубу кредиторов с частичным его списанием вызвала у некоторых представителей российских властей надежду на повторение подобного успеха в отношениях с Парижским клубом.

В бюджете 2001 года оказались не предусмотрены средства для соответствующих платежей, а в начале 2001 года была предпринята попытка в одностороннем порядке прекратить платежи Парижскому клубу по долгу, унаследованному от бывшего СССР. Однако угроза применения санкций со стороны официальных кредиторов вынудила российские власти отказаться от дальнейшего осуществления этого плана.

Возобновление в апреле 2001 года (впервые после 1988 года) обслуживания Россией своих финансовых обязательств в полном объеме поставило перед властями несколько вопросов. Возможно ли продолжение обслуживания и погашения государственного внешнего долга в предстоящие годы в полном объеме? Если да, то каковы макроэкономические последствия такой политики? Какими могут быть стратегии решения так называемой проблемы 2003 года и последующих лет?

Полемика по поводу управления внешним долгом выявила разные варианты возможной политики. У экспертов нет единого мнения о том, следует ли, например, обслуживать и погашать долг в полном объеме. Идея же о возможности и даже полезности для экономики досрочного погашения части внешнего долга вызвала еще больше споров. Основные позиции, отстаиваемые участниками дискуссии, таковы:

1. Платить в полном объеме невозможно. Нынешние размеры долга и будущих платежей по нему находятся на экстремально высоком уровне.

2. В принципе заплатить можно, но это приведет к сокращению социальных расходов и возобновлению экономического спада, последствия которого могут вызвать «румынский вариант» развития событий.

3. Необходимо договориться с кредиторами либо о списании долга, либо об изменении сроков платежей. Если это не удастся, принять одностороннее решение о прекращении платежей.

4. Не стоит выплачивать долги исключительно из бюджетных доходов, следует привлекать для этого новые займы. Предлагается также расплачиваться товарными поставками, акциями предприятий, обязательствами перед Россией третьих стран.

Насколько обоснованны эти аргументы?

Сопоставим данные о внешней задолженности нашей страны с аналогичными показателями других стран мира на основе оценок Всемирного банка. Для сравнения выбран 1999 год. Даже в этом посткризисном году по трем важнейшим показателям относительной задолженности Россия находилась в группе стран со средним уровнем задолженности, а по двум другим важнейшим показателям (отношению государственного долга к ВНП и экспорту) — в группе стран с низким уровнем внешней задолженности. По показателям долгового бремени, измеряемого полными платежами по внешнему долгу, среди 130 стран мира в 1999 году Россия занимала места с 48-го по 124-е, а по чистым платежам — с 69-го по

126-е. За 2000 и 2001 год относительное бремя внешней задолженности еще уменьшилось. Россия не входила в число стран с неприемлемо высокой долговой нагрузкой и в среднем по данным 1995—1999 годов.

В 2003 году относительное бремя российских долговых платежей оказалось на уровне 1999 и 2001 годов. В любом случае оно не станет рекордным. Даже при наименее благоприятном варианте развития событий величина чистых долговых платежей не превысит 4,8% ВВП. Реализация более благоприятного сценария приведет к уменьшению этого показателя до 4,5% ВВП.

В то же время за последние 20 лет было отмечено около 200 случаев, когда страны осуществляли чистые платежи по внешнему долгу в объеме, превышающем 4,8% ВВП. Международные сопоставления убедительно показывают, что и в настоящее время, и в предстоящие годы Россия не является страной с экстремально высокой долговой нагрузкой.

ДОЛГОВЫЕ ПЛАТЕЖИ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

Статистические данные подтверждают: более высокие долговые платежи не ведут к замедлению темпов экономического роста и снижению уровня жизни населения. Напротив, существует группа стран, страдающих от «голландской болезни», где платежи по внешнему долгу способствуют экономическому росту («голландская болезнь» обусловлена большими объемами поступления в страну валюты от сырьевого экспорта).

Признаки «голландской болезни» наблюдаются в последние годы и в России, неплохо зарабатывающей на высоких нефтяных ценах. Обильные поступления нефтедолларов ведут к повышению внутренних цен в долларовом исчислении. Растут издержки предприятий, ослабляется конкурентоспособность национальной экономики, прежде всего обрабатывающих отраслей промышленности.

