Валентин МИРОШНИКОВ: «ВРАЧ — ПРОФЕССИЯ ОТ БОГА»


Беседу ведет Анастасия Саломеева

Астраханская государственная медицинская академия (АГМА) — старейший вуз Астрахани. В ноябре 2003 года ей исполнилось 85 лет. Здесь проводятся научные исследования, не прерывается и связь с практическим здравоохранением. Академия располагает хорошей клинической базой, многие ее сотрудники являются ведущими специалистами Департамента здравоохранения Астрахани, выполняют обязанности заведующих отделениями в больницах. Начальник Департамента здравоохранения и главные врачи основных лечебно-профилактических учреждений города входят в ученый совет АГМА.
О работе академии рассказывает ее ректор, заслуженный врач России, академик Российской академии естествознания профессор Валентин Мирошников.

— Валентин Михайлович, влияет ли статус старейшего вуза Астрахани на деятельность академии?

— Безусловно. Знаете ли вы, что наш вуз мог бы сейчас праздновать свое 300-летие? Когда я готовился к 85-летию АГМА, то просмотрел много архивных документов. И из них впервые узнал, что необходимость создания в Астрахани высшего учебного заведения декларировалась еще в начале XVIII века. Философ и математик Готфрид Вильгельм Лейбниц представил императору Петру I записку о том, что в Москве, Астрахани, Санкт-Петербурге и Киеве следует открыть университеты и академии. Значит, уже тогда Астраханский регион считался одним из важнейших на юге России. Однако прошло еще два века, прежде чем здесь появился первый вуз. В 1918 году В.И. Ленин подписал декрет о создании в нашем городе университета, в состав которого входил и медицинский факультет. Чуть позже этот факультет был преобразован в медицинский институт, а в 1995 году стал академией.

И вот начиная с 1918 года в наш вуз со всей страны стали приезжать выдающиеся ученые и медики, основавшие здесь собственные научные школы. Позже крупные научные школы формировались уже выпускниками Астраханского медицинского института. Среди них — профессор Юрий Семенович Татаринов, который являлся ректором нашего вуза. В Астрахани он сделал два из трех своих знаменитых открытий в области иммунохимии, ставших решающими в вопросе диагностики рака печени. Третье же открытие Юрий Семенович сделал уже в столице. Однако у нас осталась его школа, которая сейчас очень активно развивается. Собственную школу желудочной хирургии создал в академии и заслуженный деятель науки РФ профессор Виталий Григорьевич Вальтер. Многие наши бывшие студенты, ученики известных ученых, остались в альма-матер, кто-то из них также успешно работает в науке, кто-то занял руководящие должности в вузе.

— Это у вас такой принцип, что на управленческие позиции в академии назначают в основном бывших выпускников?

— Нет, не принцип, а скорее традиция. Дело в том, что у нас очень сильное студенческое научное общество (СНО). В академии постоянно проходят студенческие конференции и форумы международного уровня. Например, недавно проводились Всероссийский съезд судебных медиков, международная конференция «Экологическая морфология, экология и здоровье», весной прошлого года мы принимали VIII Поволжскую научно-практическую конференцию «Пути сохранения репродуктивного здоровья женщин». Такие мероприятия, как и пример выдающихся педагогов, подстегивают молодых — они равняются на старших коллег, стремятся продолжить их дело.

— Мне известно, что и сами вы продолжили эту традицию…

— Да. С третьего курса я был председателем СНО. В 1973 году после окончания лечебного факультета я поступил в аспирантуру. Через год окончил ее досрочно, защитив кандидатскую диссертацию. А с 1975 года стал работать ассистентом курса урологии нашего вуза.

Моя связь с институтом никогда не прерывалась надолго. В первый раз я покинул вуз в 1981 году, когда уехал в командировку в Южный Йемен. Но через три года, в 1984 году, вернулся. Руководил Центральной научно-исследовательской лабораторией (ЦНИЛ), лабораторией экспериментальной хирургии, защитил докторскую, организовал кафедру урологии и нефрологии и возглавил ее. Одновременно был назначен проректором вуза. Потом опять уехал за рубеж, на этот раз на два года. В 1996 году вернулся в альма-матер. Заведовал кафедрой, был проректором. А год назад, в январе 2003 года, меня избрали ректором академии.

— Планируете ли вы, как новый ректор, проводить в вузе преобразования?

— Конечно, мы уже к ним приступили. Еще в прошлом году нам удалось открыть три новых факультета: фармацевтический, подготовки медицинских сестер высшей квалификации, довузовского образования.

В последние годы наш регион активно развивается. Если раньше здесь в основном занимались рыболовством и огородничеством, то сейчас все это постепенно уходит в прошлое. Астрахань превращается в крупный промышленный центр, будущее которого связано прежде всего с добычей и переработкой нефти и газа. Однако изменение статуса области не проходит гладко. Возникают проблемы с экологией. Естественно, плохая экология сказывается на состоянии здоровья населения. Поэтому в единственном медицинском вузе региона необходима кафедра экологии, и скоро она должна открыться.

Появились предпосылки для развития еще одного нового направления в деятельности академии. Когда-то в Астрахани существовал филиал Центрального научно-исследовательского института эпидемиологии, пять лет назад в качестве структурного подразделения его передали нашему вузу. Он стал называться Научно-исследовательским институтом краевой инфекционной патологии Астраханской государственной медицинской академии (НИИ КИП). Институт располагает хорошими площадями, но они, к сожалению, долгое время не использовались. Уже в мою бытность ректором мы смогли сделать там ремонт и перевести туда ряд кафедр. В результате образовался крупный единопрофильный комплекс, в него вошли НИИ и кафедры инфекционных заболеваний, детских инфекций, микробиологии, общей гигиены. Это является базой для создания еще одного факультета — медико-профилактического (раньше такие факультеты называли санитарно-гигиеническими).

