ИТОГИ РОСТА


Сергей ИГУМНОВ, кандидат экономических наук, Виктор ПАВЛОВ, кандидат экономических наук

Аналитики единодушно признают, что экономические итоги 2003 года, пусть пока и предварительные, сложно оценить однозначно.
С одной стороны, российская экономика продемонстрировала очень неплохие темпы роста, превысив первоначальный прогноз ВВП. С другой — так и не прошел синдром боязни кризиса.

Известный советский экономист напутствовал своих учеников тремя советами: «Никогда не предсказывайте динамику валютного курса. Никогда не предсказывайте цену акций и динамику фондового рынка. Никогда не предсказывайте цену на нефть». Все это справедливо и теперь, правда, можно добавить еще один совет: никогда не предсказывайте реальный рост ВВП.

ЧЕТЫРЕ ОШИБКИ МЭРТа

За прошедший год чиновники Министерства экономического развития и торговли в прогнозах итогового значения ВВП ошибались четырежды. Первоначально экономический рост оценивался правительством на уровне 4,5%, затем, в мае, его повысили до 4,6%, в июле — до 5,9%. В ноябре минувшего года сделан последний официальный прогноз экономического роста: он должен был составить 6,6%.

Однако уже теперь, по официальным данным, пусть пока и предварительным, можно сделать вывод, что в январе — октябре 2003 года реальный рост ВВП, по сравнению с аналогичным периодом предшествующего года, равнялся 6,7%.

И это не единственный успех российской экономики. По заявлению главы кабинета министров Михаила Касьянова, рост производительности труда в минувшем году составил более 7%, а рост реальных доходов населения — примерно 14%. Число граждан с доходами ниже прожиточного минимума сократилось на 4 млн человек — с 33 млн до 29 млн. Впервые за последние несколько лет инфляция удержалась в установленных рамках, а именно в 12%. Рост же инвестиций предполагается на уровне 11,2%.

Однако успехи успехами, но проблем, как известно, всегда больше. И главная заключается в том, что экономический рост попрежнему обеспечен в основном сырьевыми отраслями, самый «дорогой» вклад в экономический рост, как и в предыдущие годы, внесла нефть. Именно нефтяные компании выступают основными инвесторами российской экономики, которая только-только начала, что называется, консервировать свою сырьевую ориентацию.

Топливно-энергетический комплекс продолжает оставаться локомотивом российской экономики. А это значит, что она, как и раньше, не застрахована от кризисных явлений в результате падения мировых цен на нефть. Вследствие чего в ближайшие годы правительству необходимо будет решить проблему структурной деформации национальной экономики.

РЕЙТИНГ АВАНСОМ

Тем не менее международное рейтинговое агентство Мооdy’s впервые присвоило России «настоящий» инвестиционный рейтинг. Наша экономика оценена тремя буквами и одной цифрой — Ваа3. До этого букв было всего две, да и цифра была меньше — Ва2. Разница, выраженная этими делениями, огромна: двумя буквами обозначают исключительно спекулятивных инвесторов, тремя — настоящих.

В документах, определяющих правила размещения активов подавляющего большинства институциональных инвесторов, содержится жесткое требование: избегать спекулятивных вложений. Чтобы заработать такую оценку, России понадобилось семь лет.

Эксперты полагают, что главным «долгоиграющим» результатом присвоения инвестиционного рейтинга станет увеличение прямых иностранных инвестиций. При этом речь идет не о вложениях в акции действующих компаний, а о создании новых предприятий. В 2002 году в российскую экономику было инвестировано $2,6 млрд, в минувшем, по предварительным подсчетам, уже порядка $6 млрд. По мнению международных аналитиков, в 2005 году эта цифра может вырасти до $8—9 млрд, а в 2006-м — до $10 млрд.

Итак, международное сообщество официально признало, что считает российскую экономику привлекательной для инвестиций. Однако данный шаг выглядит все-таки как некий аванс, тем более что за минувший год наше правительство не слишком много сделало, чтобы добиться привлечения инвестиций. Понижение на 2% налога на добавленную стоимость и отмена пятипроцентного налога с продаж вряд ли можно считать прорывом в этой области, к тому же кабинет министров отказался от радикального снижения НДС и пересмотра ставки ЕСН (единого социального налога).

Предвыборный год, как известно, не лучшее время для снижения бюджетных доходов. А понижение ставок неизбежно привело бы к такому результату. Политические интересы, как и прежде, оказались важнее экономических. И все же сдвиги в экономике, произошедшие за последний год, скорее можно отнести к позитивным.

