РЕФОРМЕ — БЫТЬ!


Татьяна ПУДОВА

Первое, что поражает, когда заходишь в эту клинику, — отсутствие специфического больничного запаха. Из некоторых кабинетов даже доносится аромат… цветущего жасмина. Не встретишь здесь и привычных завалов историй болезни. Городская клиническая больница (ГКБ) № 1 г. Тольятти — единственное полностью комплексно компьютеризированное медицинское учреждение России. Доступ к информации открывается только по отпечатку пальца, считывающемуся биосканером, установленным на каждом рабочем месте. Отдаленные подобия таких приборов только-только начинают появляться в московских банках…

В больнице существует и свой цех по производству лекарств. В день выпускается 1,5 тыс. флаконов 20 наименований. Если в аптеках один флакон стоит, скажем, 18 руб., больнице он обходится в 2 руб., благодаря чему экономия достигает 5 млн руб. в год. Собственная прачечная сберегает 1 млн. руб., транспортная служба — еще 500 тыс.

Здесь используются все виды современной диагностики, в частности лучевая, ультразвуковая, эндоскопическая и др. Показатели оперативной активности самые высокие в городе и области — 80,5%. Причем 87% операций на брюшной полости выполняется лапароскопическим путем.

Можно еще много чего рассказать про эту больницу, сопровождая факты эпитетом «уникальный». Сами врачи говорят про свою клинику так: «Мы обогнали время». Именно ГКБ №1 г. Тольятти стала единственным медицинским учреждением России, получившим в 2003 году премию Правительства Российской Федерации «За достигнутые значительные результаты в области качества продукции и услуг и внедрение высокоэффективных методов управления качеством». При этом соревноваться пришлось не только с клиниками, но и с мощными производственными компаниями.

Хочется воскликнуть: «Чтоб все так жили!» Но далеко не каждое лечебное учреждение России может похвастаться подобным положением дел. То, что отечественное здравоохранение нуждается в реформировании, сегодня ни у кого не вызывает сомнений. Вопрос стоит по-другому: как оно должно проводиться? Главный врач ГКБ №1 г. Тольятти Виталий Гройсман утверждает, что знает ответ на этот вопрос.

— Виталий Александрович, так как же, на ваш взгляд, должна проводиться реформа?

— Начнем с того, что в 1992 году, когда в России приняли Закон об обязательном медицинском страховании (ОМС) и Конституция РФ гарантировала бесплатную медицинскую помощь, не учли одного: никакое государство не может себе такого позволить.

В большинстве цивилизованных стран существует три вида страхования. Первый — привычная нам система ОМС. Она обеспечивает всеми видами медицинской помощи неработающее население: детей, студентов, пенсионеров, инвалидов и безработных. Кроме того, предоставляет скорую и экстренную медицинскую помощь всем гражданам без исключения. Причем финансирование происходит за счет отчислений из единого социального налога и местных бюджетов. Лечение социально значимых заболеваний — за счет региональных бюджетов. Все это предусмотрено уже существующими законами.

В США, где неработающее население составляет 39 млн человек, на ОМС выделяется $45 млрд в год. Все остальные граждане подлежат обязательному корпоративному медицинскому страхованию (ОКМС). Это второй вид страхования, о котором у нас либо просто забыли, либо в 1992 году не было возможности его ввести.

И, наконец, третий вид — добровольное медицинское страхование (ДМС). Оно предназначено для обеспеченных граждан и предоставляет им право выбора лечащего врача, клиники, города и страны.

Если в России проводить реформу здравоохранения, введя эти три вида страхования, уверяю вас, никаких дополнительных средств из бюджета страны не потребуется.

— Руководство Минздрава РФ несколько раз заявляло, что обеспеченность ОМС составляет почти 90%. Это немаленькая цифра. Так может, нам и не нужно ничего реформировать, если денег вполне хватает?

— Не знаю, откуда взялись эти данные. Я делал расчеты по своей больнице, городу и области за период с 1993 по 2003 год. Обеспеченность ОМС у нас составляет не больше 30%. В каких-то регионах данный показатель чуть выше, а в каких-то — и того меньше. Сегодня при тех деньгах, которые перечисляются на ОМС, невозможно вылечить даже неработающих. Но оставлять их без помощи мы тоже не имеем права. Вот и приходится больным самим покупать лекарства, бинты, рентгеновскую пленку и т. д.

— Насколько я поняла, вы делаете основной упор на введение в России ОКМС? В какую сумму может обойтись компании страхование своих работников?

— В копеечную! Страховой взнос ОКМС формируется из 3% годового фонда оплаты труда работодателя — это всего 0,15% месячного ФОТа и 3% заработной платы самого застрахованного (не более 100—150 руб. в месяц на человека). Этого в настоящее время вполне достаточно для обеспечения нормальной бесплатной медицинской помощью всех граждан России. К тому же с введением ОКМС мы убьем сразу двух зайцев. Во-первых, предоставим медицине финансирование, а во-вторых, искореним коррупцию среди медицинских работников.

— Каким образом?

— Если пациент придет в государственную или муниципальную больницу с двумя полисами — ОМС и ОКМС, попробуй тогда хоть один врач взять с него даже рубль — может сразу отправиться в тюрьму. Поскольку при введении ОКМС объем средств на эту категорию больных увеличивается практически в три раза!

