Сергей МИТРОХИН: «СЕГОДНЯШНИЕ ОЛИГАРХИ — ЭТО ЧИНОВНИКИ»


Беседу ведет Ольга Редькина

Правые потеряли места в Думе и теперь могут выражать свое мнение более откровенно — в ближайшие два года рейтинг им не указ. Правда, и раньше партия «Яблоко», хотя и считалась правой, критикой правительства не гнушалась. Сергей Митрохин, член бывшей думской фракции «Яблоко» и заместитель председателя Комитета по вопросам местного самоуправления Госдумы третьего созыва, считает, что отношения между крупным бизнесом и государственной властью — это тоже бизнес. Но бизнес этот построен «на костях» приватизации, а потому для кого-то он будет неудачным. И скорее всего, в неудачниках останутся капитаны российского бизнеса.

— Сергей Сергеевич, возникла такая ситуация, когда бизнесу есть что терять, а новая администрация в приватизации крупных активов не замешана. Как вы оцениваете эту зависимость бизнеса от власти?

— Система взаимоотношений власти и бизнеса в России в общих чертах сложилась после президентских выборов 1996 года. Тогда образовался правящий блок высшей бюрократии и монополистической буржуазии, который мы сейчас и называем олигархией. Благодаря своей роли в тех выборах, крупнейший бизнес смог закрепить за собой полученные ранее «куски» советской собственности, получить новые и обрел возможность влиять на принятие важнейших решений государственной власти. Однако взаимоотношения постсоветского чиновничества и предпринимателей — это своего рода разновидность бизнеса, специфическая для России. Такой бизнес называется «коррупция». При Владимире Путине коррупционный бизнес начал изменять под себя бизнес коммерческий.

— Возникает другой вопрос: может быть, в России вообще несовместимы публичная политика и предпринимательство?

— Публичная политика как сфера жизни в нашей стране планомерно искореняется. В течение нескольких последних лет Кремль взял под контроль Государственную думу, уничтожил как самостоятельный орган Совет Федерации, ликвидировал политически значимые независимые СМИ. В результате последних выборов из парламента были выведены независимые реформаторские политические силы.

Предпринимательство и публичная политика сегодня абсолютно несовместимы, поскольку любая попытка со стороны бизнеса влиять на принятие государственных решений, помимо аппаратных «разводок», будет караться лишением собственности.

— Почему бы тогда крупному бизнесу не создать собственную партию вместо «подкормки» всех думских фракций?

— Крупные предприниматели, ведущие дела в России, не имеют возможности финансировать автономные политические силы, поскольку рискуют в этом случае повторить судьбу Ходорковского. Вопрос о том, почему одни и те же олигархи дают деньги «Единой России», Народной партии и «Родине», несуществен — это полностью подконтрольные Кремлю административные структуры. Для бизнеса это своеобразный налог, точно такой же, как финансирование чиновников, сидящих в Кремле и на Старой площади.

— В Кремле и на Старой площади сидят разные чиновники. Насколько правильно разделять окружение президента и правительство на группировки? Как они влияют на государственную политику?

— В бизнесе всегда есть конкуренция, в том числе и в коррупционном. Олигархическая власть неизбежно делится на конкурирующие кланы. Конечно, каждый из них «продавливает» выгодные для себя политические решения. Но главное, что эти решения принимаются в интересах кланов, а не общества. В результате страна деградирует.

— Тем не менее наши олигархи не брезгуют региональными выборами. Они хотят быть у политического руля и зачастую реализуют такие потребности на губернаторских постах.

— Это угасающая тенденция. По мере дальнейшего укрепления властной вертикали центральная власть будет более активно влиять и на результаты региональных выборов. Уже сегодня стать губернатором может лишь абсолютно лояльный бизнесмен. Не исключено, что в скором времени Россия вернется к практике назначения глав региональных администраций.

— Что вы можете сказать о знаменитой равноудаленности олигархов сегодня?

— Трех-четырех олигархов отстранили. Но олигархия — это не власть крупного бизнеса, это власть немногих. Сегодня олигархами стали коррумпированные чиновники, связь которых с крупным бизнесом ничуть не ослабла.

— Чем отличаются отношения с бизнесом Путина и Ельцина?

— Сращивание бизнеса и власти при Путине не ослабло. Однако главной силой данного процесса теперь выступает не крупный бизнес, а коррумпированные чиновники. Чем это может закончиться? Все большее число кремлевских бюрократов будут становиться крупными бизнесменами, оставаясь при этом чиновниками.