ИТОГИ ПО НОМИНАЦИЯМ

В последнее время стало модным подводить итоги года посредством объявления победителей в различных номинациях. Экономисты последовали общему примеру, и в конце декабря на пресс-конференции в «Александр-Хаусе» директор Института экономического анализа и советник президента по экономике Андрей Илларионов огласил некоторые предварительные экономические итоги 2003 года согласно номинациям.

Главным результатом года был признан рост ВВП. Следует отметить, что в России темпы роста экономики более низкие, чем в ряде стран, скажем в США. Так, за III квартал минувшего года экономика США выросла на 8,2%, что является самым высоким показателем за последние 20 лет.

Опережает нас по данному показателю и Китай, ВВП которого только за первые три квартала увеличился на 9,1%, а по итогам года эта цифра будет еще больше.

Среди десяти стран СНГ по темпам роста ВВП Россия занимает лишь шестое место, а по темпам прироста промышленного производства и вовсе девятое. Однако превышение прогнозных оценок на 2,2% свидетельствует о том, что российская экономика может расти существенно быстрее, чем полагают многие аналитики.

Более того, в минувшем году наша экономика получила дополнительные финансовые ресурсы от изменения цен на товары экспорта-импорта на сумму, эквивалентную 4% валового внутреннего продукта. Таким образом, эти дополнительные средства образовались исключительно за счет изменения внешнеэкономической конъюнктуры, то есть за счет увеличения импорта потребительских и инвестиционных товаров.

Идеей года стала идея удвоения ВВП за десять лет за счет повышения глобальной конкурентоспособности российской экономики.

Эта задача была поставлена перед правительством президентом Владимиром Путиным в его ежегодном Послании Федеральному собранию и вызвала бурную дискуссию, которая не затихает и по сей день.

Однако если в самом начале споры шли на уровне «нужно или не нужно», «можно или нельзя», «стоит или не стоит», то теперь они перенесены в плоскость конкретики. А именно: какие инструменты должны использоваться, какими способами и в какой последовательности лучше действовать, а также какие проекты для этого следует разработать.

Постановка данной задачи принципиально изменила так называемый горизонт экономических действий. Если в начале 90-х и государственная власть, и бизнес рассматривали прогнозные периоды в три и шесть месяцев, а к концу 90-х речь шла о трех-четырех годах, то сейчас и экономисты, и чиновники, и бизнесмены готовы говорить о перспективах развития на ближайшее десятилетие.

Кроме того, это позволило по-новому посмотреть на экономические процессы, идущие в других странах, а также иначе, более прагматично, оценить экономические курсы, проводимые там, причем уже применительно к России.

Решением года, касающимся внутриэкономического развития, было признано создание стабилизационного фонда в бюджете. Это важный институциональный шаг, направленный не только и не столько на текущую, сколько на будущую стабилизацию общей экономической ситуации в стране. Следует отметить, что создание такого фонда, пожалуй, первое масштабное решение правительства, способствующее регулированию экономики и решению кризисных экономических ситуаций не на текущий момент, а на перспективу.

Напомним, стабилизационный фонд — специальный государственный или международный фонд, оказывающий финансовую помощь в целях стабилизации экономики. Обычно он используется для предоставления кредитов предприятиям под низкий процент.

Самое значимое решение года во внешнеэкономической сфере — это отказ Российской Федерации от ратификации Киотского протокола в его нынешнем виде. На протяжении всего минувшего года было немало разговоров о том, что у данного документа нет научной основы. Кроме того, его реализация будет иметь для страны тяжелые экономические последствия.

Киотский протокол — первый международный документ, использующий рыночный механизм для решения глобальных экологических проблем. Главное в протоколе — количественные обязательства развитых стран и стран с переходной экономикой, включая Россию, по ограничению и снижению выбросов парниковых газов в атмосферу в 2008—2012 годах.

У России разрешенный уровень выбросов этих газов на 2008—2012 годы — 100% от уровня 1990 года (у стран ЕС в целом — 92%, у Японии — 94%, у США — 93%).

В настоящее время Киотское соглашение ратифицировали 38 стран. США и Австралия отказались от ратификации.

Киотский протокол в нынешнем виде накладывает серьезные, фактически непреодолимые ограничения на темпы экономического роста, что Россия себе позволить в настоящее время никак не может.

Событием года признано присвоение России инвестиционного рейтинга международным рейтинговым агентством Moody’s, которое мы уже анализировали выше.

Законом года был признан закон «О валютном регулировании». Он, безусловно, соответствует сложившейся в настоящее время в России экономической ситуации, предоставляя больше прав экономическим агентам по распоряжению выручкой от экспорта. При этом россияне получили возможность пользоваться личными доходами по всему миру.

Риски, которые несет закон, связаны в основном с отечественной банковской системой, в результате оказавшейся под более мощным конкурентным давлением со стороны иностранных банков.