Если экономическая политика способствует ограничению притока валюты в страну, то национальная экономика, получая дополнительные стимулы роста, может только выиграть. Производство внутри страны становится менее затратным, освобождаются ниши на внутреннем и внешнем рынках. Одним из наиболее эффективных приемов защиты экономики от чрезмерного повышения реального валютного курса является обслуживание и погашение внешнего долга.

Как это ни парадоксально на первый взгляд, но страны, пораженные «голландской болезнью» и наиболее активно обслуживавшие и погашавшие внешние долги, обычно имели и более высокие темпы экономического роста. Таким образом они обеспечивали наиболее благоприятные макроэкономические условия для повышения уровня благосостояния населения.

АНАЛИЗ АЛЬТЕРНАТИВНЫХ СТРАТЕГИЙ

Выбор стратегии управления внешним долгом определяется ответами на три принципиальных вопроса. Каков будет график платежей и соответственно модель отношений с кредиторами? Каков будет размер фактических платежей и источники их финансирования? Каковы виды средств платежа?

Среди экспертов достаточно популярна точка зрения о необходимости переговоров с кредиторами по поводу реструктуризации долга. Высказывалось также мнение, что Россия может в одностороннем порядке пересмотреть часть долговых обязательств и даже пойти на разрыв отношений с кредиторами (дефолт).

При сопоставлении всех вариантов управления госдолгом важно учитывать не только сумму фактических платежей, но и макроэкономические и социально-политические последствия каждого из них. Расчеты показывают: при изменении действующего графика платежей с помощью реструктуризации значительного снижения приведенной стоимости долга не происходит, что означает экономические потери для страны и потому не является оптимальным. Дефолт делает эти потери неприемлемо высокими.

Стоит ли прибегать для обслуживания долга к новым заимствованиям? Важно отметить, что заемные средства для бюджета — ресурс более дорогой, нежели обычные бюджетные доходы. Если государство занимает, чтобы заплатить долг, общие затраты по платежам возрастают (за счет разницы в процентах по новым займам и оплачиваемому долгу).

Средства платежа, предлагаемые для использования в операциях по обслуживанию и погашению внешнего долга, можно сгруппировать следующим образом:

  • наличные денежные средства;
  • государственные ценные бумаги;
  • корпоративные ценные бумаги;
  • товарные поставки;
  • долговые обязательства третьих сторон перед российским правительством;
  • иные государственные активы.

    В реальной жизни, естественно, возможно их сочетание в различных пропорциях. Важнейшим критерием для принятия решения об использовании того или иного средства платежа должно выступать соотношение их цен как в момент платежа, так и в прогнозируемой перспективе. Рациональная стратегия заключается в том, чтобы в качестве средств платежа использовать в первую очередь активы, более дорогие в данный момент, но дешевеющие в перспективе. Использование активов, дешевых в настоящее время и дорожающих в перспективе, целесообразно отложить до более позднего времени.

    Цены большинства предлагаемых «неклассических» средств платежа по сравнению с наличными деньгами, получаемыми властями в качестве традиционных бюджетных доходов, весьма низки сегодня, но в перспективе будут возрастать.

    Примером заведомо неоптимального использования государственных активов является обсуждаемый ныне обмен части российского долга на акции российских компаний. Сейчас цены акций крупнейших российских компаний в электроэнергетике, топливной промышленности, металлургии, телекоммуникациях («голубые фишки») по отношению к бумагам аналогичных компаний даже развивающихся стран занижены в несколько раз.

    Бумаги компаний «второго эшелона» в машиностроении, лесной, легкой, пищевой промышленности недооценены в еще большей степени. Устойчиво действующая тенденция конвергенции цен российского фондового рынка и фондовых рынков развивающихся стран позволяет надеяться на значительное повышение цен на акции отечественных компаний в будущем. Поэтому использование для целей обслуживания и погашения долга более дешевых средств платежа при дальнейшем их фактически неизбежном удорожании, к тому же при наличии сегодня гораздо более дорогих альтернатив, несет стране и бюджету существенные экономические потери.

    ОПТИМАЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ СНИЖЕНИЯ ВНЕШНЕГО ДОЛГА

    Хотя Россия и не относится к странам с исключительно высоким уровнем внешней задолженности, нынешний долг отнюдь не является приемлемым. Бремя государственного внешнего долга может и должно быть сокращено. Более того, в странах, подверженных «голландской болезни» (с высокими значениями сальдо платежного баланса и низкой монетизацией экономики), к которым принадлежит и Россия, платежи по внешнему долгу выступают в качестве одного из важных факторов экономического роста.