— Не получится ли так, что медицинская общественность окажется против корпоративного страхования?

— Нет, не получится. Потому что в этом случае вся медицина уходит из бюджетной сферы. А значит, отпадает необходимость платить врачам, исходя из тарифной сетки. Согласитесь, что оклад хирурга высшей категории в 1,2 тыс. руб. — настоящее издевательство! С уходом из бюджетной сферы мы сможем платить врачам столько, сколько они заслуживают.

Я сделал расчеты по Тольятти. Оказалось, что с введением корпоративного страхования здравоохранение города может дополнительно получать до 760 млн руб. в год. Учитывая, что в среднем болеет лишь 20% от общего числа работающего населения, а при эпидемиях — 30—35%, остаются выплаты еще 65—80% людей. За счет этих средств можно увеличить расходы на лечение категории неработающих.

Как видите, ничего сложного в этой схеме нет. Нужно лишь в гл. 25 Налогового кодекса РФ в термине «добровольное страхование» слово «добровольное» заменить на «корпоративное» — и проблема с финансированием медицинских услуг будет полностью решена.

— А кто, по-вашему, должен отвечать за сбор корпоративных страховых взносов?

— Взносы за добровольное страхование должна собирать страховая компания, что вполне логично.

Схему финансирования ОМС нужно оставить прежней, правда, желательно увеличить отчисления от единого социального налога с 3,6% до 5%. Но если мы введем ОКМС, то и такого увеличения не потребуется.

Что же касается корпоративного страхования… Здесь действительно имеется проблема. ЕСН — это два федеральных налога, которые поступают в Пенсионный фонд и Фонд социального страхования. А ОМС — региональный налог. Но все три налога собирает налоговая инспекция. В тех регионах, где есть областная и федеральная инспекции, а также инспекции газовых и нефтяных отраслей, получить какую-либо информацию по отчислениям становится невозможным.

На мой взгляд, правильно было бы создать Министерство РФ по здравоохранению и медицинскому страхованию, объединив Минздрав и Фонд обязательного медицинского страхования, и поручить ему помимо сбора средств по ОМС страховать работающее население. В этом случае государственные деньги будут оставаться в государственных руках, а не у частных страховых компаний, что исключит их необоснованное использование.

— Вы являетесь депутатом Самарской губернской думы. Не пытались свою идею «пробить» хотя бы на региональном уровне?

— Это проблема не регионального, а государственного масштаба, поскольку нужно вносить изменения в Налоговый кодекс РФ, а не в местные законы. Однако проблема требует решения уже сегодня. К примеру, наша больница в 2003 году получала из бюджета деньги исключительно на зарплату и ни копейки на медикаменты. Только благодаря Пенсионному фонду РФ, который выделил нам деньги, у нас появились небольшие средства на медикаменты. Финансирование медицинских услуг в территориальной программе по здравоохранению Самарской области в 2004 году сократилось на 440 млн руб. Откуда здесь взяться качественной медицинской помощи? И я уверен, в других регионах ситуация не лучше. Я изучил проект Закона об ОМС, подготовленный Госдумой третьего созыва для первого чтения. На мой взгляд, в проекте просто заменены некоторые слова старого закона, денег от этого, понятно, не прибавится.

К сожалению, если добиваться внесения изменений через Госдуму, процесс растянется лет на пять. Поэтому я и пытаюсь достучаться непосредственно до нашего президента. Подобно тому, как ввели обязательное страхование автогражданской ответственности, надо поступить и в медицине. После внесения изменений в законодательство, желательно указом президента, можно будет с полной ответственностью заявить: дети, пенсионеры, инвалиды и студенты лечатся в нашей стране бесплатно, также бесплатно оказывается медицинская помощь всем остальным гражданам России при наличии у них двух полисов — ОМС и ОКМС.

СПРАВКА «БОССа»

Городская клиническая больница № 1 г. Тольятти рассчитана на 555 коек, имеет отделения: хирургическое, терапевтическое, неврологическое, два урологических, колопроктологическое, эндокринологическое, отделение искусственной почки и др. Здесь работают 137 врачей, 375 медицинских сестер. Сотрудниками больницы являются четыре заслуженных врача РФ, один доктор медицинских наук, 23 кандидата медицинских наук, пять соискателей степени доктора медицинских наук, десять соискателей степени кандидата медицинских наук. Более 20 сотрудников имеют авторские свидетельства и патенты РФ на изобретения.

***

Виталий Александрович Гройсман приехал в Тольятти в 1967 году после окончания Ставропольского медицинского института. Начинал хирургом-стоматологом в детской стоматологической поликлинике, затем работал главным врачом в городской стоматологической поликлинике № 3. В начале 80-х годов был помощником генерального директора ВАЗа по здравоохранению и спорту. С 1982 года — главный врач городской клинической больницы № 1 г. Тольятти.

Мастер спорта по спортивной акробатике, заслуженный тренер СССР и России, воспитавший 29 чемпионов мира и Европы, за что занесен в Книгу рекордов Гиннесса. Почетный гражданин Тольятти, заслуженный врач России, действительный член Российской академии естественных наук и Нью-Йоркской медицинской академии, доктор медицинских наук. С 2003 года — депутат Самарской областной думы.