Необходимость его открытия в нашем регионе возникла давно. Астрахань ведь находится на пограничной территории: из разных стран сюда проникают инфекционные болезни. К тому же до сих пор в регионе существуют природные очаги чумы, холеры, клещевых лихорадок.

— Большинство отечественных вузов очень тяжело пережило пореформенные трудности. Как они сказались на деятельности вашей академии?

— Чрезвычайно сильно. Но даже тогда академия продолжала развиваться. Это заслуга моего предшественника — профессора Ивана Николаевича Полунина, более 15 лет проработавшего ректором вуза. При нем появились новые факультеты, кафедры, в том числе и кафедра наркологии, на ее базе мы открыли наркологический центр с клиническим отделением. Пять лет назад кафедра биохимии выиграла грант по президентской программе «Интеграция», за счет него мы создали учебно-научный диагностический центр (УНДЦ), позволивший не только повысить качество научных исследований, но и, самое главное, оказывать помощь практическому здравоохранению. Сегодня в УНДЦ делают анализы, которые не выполняет ни одно медицинское учреждение региона.

Три года назад при УНДЦ была создана лаборатория медицинской и экологической картографии. Как вы знаете, сейчас с помощью спутникового зондирования Земли можно выявить разломы в земной коре. Они влияют на многие показатели жизни человека, в том числе на заболеваемость, смертность, рождаемость. Важность таких исследований не только для здравоохранения, но и для экологии, газо- и нефтедобычи, сельского хозяйства, рыболовства признал губернатор области Анатолий Петрович Гужвин. Он предложил организовать на базе этой лаборатории ГУП «Геоинформационный центр», профинансировал покупку необходимого оборудования. Сейчас деятельность центра вышла за рамки академии, но дислоцируется он по-прежнему на нашей территории.

— По какому принципу осуществляется финансирование академии?

— К сожалению, в России пока только декларируется, что государство поддерживает образование. Все вузы, и в частности медицинские, финансируются очень плохо. Академия выживает лишь благодаря тому, что принимает часть студентов на коммерческой основе. Какие-то деньги приносят факультеты иностранных студентов и усовершенствования врачей. Научные исследования осуществляются за счет грантов, в том числе и областной администрации. Но, увы, всего этого недостаточно.

Кроме того, мы проводим на коммерческой основе ряд исследований в УНДЦ. В НИИ КИП разместилась ПЦР-лаборатория (ПЦР расшифровывается как «полимеразная цепная реакция»). ПЦР — метод молекулярной биологии, позволяющий находить в исследуемом клиническом материале небольшой участок генетической информации любого организма и правильно ставить диагноз. Она также будет работать на коммерческой основе. Собираемся заняться и микробиологическими исследованиями.

— Не влияют ли сложности, которые испытывает сегодня система здравоохранения, на число желающих поступить в академию?

— Нет. Напротив, число абитуриентов в нашем вузе год от года растет. Даже на коммерческое обучение существует конкурс. Молодежь охотно идет и в науку. Думаю, ребята понимают, что сложное время скоро пройдет и профессия врача станет уважаемой и хорошо оплачиваемой. Ведь врач — одна из самых благородных специальностей. Недаром говорят, что существует три занятия от Бога — учить, лечить и судить.

— У вас наверняка сформировались определенные управленческие принципы. Каковы они?

— Прежде всего это бережное отношение к студентам и сотрудникам. Если какой-то вопрос можно решить в пользу или против интересов студенчества, я всегда склоняюсь к первому варианту, на это ориентирую и преподавателей. Еще один принцип — открытость. У меня нет секретов от коллектива, как в финансовых, так и в организационных вопросах.

— Как вы решили связать свою судьбу с медициной?

— К этому меня подтолкнула жизнь. Мой отец серьезно болел. Ребенком я видел его страдания и очень хотел их облегчить. К моменту окончания школы я уже твердо знал, что стану врачом. Но с первого раза поступить в институт не удалось — не прошел по конкурсу. И первый год своей взрослой жизни я проработал санитаром во 2-й областной клинической больнице Астрахани. Познал медицину, что называется, изнутри. Потом поступил в вуз. Но из больницы не ушел, до шестого курса работал там по совместительству.

— Вы и сейчас не ограничиваете свою деятельность только одним направлением: практикуете как врач, занимаетесь научной работой, руководите кафедрой, вузом. Хватает ли на все времени?

— Отвечу вам словами одного очень мудрого человека. Когда-то я задал ему похожий вопрос. И вот что он мне сказал: «Чтобы все успевать, нужно позже ложиться и раньше вставать». Теперь я с ним полностью согласен.

Правда, с тех пор как стал ректором, мне в основном приходится посвящать себя организационной работе. Дел в академии много. Кафедра урологии также требует внимания. В клинике теперь бываю реже: только два раза в неделю провожу операции, консультирую.

А наука — как же ею не заниматься! Сейчас мною подготовлено шесть кандидатов наук, три аспиранта пишут диссертации, двое учеников приступили к докторским. Да и сам я продолжаю писать. У меня опубликовано более 200 научных работ, в том числе 12 монографий, касающихся наиболее актуальных проблем хирургии, урологии и организации здравоохранения.