    Ожидаемый объем платежей по внешнему долгу в 2003 году, как уже отмечалось, не является рекордным в мировой практике. Тем не менее можно снизить и его. Долговые платежи, приходящиеся на этот год, можно и нужно реструктурировать, однако целесообразно было перенести их на период не после, а до 2003 года. Что, собственно, частично и сделано благодаря значительному улучшению для России условий внешней торговли в 2000—2001 годах. Например, тот же объем валютных поступлений оказался возможен при экспорте в два-три раза меньшего физического объема нефти, чем всего лишь несколько лет назад.

    Сумма уже полученного российской экономикой «чистого гранта» со стороны мирового рынка позволила досрочно погасить часть долговых обязательств, приходящихся на 2002—2008 годы. Причем сделано это было в таком объеме, что размер платежей в реальном измерении в 2003—2004 годах не превысит их фактического уровня в 1999 году, а с 2005-го начнет снижаться даже по отношению к этому уровню. Объемы номинальных долговых платежей в этом случае превзойдут фактически осуществленные в 2000 и 2001 годах, но их реальные величины не превысят значений 1999 года.

    Из множества альтернативных вариантов управления внешним долгом наиболее эффективна «классическая» стратегия. Она минимизирует совокупные издержки и сокращает номинальный объем долга, в то же время в максимальной степени ускоряя экономический рост. На практике это означает:

  • в отношениях с кредиторами — отказ от пересмотра ныне действующего графика платежей;
  • применительно к графику платежей — фактические выплаты в соответствии с ныне действующим графиком;
  • по объему платежей — равенство чистых выплат по долгу полным выплатам;
  • по источникам средств платежа — бюджетные доходы;
  • по видам средств платежа — денежные средства в наличной форме.

    При реализации оптимальной стратегии угроза долгового кризиса будет устранена. В обозримом будущем (в течение восьми — десяти лет) долговая проблема в ее нынешнем виде перестанет существовать, а темпы экономического роста возрастут.

    «ГОЛЛАНДСКАЯ БОЛЕЗНЬ»

    В международной экономике наблюдается такой феномен: разработка новых экспортируемых ресурсов иногда оборачивается для страны-экспортера рядом проблем. Во-первых, расширение экспорта может привести к падению мировых цен и ухудшению финансового положения государства (пример: экспорт кофе из Бразилии). Такая ситуация называется разоряющим ростом. Во-вторых, рост экспорта природных ресурсов подавляет промышленный экспорт, возникает спад в промышленных отраслях. Примером может служить Голландия, где приток денег от экспорта ресурсов не привел к их реинвестированию, наоборот, началась деиндустриализация.

    «Голландская болезнь» поразила также Великобританию, Норвегию, Австралию, Мексику и другие страны. По мнению ряда экономистов, она сдерживает в России рост несырьевых отраслей промышленности.

    В экономической теории причины этого явления раскрывает теорема Рыбчинского: при неизменных ценах и наличии в экономике только двух секторов количественный рост одного из факторов производства (труд, земля или капитал) ведет к сокращению выпуска одного из товаров.

    В СМИ «голландская болезнь» интерпретируется как валютно-финансовый феномен, связанный с притоком «избыточной» иностранной валюты (например, в результате конъюнктуры мировых цен). Разработка экспортного природного ресурса может привести к росту стоимости национальной валюты, повышение валютного курса ведет к снижению конкурентоспособности страны (отечественные товаропроизводители уступают рынок импортерам, а экспортеры отступают на внешних рынках). В итоге темпы роста падают.

    Однако существуют возможности поддержания роста. Во-первых, если падают мировые цены на ресурс, то они снижаются и внутри страны; тогда, при условии, что данный ресурс важен в производстве, начинается рост промышленности. Во-вторых, государство может установить налог на ресурс, а вырученные деньги направить на поддержку несырьевых отраслей. Но поскольку государство не является эффективным инвестором, оно должно «стерилизовать» избыточную денежную массу, превращая ее в долгосрочную задолженность (для этого необходима развитая инфраструктура долгового рынка), а также используя для выплаты внешнего долга (при высоком курсе национальной валюты госдолг выплачивать выгоднее). В России в связи с этим в 2004 году будет создан стабилизационный фонд.

    ПАРИЖСКИЙ КЛУБ КРЕДИТОРОВ

    Парижский клуб — неинституциализированное объединение стран-кредиторов. В их число входят Австралия, Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Канада, Нидерланды, Норвегия, Россия, США, Финляндия, Франция, Швейцария, Швеция, Япония.

