ВОЛОНТЕРЫ


Ирина КВАТЕЛАДЗЕ

Переизбрание действующему президенту Владимиру Путину на выборах 14 марта практически обеспечено. Все более или менее значимые и серьезные социологические опросы свидетельствуют о его безусловной поддержке населением страны. Именно с Путиным граждане России, к которым в ближайшие два месяца будут относиться не иначе как к избирателям, связывают собственные надежды — и на стабилизацию общей политической и экономической ситуации, и на улучшение личного материального и социального положения.
Что же касается других кандидатов, так или иначе заявивших о своих претензиях на президентское кресло, то они, по мнению некоторых экспертов, просто выполняют назначенную им Кремлем миссию.

Однако главная опасность грядущих выборов отнюдь не в отсутствии духа состязательности. Есть проблема посерьезнее. Социологические опросы показывают, что на сегодня политическая активность электората довольно низка. И если ситуация не изменится, то 14 марта поленившихся прийти на избирательные участки будет слишком много. Ну а если явка избирателей окажется ниже 50%, выборы просто признают несостоявшимися.

В значительной степени поэтому никто из прежних политических лидеров, реально претендовавших на президентский пост, не захотел участвовать в нынешней президентской гонке.

Кремль срежиссировал думские выборы, и демократические партии правого толка, СПС и «Яблоко», их проиграли. Причем уход «Яблока» с политической арены весьма и весьма неприятен. В СПС нет лидера, имеющего хоть сколько-нибудь весомый авторитет на Западе. Тогда как Явлинский, будучи политиком откровенно прозападного типа, таким авторитетом располагает.

Его отказ от участия в президентских выборах — своеобразная месть Кремлю. Тем более действенная, что именно Явлинский, согласно социологическим опросам, оставшись в паре с Путиным, способен отобрать у него максимальное количество голосов. Их, разумеется, недостаточно для победы на выборах. Однако именно они, эти отобранные голоса, и обеспечили бы реальную конкуренцию, а значит, и легитимность выборов в глазах международного сообщества. Но Явлинский, как известно, не умеет и не хочет договариваться с Кремлем. Так что действующей власти придется довольствоваться теми кандидатами, которые есть.

На ближайших выборах Путину будут противостоять, видимо, девять кандидатов. Пять независимых, выдвигающихся самостоятельно — Ирина Хакамада, Сергей Глазьев, Иван Рыбкин, Владимир Брынцалов и Анзори Аксентьев-Кикалишвили. И четыре партийных кандидата — Виктор Геращенко (блок «Родина»), Николай Харитонов (КПРФ), Олег Малышкин (ЛДПР), Сергей Миронов (Российская партия жизни).

Все они в той или иной степени демонстрируют свое почтительное отношение к Кремлю. Более того, проявляют редкое единодушие в понимании, что шансов на победу у них абсолютно нет.

Принципиальными, идеологическими оппонентами из девяти кандидатов, по мнению многих, можно считать лишь троих — Хакамаду из СПС, коммуниста-агрария Харитонова и Рыбкина, бывшего спикера Думы и секретаря Совбеза времен Бориса Ельцина.

Сначала было очевидно, что официальным конкурентом Путина на предстоящих выборах должен стать спикер верхней палаты парламента и один из лидеров Российской партии жизни Миронов. Он, кстати говоря, воспринял свое выдвижение партийным собранием как некое должностное поручение — бесстрастно и с готовностью подчиниться. И сразу сделал заявление в поддержку президента: «Когда руководитель, который пользуется доверием, вступает в борьбу, его нельзя оставлять в одиночестве. Нужно сплотиться вокруг него».

Подобные откровения в действительно трудной ситуации, сложившейся вокруг предстоящих выборов, выглядят весьма странно. И если ранее у Кремля еще были какие-то надежды, связанные с этой персоной, то столь подобострастные заявления нивелируют все усилия.

Так что теперь, по мнению некоторых аналитиков, Кремль делает ставку на другого кандидата — «самовыдвиженца» Глазьева, отводя именно ему роль главного оппонента. Причем это самовыдвижение грозит расколом блоку «Родина».

Кандидатом от блока является Геращенко, а о Глазьеве первое время говорили как о некоем «страховочном варианте». На тот случай, если по каким-то причинам ЦИК откажется регистрировать бывшего главного банкира страны. Однако на самом деле и Глазьев, и входящая в блок его Социалистическая единая партия изначально были против кандидатуры Геращенко. И все же пришлось остановить выбор на нем, чтобы достичь компромисса между двумя лидерами блока — Глазьевым и Рогозиным.

Интересно, что сначала аргументом против выдвижения Глазьева служило то, что его кандидатура не устраивала Кремль. Согласно данным социологических опросов, Глазьев наряду с Явлинским вполне способен реально конкурировать с Путиным. При этом он получает голосов несколько меньше, чем Григорий Алексеевич, зато отбирает у действующего президента больше. И якобы президентская администрация тогда сочла, что в условиях конкуренции с Глазьевым победа Путина будет недостаточно эффектной и блестящей.

Однако нынешние кремлевские политтехнологи отличаются умением мгновенно реагировать на изменение ситуации и принимать соответствующие решения. Слишком блестящая победа при полном отсутствии реальной конкуренции, как показывает анализ зарубежных СМИ, грозит Путину потерей авторитета. И ситуация была некоторым образом изменена.

Сейчас, во всяком случае, идет речь о том, что Глазьев готов договориться с одним из самых авторитетных коммунистов, Геннадием Семигиным. Первое время в КПРФ именно Семигина рассматривали в качестве кандидата на президентские выборы. Правда, большинство все же проголосовало за Харитонова.

В этой партии до сих пор немало сторонников Глазьева, равно как и людей, просто симпатизирующих ему. Кремль однажды уже расколол КПРФ — при помощи Геннадия Селезнева. Однако полностью уничтожать компартию сейчас стратегически невыгодно.

Для Запада Россия по-прежнему остается «красноватой» страной. И по мнению некоторых западных аналитиков, чтобы действительно выиграть президентские выборы, Путину их нужно выиграть именно у коммуниста (как в свое время их выиграл у Зюганова Борис Ельцин). В качестве такого коммуниста и выбран Глазьев.

К тому же отдельные обозреватели поговаривают, что положение Зюганова в КПРФ уже далеко не столь прочное, и еще более оно осложнилось после проигранных думских выборов. А это значит, что компартии нужен новый лидер.

Поэтому если сначала блок «Родина», и в том числе Глазьев, рассматривал президентские выборы 2004 года как некую раскруточную кампанию, то теперь ситуация изменилась.

Еще один интересный персонаж предстоящих выборов, хоть как-то претендующий на собственную роль, — Ирина Хакамада. Она также рискнула выставить свою кандидатуру самостоятельно, хотя многие считают, что Кремль приложил к этому руку.

По мнению Хакамады, опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что в российском обществе есть определенная стабильная часть, выступающая за демократию в европейском стиле, даже несмотря на то, что в период беспорядочного перехода от советского правления эти люди в ней во многом разочаровались. Ирина Хакамада сформулировала свою цель, заявив о стремлении объединить их в реальную оппозиционную силу: «Я хочу переломить господствующее настроение. Я хочу, чтобы люди поняли, что у них есть альтернатива». О том, насколько успешной будет ее инициатива, судить пока трудно.