    Клуб создан в 1956 году для обсуждения и урегулирования проблем задолженности развивающихся стран по государственным или имеющим государственную гарантию кредитам.

    Наша страна является членом Парижского клуба с 1997 года.

    Долг СССР Парижскому клубу кредиторов на конец 1991 года составлял $37,6 млрд. В январе 1992 года Правительство РФ заключило рамочное соглашение о пересмотре календарного плана обслуживания и погашения долгов Парижскому клубу кредиторов. Далее в 1993, 1994, 1995 годах последовали три его пересмотра (многосторонние меморандумы от 2 апреля 1993 года, 4 июня 1994 года, 3 июня 1995 года), связанные с обслуживанием долга в период с декабря 1991-го по конец 1995 года.

    Вслед за этими соглашениями 29 апреля 1996 года Правительство РФ подписало меморандум об условиях всеобъемлющей реструктуризации внешнего долга СССР со странами — членами Парижского клуба кредиторов. Долг России был определен в $38 млрд. Из этой суммы 45% будет выплачено в течение 25 лет, а оставшиеся 55% будут выплачиваться в течение 21 года. В соответствии с условиями погашение реструктуризируемой части долга началось в 2002 году и должно завершиться в 2020 году. Не реструктуризированными остались лишь долги коммерческим фирмам, на долю которых приходится порядка 5—6% суммы долга бывшего СССР.

    В рамках многостороннего меморандума, подписанного 1 августа 1999 года (V консолидация), практически завершена работа по реструктуризации официальной задолженности бывшего СССР со сроками платежей в 1999—2000 годах, а также просроченных с августа 1998 года процентов. Россией были подписаны двусторонние соглашения с Австралией, Австрией, Бельгией, Великобританией, Германией, Данией, Испанией, Италией, Канадой, Нидерландами, Португалией, США, Финляндией, Францией, Швейцарией, Швецией, Японией. С Норвегией соглашение парафировано. Внешэкономбанк осуществил выверку задолженности с уполномоченными организациями стран-кредиторов, по результатам которой парафировались протоколы требований, являющиеся приложениями к межправительственным соглашениям.

    ЛОНДОНСКИЙ КЛУБ КРЕДИТОРОВ

    Лондонский клуб — международное объединение частных коммерческих банков, сформирован в конце 70-х годов для решения проблем, возникших из-за неспособности ряда стран (в первую очередь развивающихся) регулярно обслуживать внешнюю задолженность.

    В отличие от Парижского Лондонский клуб занимается вопросами задолженности перед частными коммерческими банками, кредиты которых не находятся под защитой государственных гарантий или страхования. Основные методы решения долговых проблем: реструктуризация задолженности, отсрочка погашения, предоставление возобновляемых кредитов.

    Первое заседание Лондонского клуба было созвано в 1976 году в связи с проблемами Заира. Всего в 1981—1983 годах заключено 14 соглашений на $10 млрд, в последующие два года после разразившегося мирового долгового кризиса 1982 года — 47 соглашений на $130 млрд.

    В 1994—1996 годах Лондонский клуб осуществил реструктуризацию внешней задолженности Польши, Болгарии, Румынии, Венгрии, а также некоторых развивающихся стран (например, Бразилии и Габона), в 1999 году — России (задолженность Внешэкономбанка).

    В клуб сегодня входит около 600 коммерческих банков индустриально развитых стран мира. В составе Лондонского клуба 430 банков-кредиторов, связанных с Россией (Внешэкономбанком). Альянс этих банков возглавляет Банковский консультативный комитет (БКК), созданный в декабре 1991 года.

    БКК является органом выработки общих принципов по урегулированию задолженности России перед иностранными коммерческими банками — кредиторами СССР.

    В разные периоды в состав БКК входили следующие банки: Германия — Deutshe Bank AG, Frankfurt (председатель БКК), Dresdner Bank, Commerzbank AG; Италия — Banca Nazionale del Lavoro S.p.a., Banca Commerciale Italiana, Mediocredito Centrale; США — Bank of America NA, JP Morgan; Великобритания — Midland Bank p.l.c.; Япония — Bank of Tokyo-Mitsubishi (сопредседатель БКК), Dai-Ichi Kangyo Bank, Industrial Bank of Japan; Франция — Credit Lyonnais SA (сопредседатель БКК), Banque Nationale de Paris SA; Австрия — Bank Austria AG, Creditanstalt-Bankverein.